Материалы выпуска
Энергия сопротивления Решения В лучших традициях Инновации Погода в доме Инструменты «Каждый человек должен иметь доступ к энергии» Решения Подходы к отходам Экспертиза Тепло из мусора по-европейски Инновации «Для России программа возобновляемой энергетики — благо» Решения
Инновации
Материалы выпуска
В лучших традициях
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Автор: Алексей Сергеев
Фото: Руслан Шамуков /ТАСС
У России есть опыт новаторства в использовании возобновляемых источников энергии. Нужно «взяться за старое» и выбрать курс на низкоуглеродную экономику.

История успеха

В России у альтернативной энергетики серьезные традиции. Первая гидроэлектростанция появилась в стране еще в 1892 году на Алтае: электричество вырабатывали четыре деревянные турбины мощностью 45 кВт каждая. В 1930-е годы именно в СССР были запущены первые в мире ветрогенераторы, а в 1960-х годах здесь появились первые электростанции, использующие тепловую энергию Земли, — даже раньше, чем в Исландии. По данным Международного энергетического агентства (IEA), доля возобновляемых источников в энергомощности составляет в России около 18%, при этом из них около 98% приходится на гидроэнергетику. «Для развивающегося рынка показатель средний, но потенциал роста есть. С другой стороны, из-за особенностей ландшафта и климата у нас эта тема востребована менее остро, чем, например, в Китае. Значительная площадь нашей страны покрыта лесами, которые обладают высокой поглощающей способностью», — говорит директор департамента аналитики компании «Альфа-Форекс» Андрей Диргин. Китай этим похвастаться не может, поэтому для КНР возобновляемые источники энергии (ВИЭ) являются жизненной необходимостью. К 2021 году китайцы планируют выйти на 60-процентную долю ВИЭ в энергобалансе. По версии МЭА, Россия за аналогичный период приблизится лишь к показателю 22%.

«Возобновляемые источники энергии используются практически на всей территории нашей страны, но, как правило, это точечные проекты, а не массовое производство», — отмечает ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. Для этого есть объективные причины. Например, геотермальные источники энергии задействованы на Камчатке, приливная станция расположена в Мурманской области, а не на каком-либо внутреннем водоеме. Станции, использующие энергию ветра, имеются в разных регионах страны: в Калининградской области, Башкирии, на Чукотке и в Коми, то есть там, где достаточные воздушные потоки. Объекты фотовольтаики сооружаются в районах с большим количеством солнечных дней в году, то есть, как правило, на юге России. Есть в нескольких регионах страны проекты по строительству биогазовых установок, но им необходим значительный объем стабильно поставляемого сырья, поэтому в таких проектах в той или иной форме участвуют сельхозпроизводители. Сырье для таких установок может быть разным, что дает шанс на развитие этого сегмента ВИЭ в стране.

Государственный подход

Долгое время в России не было государственной программы по поддержке альтернативной энергетики, она была принята лишь в 2013 году. Согласно этому документу к 2020 году в России должно появиться около 1,5 ГВт солнечных станций, 3,6 ГВт ветряков и 0,9 ГВт малых ГЭС (позднее срок действия программы продлили до 2024 года). Первые результаты уже есть: инвесторы обязались построить солнечные электростанции общей мощностью 904 МВт. Конкурсы привлекли даже иностранцев, в первую очередь китайцев. Так, компания SolarSystems, входящая в китайскую Amur Sirius, заявила о планах инвестировать до $1 млрд в российские проекты в области солнечной энергетики. В общей сложности инвесторы из Китая планируют построить три станции с общей генерирующей мощностью до 175 МВт.

Крупные российские корпорации, в том числе принадлежащие государству, активно вкладываются в альтернативную энергетику. Так, «РусГидро», крупнейший в России оператор гидроэлектростанций, совместно с компанией Power China планирует наладить строительство мини-ГЭС. Общий объем инвестиций в проект составит $1,7 млрд до 2020 года. Кроме того, в планах «РусГидро» строительство 139 солнечных станций, 35 ветровых и двух ветропарков.

Развитием альтернативной энергетики активно занимается также корпорация «Роснано», которая готова предложить Китаю солнечные панели, — об этом заявлял на Петербургском международном экономическом форуме в июне 2016 года глава «Роснано» Анатолий Чубайс. Он рассказал также, что корпорация ведет переговоры, в том числе с китайскими партнерами, об инвестициях в российскую ветряную энергетику.

Ветряная и солнечная энергетика развиваются у нас, потому что есть требование государства и есть развернутая программа стимулирования таких проектов, говорит директор Центра энергосбережения и энергоэффективности, экологического и энергетического аудита ИОМ РАНХиГС Леонид Примак. Но у нас среднегодовая скорость ветра лишь 3–5 м/с, а уровень солнечной инсоляции — 500–700 Вт на квадратный метр. «Это очень мало и является естественным ограничителем развития ВИЭ», — считает эксперт. Однако, по словам Леонида Примака, современные технологии позволяют объединять все эти энергетические потоки — например, разработанная в РАНХиГС ветросолнечная технология позволяет в наших условиях получать до 600 Вт с квадратного метра ометаемой поверхности. Как следует из отчета Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (International Renewable Energy Agency, IRENA), опубликованного в конце 2015 года, совокупная мощность всех мировых установок по производству электричества с помощью солнечных панелей увеличится к 2030 году более чем в десять раз — до 1760–2500 ГВт по сравнению с текущим показателем 227 ГВт. При этом наиболее перспективными рынками аналитики агентства считают Россию, Бразилию, Китай, Израиль, Иорданию, Мексику, Филиппины, Саудовскую Аравию, ЮАР и Турцию. А российское Министерство энергетики и Государственная электросетевая компания Китая уже изучают перспективы совместного строительства ветропарков на севере Дальнего Востока. Проект предусматривает передачу электроэнергии по линиям ультравысокого напряжения в Китай.

«В свое время в России несколько групп экономистов делали оценки и расчеты стоимости сценария развития страны по традиционному пути и пути низкоуглеродной экономики. Итогом исследований стало понимание, что в долгосрочной перспективе мы получим заметную выгоду от внедрения новых «зеленых» технологий», — говорит президент — генеральный директор ИК «Русс-Инвест» Александр Бычков. В частности, по его словам, сценарий низкоуглеродного развития позволит существенно увеличить ВВП. Сдвиг в структуре экономики и инвестиций позволит ежегодно создавать на 3% больше высококвалифицированных рабочих мест в новых секторах экономики. Но для достижения этих целей необходимы инвестиции на 10–15% большие, чем в текущих сценариях развития, с учетом существенных вложений в стареющую энергетическую инфраструктуру. В конечном счете они позволят снизить на $30–50 млрд расходы на энергию, добавляет Бычков.

«В России необходимо разработать правила учета платы за углерод (выбросы в атмосферу. — РБК+) на уровне отраслей и городов, регионов», — считает генеральный директор агентства «Эс Джи Эм» Елена Долгих; необходимо также «разработать различные инструменты оценки вреда от выбросов парниковых газов». По ее словам, «чаще всего обсуждается тема платы за выбросы, но это лишь один из инструментов». Ущерб от выбросов у нас в стране на сегодня не оценен; известно, что, по данным Минприроды, ежегодные потери ВВП от загрязнения атмосферы в России составляют 4–6% ВВП, говорит Елена Долгих.

Правительство занялось разработкой проекта концепции стратегии низкоуглеродного развития России, которая должна быть готова к сентябрю 2017 года. Эксперты не исключают, что этот документ станет базой для ратификации Парижского климатического соглашения, подписанного Россией весной этого года.