На доверии
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+. Автор: Евгений Краснов
Новые экономические реалии могут качественно изменить российский рынок франчайзинга.
Партнеры выпуска

Основные реалии потребительского рынка сегодня заключаются в резком падении покупательской активности и снижении чека, причем во всех сегментах. Все компании, работающие на рынке, вынуждены заниматься оптимизацией операционной деятельности. Рынок франчайзинга — в общем тренде. Резкое сокращение точек непродовольственного ретейла, закрытие точек общепита среднего ценового диапазона, рентабельность, в некоторых сегментах стремящаяся к нулю, — характерные признаки момента. Тем не менее, по подсчетам Российской ассоциации франчайзинга (РАФ), общая динамика роста франчайзинга с начала года составила 15%.

На место закрывшихся точек приходят более живучие фастфуды и FMCG-ретейл. В РАФ отмечают, что на рынке франчайзинга наблюдаются серьезное увеличение спроса на недорогие концепции, прежде всего в общепите, обоснованный спрос на франшизы продуктового ретейла и рост таких сетей, как «Пятерочка» или «Дикси». Но самый интересный позитивный тренд — появление соответствующей модели в нетрадиционных для российского франчайзинга областях, таких как услуги, производство и услуги производственного характера.

Принимали рынок

В 2014 году оборот российского рынка франшиз оценивался, по разным данным, в сумму около $5 млрд, а его вклад в ВВП колебался от 1 до 3,5%. В начале 2014-го портал franshiza.ru сообщал о 1300 франчайзинговых концепциях и 74,6 тыс. франчайзинговых точках, работающих на рынке. Эксперты компании EMTG (BuybrandEXPO, информационный портал buybrandINFO) говорят о 700–1000 франчайзерах, работающих сегодня. Эксперты РАФ оценивают рынок примерно в 40 тыс. точек продаж по всем странам СНГ, а также в 1,5 тыс. действующих (если у компании есть хотя бы одна франшиза) и 2,5 тыс. заявленных франшиз (из которых около тысячи существуют лишь на бумаге). Росстат никакой статистики не ведет, а российский рынок постоянно меняется.

Некоторые участники рынка призывают смотреть не на цифры, а на качество брендов. «У нас в базе 2,5 тыс. франчайзеров, включая иностранных, — говорит Екатерина Сойак, гендиректор EMTG. — Но если говорить о концепциях, которые присутствуют на рынке больше пяти-семи лет, то это 300 компаний максимум. Это те, кто стоит на ногах, развивается и выстраивает долгосрочную стратегию и, в конце концов, работает». По мнению Екатерины Сойак, на рынке много компаний, у которых нет долгосрочной стратегии и понимания того, что франчайзинговая схема — это обоюдный процесс работы и принятия ответственности на себя. Имеется также целый пласт компаний, где ничего нет, кроме обещаний окупаемости за три месяца. И в этом смысле кризис может оказаться весьма отрезвляющим средством. Впрочем, оптимистичные прогнозы поддерживают не все — например, исполнительный директор РАФ Юрий Михайличенко отмечает активное появление «сырых» франшиз и сегодня. А поскольку никакого абсолютно четкого механизма регулирования, кроме собственно рыночного, в этой области нет, остается надеяться на то, что потенциальные франчайзи сегодня стали более разборчивыми и грамотными.

От кризиса к кризису

Сравнивая 2008 и 2015 годы, эксперты видят только одно совпадение — скорость снижения экономических показателей. «Кризис 2008 года сравнительно быстро был преодолен, — вспоминает Юрий Михайличенко. — Компании, прежде всего сетевые, имеющие запас прочности, оптимизировали свои внутренние процессы и на выходе из кризиса быстро заняли освободившиеся ниши. Это было время возможностей. Мы не теряли связей с мировыми процессами. Как только начался подъем в мире, быстро поднялась и наша экономика. Удачно совпала и динамика роста цен на нефть. Франчайзинг не просто выстоял — он выиграл многократно». Согласно данным РАФ, рынок франчайзинга с 2008 по 2014 год вырос в 2,5 раза. По подсчетам экспертов EMTG, по сравнению с 2009м рынок изменился и структурно. Если до 2008 года около 65% на нем занимал ретейл, а услуги и общепит делили поровну по 15%, к 2015-му всей рознице принадлежало около 45%, общепит вырос до 25%, остальное разделили между собой сфера услуг и иные секторы. Какой тренд будет сегодня, никто прогнозировать не берется. «Сейчас кризис, на мой взгляд, более продолжительный, глубокий и самостоятельно нами усугубленный. Поэтому и стратегия у франчайзинговых компаний другая. Нужно выжить, трансформироваться и занять рынок уже в другом качестве», — считает Юрий Михайличенко. Так или иначе, но осторожный оптимизм возможен хотя бы потому, что сейчас появляются шансы занять освобождающиеся ниши. А также активнее осваивать новые.

