Ледниковый период
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+. Автор: Ирина Лаврова
Надежды экономистов на то, что малый бизнес в третьем квартале 2015 года нащупал дно и дальше последует рост, не оправдались: показатель предпринимательской активности Индекс Опоры RSBI по итогам четвертого квартала 2015 года достиг минимальных значений с начала наблюдений.
Партнер выпуска
Фото: Getty Images Russia

«Предприниматели уже в какой-то степени адаптировались к ситуации, но спад продолжается, хотя и меньшими темпами. Ожиданий улучшения ситуации в четвертом квартале 2015 года пока нет», — отмечал осенью руководитель блока «Средний и малый бизнес» Промсвязьбанка Владимир Шаталов. Но ситуация не просто не улучшилась, она ухудшилась. Согласно очередному исследованию бизнес-настроений в сегменте микро-, малых и средних предприятий (Индекс Опоры RSBI), подготовленному совместно агентством Magram Market Research, Промсвязьбанком и «Опорой России», деловая активность в сегменте продолжает падать. По итогам четвертого квартала 2015 года индекс деловой активности достиг минимального значения 38,2 пункта, снизившись за три месяца на 4,6 пункта. Более того, индекс показал минимальное значение с момента старта наблюдений во втором полугодии 2014 года. Основной вклад в сокращение внес подындекс продаж: он упал с 43,5 пункта до 33,0.


И тебя посчитали     

Индекс Опоры RSBI (Russia Small Business Index) — индекс самочувствия МСБ. Измеряется ежеквартально и основан на данных опроса собственников более 2000 компаний в 19 регионах. Значение ниже 50 пунктов говорит о падении деловой активности, выше 50 — о росте.


Российские индикаторы больше применимы к специфике развития бизнеса в нашей стране, говорит доцент кафедры менеджмента РАНХиГС при президенте РФ Эмиль Мартиросян. Например, они учитывают, что российский малый и средний бизнес — это сервисные компании, а не высокотехнологичные, как во всем мире, отмечает он.

Любопытно, что в третьем квартале лишь 27% предпринимателей прогнозировали падение выручки в четвертом квартале, однако реальность оказалась намного пессимистичнее ожиданий: падение продаж зафиксировали 50% опрошенных компаний сегмента малого и среднего бизнеса.

Слабые плюсы слабого рубля

Подавляющая масса предпринимателей, задействованных в сфере торговли, услуг и общественного питания, почувствовала сжатие покупательского спроса, говорит президент Национального института системных исследований предпринимательства Александр Чепуренко. Девальвация, которая могла бы принести пользу отечественным компаниям, лишь усугубила ситуацию. По данным опроса «Опоры России», 46% из них зависят от зарубежных поставок и сейчас они пытаются найти дешевые аналоги.

Даже если в целом прогноз для компании благоприятен, все равно есть процессы, которые страдают от дешевеющего рубля, подчеркивает Андрей Кривенко, генеральный директор сети магазинов продуктов для здорового питания «Избенка» и «ВкусВилл». «У нас уже два года идет сопротивление росту закупочных цен на продукты. Мы работаем с небольшими производителями из регионов. При любом экономическом толчке они норовят поднять цены», — рассказывает он.

Производственный малый бизнес, который что-то экспортирует, возможно, и почувствовал бы эффект от девальвации, но такого бизнеса в России очень мало, подчеркивает Чепуренко. Сами же производители говорят о росте издержек.

«В себестоимости сырого молока есть компоненты, привязанные к валюте: часть комбикормов, удобрений, ветеринарные препараты, сельхозтехника и запчасти. Упаковка и этикетки для нас также подорожали, а покупатели становятся более бережливыми», — делится проблемами Владислав Чебурашкин, гендиректор компании «Братья Чебурашкины» (Подмосковье, производит молочную продукцию).

Еще одна проблема, возникшая из-за кризиса и обвала рубля, — неплатежи, рассказывает Алексей Феклистов, директор компании «Эдельвейс СМ» (Волгоградская область, монтажные работы): «Как и в прошлый кризис, сейчас у нас работы много: строятся новые заводы, реконструируются старые, особенно это касается производства продуктов питания. Но все хотят подешевле, и начались неплатежи заказчиков».

