Ваш браузер использует блокировщик рекламы
Он мешает корректной работе сайта.
Добавьте rbcplus.ru в белый список. Как это сделать.
«Мы можем дать второе дыхание Западной Сибири»
Материалы выпуска
За гранью конкуренции Рынок «Мы можем дать второе дыхание Западной Сибири» Инструменты Опасная зависимость Решения
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Материалы выпуска
«Мы можем дать второе дыхание Западной Сибири»
О том, как новые технологии могут вдохнуть жизнь в старые месторождения Западной Сибири, в интервью корреспонденту РБК+ Ивану Козлову рассказал генеральный директор Salym Petroleum Development Алексей Говзич.
Фото: Пресс-служба

— Страны — экспортеры нефти, включая Россию, активно обсуждают перспективы замораживания объемов добычи. Поможет ли такое решение стимулировать рост цен?

— Пока что это обсуждение находится на уровне намерений, и о результатах говорить рано. Но заморозка действительно позволит установить более высокую равновесную цену нефти и вернет стабильность на рынок. Кроме того, подобное решение позволит ОПЕК наконец-то проявить себя, так как последнее время организация хранила молчание и существовала больше де-юре, чем де-факто. Цены реагируют даже на простое упоминание о возможной заморозке добычи, и я думаю, что такая ситуация сохранится как минимум до декабря 2016 года, когда в Вене пройдет очередное заседание картеля.

— Сколь сильно западные санкции, запрещающие поставку в Россию технологий для добычи труднодоступной нефти, повлияли на наш рынок?

— Вначале, конечно, мы почувствовали это очень сильно, потому что все случилось буквально за ночь, никто к этому не был готов. Однако российские сервисные компании адаптировались к новым условиям достаточно быстро — всего за три-четыре месяца, и теперь отечественные производители предоставляют услуги на достаточно высоком уровне. На данный момент мы не чувствуем какого-то недостатка в технологиях и отсутствия доступа к каким-то новым наработкам. Отечественное оборудование активно применяется в строительстве скважин, включая измерительные приборы и всю телеметрию. По нашим подсчетам, до 80% нашего бюджета мы тратим на российского производителя.

— Ваша компания работает в Западной Сибири, где большинство месторождений уже прошло пик добычи. Насколько остро стоит проблема истощения запасов?

— Добыча компании была на пике в 2011 году, на уровне 8,4 млн т. С тех пор она из года в год снижалась на 10%. Однако в 2015–2016 годах нашей команде удалось развернуть тренд падающей добычи. Если в прошлом году мы остановили темпы падения, добыв 6,1 млн т нефти, то в этом году выходим в рост — 6,145 млн т. Кому-то этот рост может показаться незначительным, но он совершенно не характерен для месторождений на третьей-четвертой стадиях разработки, на которых находится наша компания.

Это стало возможным благодаря комплексной разработке месторождений. Мы не только плотно работаем с существующей ресурсной базой Салымской группы месторождений, но активно ищем возможности по ее приращению. В частности, в 2016 году впервые в истории компании мы получили новый лицензионный участок на проведение поисково-оценочных работ — Южно-Ямской, прирастили территорию Западно-Салымского месторождения за счет части Восточно-Шапшинского участка из нераспределенного фонда недр. Мы вводим в разработку новые, более глубокие, пласты, а также интенсифицируем геологоразведку, и это уже дает результаты. Пробуренная в этом году разведочная скважина подтвердила перспективность юго-восточной части Верхнесалымского месторождения.

— Какие современные технологии нефтедобычи ваша компания сейчас активно использует и планирует использовать в будущем?