Точки роста

В кризис становятся популярными форматы низкого ценового диапазона, который эксперты определяют границами от 500 тыс. до 4 млн руб. Тут отмечаются серьезные перспективы роста у концепций вроде мини-кофеен и прочих розничных корнеров, причем не только продовольственных. Но главный тренд сезона-2015 другой: на рынке стали значительно чаще появляться франшизы, не связанные с традиционными видами деятельности по франчайзингу. Популярность набирают проекты, занимающиеся переработкой вторсырья (металл, бумага, ТБО), детские развивающие центры и дошкольные учреждения, медицинские офисы, сервисы и магазины для животных, компании, предлагающие грузоперевозки, и даже центры малой авиации. Эксперты РАФ прогнозируют рост сегмента услуг в геометрической прогрессии вплоть до достижения общемировых показателей (около 25% мирового рынка франчайзинга). По их мнению, рост будет обеспечиваться также за счет появления разнообразных видов сервиса — от персонального до b2b — за счет почти не освоенного франчайзингом сектора риелторских и туристических услуг. Кроме того, в РАФ предполагают активное развитие франчайзинга в области услуг производственного характера, таких как ремонт жилья, ЖКХ, ремонт аппаратуры, производство и фасовка стройматериалов. Начинают появляться также производственные и даже сельскохозяйственные франшизы, но их вряд ли будет много. Для таких отраслей важен не столько бренд, сколько технология и оборудование, поэтому во всем мире отрасли производства и переработки развиваются по классической лицензии, а не по франчайзингу.

Эксперты прогнозируют прирост франчайзи за счет собственников помещений, для которых цена открытия существенно ниже, чем для арендаторов. Но и классические, чаще некрупные инвесторы, вкладывающие собственные средства в целях их сохранения, сейчас исчисляются десятками тысяч. По мнению исполнительного директора РАФ, для рынка франчайзинга этого мало. «Мы считаем, что в России должно быть не менее 400 тыс. точек продаж франчайзинговых сетей до 2025 года. Это в десять раз больше, чем сегодня. Допустим, до 100 тыс. рост будет происходить за счет существующих предпринимателей — инвесторов. Потом рост может резко остановиться», — пророчит Юрий Михайличенко. И призывает всех, включая госорганы, несмотря ни на что, заниматься формированием нового класса предпринимателей, часть из которых станет франчайзи. Пока же увеличение количества предпринимателей и оборотов можно прогнозировать за счет регионов — именно там весь год отмечается бурная активность и тех, кто покупает, и тех, кто продает франшизы. Российские регионы начинают осваивать даже те бренды, которые раньше открывали новые точки самостоятельно. «Президент ОАО «Росинтер ресторантс холдинг» Сергей Зайцев сообщил недавно, что холдинг готовится к выводу британской сети Costa Coffee в Сибирь, — рассказывает Екатерина Сойак. — Перед необъятными возможностями Сибири не устоял даже McDonald's — буквально на днях корпорация заключила первый в России крупный договор франчайзинга со структурами кемеровского ОАО «Инрусинвест». Рестораны McDonald's будут открываться по франшизе в Кемеровской, Новосибирской, Томской областях и Алтайском крае, а объем инвестиций в проект составит 3 млрд руб.».

Выходят франчайзеры и за пределы страны. Так, прием заявок на покупку франшизы открыла в Казахстане компания «Кофе СЭТ» — владелец мастер-франшизы австрийской Coffeeshop Company на территории России и СНГ. Питерская сеть дискаунт-баров Killfish недавно представи ла свою концепцию на выставке франшиз в Польше, российская сеть пироговых «Штолле» вышла на британский рынок, открыв свое первое франчайзинговое заведение в Лондоне. Кафе сети «Тревеллерс кофе», основанной в Новосибирске американцем Кристофером Тара Брауном в 2000 году, уже работают в Китае (а также в Азербайджане, Казахстане и на Украине). И даже если речь пока не идет о глобальной экспансии, то тенденция налицо.


5 новых проектов, планирующих выход на российский рынок общепита по франшизе*        

Chiсking (ОАЭ). Международный халяльный фастфуд, специализирующийся на блюдах из курицы. Инвестиции в одну точку $150–200 тыс., паушальный взнос — $20 тыс.

Star Kebab (Молдавия). Сеть ресторанов быстрого питания с кебабами. Инвестиции в одну точку: €5 тыс.

Coffeeshake (Россия, Москва). Мини-кофейни островного типа с качественным кофе и милк-шейками. Инвестиции в одну точку: $22 тыс.

«ВафлиЙогурт» (Россия, Санкт-Петербург). Сеть городских кафе с вафлями и йогуртами с различными наполнителями. Инвестиции в одну точку: 1 млн руб., паушальный взнос — 250–400 тыс. руб.

Popbar (США). Прилавки и кафе полного цикла, торгующие мороженым и сорбетами из натуральных фруктов на палочках («попсиклами») и замороженными йогуртами. Инвестиции в одну точку: $20 тыс.

Источник: Buybrand

 

ВКонтакте
Google+
Следующая статья
«Дорожная карта» бизнеса Buybrand Expo ведет свою историю с 2003 года и сегодня входит в пятерку крупнейших выставок франшиз в мире. Buybrand-2015 пройдет 22–24 сентября в Экспоцентре и представит 170 различных бизнес-моделей в инвестиционном диапазоне от 0,6 млн до 700 000 млн руб. Об особенностях франчайзингового бизнеса в сложных экономических условиях корреспонденту рбк+ рассказала генеральный директор выставки Екатерина Сойак. Рынок
Партнеры выпуска
Специальные предложения
Специальные предложения