Из-за девальвации страдают даже те компании, которые работают с госзаказом. По словам Тагира Ваисова, владельца и гендиректора ООО «СЗСТ» (Санкт-Петербург, строительство), его компания участвует в тендерах на госзаказ и сейчас цены в новых лотах выше, чем в прошлом году, на 22%.

При этом строительные материалы подорожали почти вдвое. «Госкомпании и структуры не успевают пересчитывать прайсы, исходя из новых реалий. Да и не всегда хотят, поскольку их цель — сэкономить деньги», — сокрушается он.

Региональный аспект

Из-за падения покупательского спроса, неплатежей и всеобщей экономии страдают предприниматели как в регионах, так и в двух столицах. Но вести бизнес в регионах по-прежнему сложнее. «Могу сказать, что в нашем городе работать проще, чем в регионах — там больше коррупция», — признается Тагир Ваисов из Санкт-Петербурга.

Региональные бизнесмены смотрят на рынок городов-миллионников как на перспективный путь развития — они могут предложить там более интересные цены, чем местные игроки. По словам директора компания Web Inside (Курск, разработка сайтов) Сергея Озеранского, его компании хотелось бы выйти на эти рынки с реальными проектами. «Пока мы нацелены на бизнес в Курске, в первую очередь потому, что здесь подобного качества сайты почти не делают», — говорит он.

«Столица хороша масштабом. Здесь найдутся поклонники даже на самую странную бизнес-идею. С другой стороны, там высокая конкуренция, поэтому для начинающих предпринимателей важно выбрать идею свежую, чтобы удивить рынок», — отмечает Андрей Кривенко.

Кадровый вопрос

По данным Индекса Опоры RSBI, кадровая составляющая индекса (замеряет рост зарплат и найм персонала) в четвертом квартале 2015 года хотя и незначительно, но выросла, хотя по-прежнему находилась ниже 50 пунктов (49,9 пункта). Кварталом ранее показатель падал и составил 49,7 пункта. Он впервые за всю историю наблюдения из зоны роста (выше 50 пунктов) перешел в зону падения (ниже 50 пунктов).

В конце 2014-го — первой половине 2015 года предприниматели не стали активно сокращать персонал, поскольку надеялись, что кризисные явления в экономике рано или поздно закончатся. Немного росли и зарплаты. Во второй половине 2015 года стало понятно, что новый кризис — долговременный. Это вынудило предпринимателей начать понемногу увольнять сотрудников; замедлились и темпы роста оплаты труда.

По мнению Александра Чепуренко (НИСИПП), масштабных сокращений не должно быть и в следующем году: «Думаю, надо смириться с тем, что значительная часть малого, да и среднего бизнеса уйдет в неформальную активность. Зато хоть рабочие места сохранят людям», — говорит он.

При этом даже высвободившиеся на рынке кадры не решают давних проблем — найти квалифицированных специалистов по-прежнему тяжело. Например, в холдинг «Братья Чебурашкины» ключевых специалистов собирали по всей стране, причем только по рекомендациям, рассказывает Владислав Чебурашкин. Многих, по его словам, привлекали программой жилья и качественными рабочими местами.

Еще один выход для производителей из МСБ — обучить кадры самим. «Те, кого выпускают из университетов, не могут работать в IT: студентам государственных вузов дают старую базу. Поэтому я готов растить себе программиста сам», — говорит Сергей Озеранский из Web Inside.

Банковские ставки на зеро

Подындекс доступности финансирования находился на крайне низких значениях с самого начала наблюдений. При этом по сравнению с первым кварталом 2015 года значение подындекса доступности финансирования показало положительную динамику: с 36,8 пункта он достиг 41 пункта. Причины — снижение ключевой ставки ЦБ с 17 до 11% годовых и стабилизация кредитных ставок для малого бизнеса.

Но на практике в 2015 году ситуация ухудшалась: если в третьем квартале 2014-го 24% опрошенных предпринимателей активно использовали заемные средства банков, то год спустя — всего 10% (минимальное значение — 8% — было зафиксировано в конце 2014-го). Причина — подорожание кредитов, а также ужесточение условий их выдачи из-за роста риска невозвратов.