— Мы хотим думать о себе как о прогрессивной компании и потому используем несколько прорывных технологий добычи. Во-первых, мы начали широко тиражировать технологию бурения боковых стволов и горизонтальных скважин — это уже известные методы работы, которые вся индустрия использует, просто в силу каких-то обстоятельств они далеко не везде применяются. Во-вторых, мы используем погружное оборудование нового поколения, которое позволяет существенно сократить затраты на подъем жидкости из пласта. В-третьих, весь наш фонд скважин (а это более тысячи единиц) оборудован единой системой удаленного мониторинга и управления «Умные месторождения». С помощью этой технологии мы непрерывно оптимизируем работу скважин в режиме реального времени. Наконец, мы являемся первой в России компанией, которая внедряет так называемую технологию АСП. В соответствии с этой технологией, которую мы запустили в 2016 году, для увеличения нефтеотдачи мы закачиваем в пласт не воду, а специальный коктейль, подобранный для конкретных геолого-технических условий, что позволяет добыть до 30% нефти больше, чем при традиционной схеме работы. Более того, при традиционном методе добычи до 60% нефти остается в резервуаре, однако новая технология позволит дать второе дыхание всем месторождениям Западной Сибири. Наша методика позволяет развивать и поддерживать добычу на существующей инфраструктуре, и уже со следующего года мы готовы тиражировать свою технологию.

— Насколько использование этой новой технологии увеличивает стоимость проекта и окупается ли в таком случае нефтедобыча при нынешних ценах на углеводороды?

— Технология АСП традиционно не является дешевой, ее применение значительно дороже, чем традиционные методы добычи. На сегодняшний день себестоимость добычи нефти таким методом составляет $20–25 за баррель, и при рыночной цене $40–50 за баррель после всех налогов и экспортных пошлин мы остаемся в минусе. Сегодня в отрасли идет дискуссия о возможном введении налога на добавленный доход, и мы эту инициативу очень поддерживаем. При таком подходе для полномасштабного внедрения технологии АСП мы сможем получить приемлемый общеотраслевой уровень доходности. Мы направили наши предложения в правительство и надеемся, что результатом совместной работы будет модернизация налоговой системы отрасли в том виде, который подойдет и государству, и недропользователям. Мы считаем, что подобная реформа даст новый импульс развитию нефтянки, который ей так необходим на текущем этапе развития.

Без реформы налогообложения технология АСП не имеет будущего. Мы уже инвестировали в пилотный проект значительные средства: взяли на себя риски и построили всю необходимую инфраструктуру, в том числе установку для смешивания коктейля АСП. В ближайшее время мы получим результаты пилотного проекта. По расчетам экспертов, благодаря этому методу можно за следующие 15 лет добыть на разрабатываемых нами месторождениях до 30 млн т нефти дополнительно, а по всему Ханты-Мансийскому округу — до 2,4 млрд т нефти.

— То есть вы готовы свою технологию предоставлять другим компаниям?

— В принципе мы не делаем из своих разработок какого-то секрета. Если другие игроки, оперирующие в том же регионе, будут заинтересованы, мы обязательно поделимся с ними опытом. К нам в ближайшее время приезжают коллеги из «Сургутнефтегаза»: будем их знакомить с технологией, рассказывать, делиться опытом. Метод АСП уже активно используется во всем мире: в Омане, Канаде, Китае, в том числе одним из наших акционеров — компанией Shell, мы являемся с этой точки зрения пионерами только в России.

— Насколько важным фактором для вашей компании являются требования к безопасности?

— Исторически мы уделяем очень много внимания технике безопасности и рассматриваем ее как неотъемлемую часть успешного бизнеса. В конце 2015 года мы решили подойти к проблеме с нового ракурса — стали больше всего внимания уделять личной безопасности, решили проникнуть в сердца людей, которые работают с нами, и привить культуру небезразличия. И такой метод сработал: с января по сентябрь, то есть почти 8,5 млн человеко-часов, мы отработали без единой травмы или потери трудоспособности. Это абсолютный рекорд вообще за всю историю существования нашей компании. 

×
Ваш браузер устарел
Пожалуйста, обновите его или установите новый.
Ваш браузер не обновлялся уже несколько лет. За это время некоторые сайты стали использовать новые технологии, которые он не поддерживает и не может корректно отобразить страницу. Чтобы это исправить, попробуйте установить новый браузер.