Предприниматели стараются избегать кредитных средств. Стоимость кредитных денег непомерно высока, говорит Владислав Чебурашкин. «Мне сейчас проще договориться с частными лицами: если у них есть деньги, я им предлагаю доходность депозита в банке. Им это интересно, поскольку банки через день закрываются», — говорит Тагир Ваисов. А Андрей Кривенко («ВкусВилл») заявляет, что если собственных средств для открытия новых магазинов не будет хватать, «мы просто перестанем их открывать, но в кредиты не полезем».

Перспективы рынка

Что можно сделать для улучшения ситуации с доступностью кредитов? Экономически замотивировать банки кредитовать малый бизнес, как это делается, например, в Европе. Так, аллокация капитала по кредитам малому и среднему бизнесу в ЕС гораздо меньше, чем в России. В ЕС ввиду «важности малого предпринимательства для экономики» для ссуд малым предприятиям действует понижающий коэффициент 0,76, в результате чего такие кредиты меньше давят на капитал банка при расчете нормативов. Кроме того, к кредитам, обеспеченным недвижимостью, применяется дополнительный понижающий коэффициент (0,5). В результате европейским банкам выгоднее кредитовать небольшие фирмы и предпринимателей. Стандартные требования Банка России предполагают, что кредиты малому и среднему бизнесу учитываются при аллокации капитала банка с коэффициентом риска 100%. В рамках перехода России к новому стандарту «Базель III» банковскому сообществу удалось убедить ЦБ снизить коэффициент риска со 100 до 75% по кредитам малому бизнесу.

Но льгота действует не для всех кредитов, выданных предпринимателям, — только до 50 млн руб. и суммой не более 0,2% от портфеля кредитов малому бизнесу. Подобное правило существенно ограничивает количество кредитов, на которые распространится пониженный коэффициент аллокации; как результат, российские банки не получили существенного стимула для расширения кредитования малых и средних предприятий.

Впрочем, 2015 год принес предпринимателям и несколько хороших новостей. Так, была утверждена стратегия развития Национальной гарантийной системы поддержки МСП. С ее помощью планируется обеспечить 149 тыс. компаний сектора гарантиями на 900 млрд руб.

до 2020 года. Создание государственной Корпорации МСП и системы госгарантий — важный шаг: он даст доступ компаниям этого сектора к государственному заказу на миллиарды рублей, говорит президент «Опоры России» Александр Калинин. Президент РФ подписал закон о трехлетнем моратории на проверки малого бизнеса — до 31 декабря 2018 года, а правительство ввело мораторий до 1 января 2019 года в отношении части неналоговых платежей (в частности, утилизационного сбора). Кроме того, антикризисный план правительства будет содержать большой блок по поддержке МСП в 2016 году, доложил вчера президенту первый вице-премьер Игорь Шувалов на совещании с правительством. По данным РБК, из 96 различных пунктов поддержки более 20 касаются малого и среднего бизнеса. Документ, в частности, предполагает бессрочное продление ЕНВД после 1 января 2018 года, установление единого норматива вычета по налогу на имущество, рассчитываемому по кадастровой стоимости, увеличение порога применения спецрежимов до 120 млн руб.

Тем не менее пока издержки российского бизнеса от бюрократических процедур составляют до 789 млрд руб. в год, — такие данные привел на конференции «Регуляторная политика в России» в декабре 2015 года замминистра экономического развития Олег Фомичев. А предприниматели ощущают существенное ухудшение условий для ведения бизнеса и не ждут улучшения в перспективе ближайших трех месяцев. В настроениях авторов исследования оптимизма тоже пока не много: cлишком велики риски дальнейшего снижения спроса и потери выручки — этого опасаются 42% опрошенных предпринимателей. «Потребители продолжают сокращать расходы, что и привело к ускорению темпов сокращения выручки у предпринимателей в конце прошлого года. В начале 2016-го этот тренд может продолжиться», — отмечает Владимир Шаталов.

 

ВКонтакте
Google+
Следующая статья
Против тренда Экономический кризис потрепал все компании. но опытные предприниматели научились извлекать пользу из неизбежных спутников кризиса — девальвации, проблем с импортом, необходимости снижения издержек. Они не боятся ни региональных особенностей ведения бизнеса, ни сложных условий, которые им создает государство. Решения
Партнер выпуска
Специальные предложения
Специальные предложения