Уголок стабильности
Материалы выпуска
Уголок стабильности Рынок Дальний Восток просит людей Решения «Мобильность кадров сдерживается отсутствием арендного рынка жилья» Инструменты С миру по гектару Инновации
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Уголок стабильности
Уровень безработицы в РФ регулярно снижается и соответствует результатам развитых стран. Однако, по словам экспертов, усредненные показатели не отражают региональных проблем и долгосрочных тенденций рынка.
Фото: Сергей Коньков/ТАСС

«Рынок труда в России в долгосрочной перспективе демонстрирует стабильное и поступательное развитие, особенно с точки зрения уровня безработицы», — говорит ведущий научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Александра Полякова. По ее словам, вплоть до 2000 года безработица в стране измерялась двузначными числами, а в XXI веке стабильно снижалась — за исключением кризисного 2009 года. Более того, в последний кризис ситуация также не усугубилась. На протяжении последних пяти лет безработица в ежемесячном представлении варьируется в интервале от 4,8% (август 2014 года) до 6,3% (январь и март 2012-го), оставаясь в пределах среднегодовых значений 5,2–5,6%, говорит Полякова. Стабильность проявляется и в гендерной структуре занятого населения: в 2016 году среди женщин в возрасте 15–72 лет доля занятых составляла 59,5–61,4%, а у мужчин — от 70,5 до 72,7%. При этом удельный вес женщин в численности занятого населения варьируется незначительно, составляя примерно 48,6%. Таким образом, в России, несмотря на кризис, одинаково трудоустроены мужчины и женщины — многим развитым странам о таком остается только мечтать.

«Стабильность российского рынка труда отчасти объясняется его высокой социальной значимостью, в связи с чем любые кризисные проявления сказываются прежде всего на длительности рабочего времени, уровне оплаты труда, но не на количестве рабочих мест. С другой стороны, российскому рынку труда присуща относительно высокая степень непрозрачности и неформальной занятости», — отмечает Александра Полякова. Иными словами, в период экономической нестабильности растет так называемая теневая безработица, когда часть людей переводят на неполный рабочий день или отправляют в неоплачиваемый отпуск. Более того, низкий уровень пособий по безработице не стимулирует жителей страны сообщать о своем безработном статусе государству.

В результате, по данным Росстата, в октябре 2016-го безработных в стране насчитывалось 4,1 млн, а уровень безработицы составлял 5,4% от численности рабочей силы. «Он немного поднялся с сентябрьской отметки 5,2%. Однако тенденция к увеличению занятости в целом прослеживается с первого квартала текущего года, когда данный показатель достигал 5,8–6%», — говорит аналитик ГК TeleTrade Марк Гройхман. По его словам, основной причиной этого можно считать общую относительную стабилизацию в экономике, а также сокращение темпов ее падения. Однако пока еще далеко до выхода на докризисную статистику лета 2014-го: 4,8–4,9% — именно такой уровень безработицы в мире считается нормальным для экономики.

«Российский рынок труда сейчас чувствует себя достаточно позитивно. Прирост вакансий в ноябре 2016 года к аналогичному периоду 2015-го составляет 5%. В абсолютном выражении в ноябре было каждый день доступно более 300 тыс. вакансий», — говорит руководитель службы исследований рекрутингового агентства HeadHunter Мария Игнатова. Однако, по ее словам, нужно отметить, что в начале декабря уже заметно, что работодатели снижают активность (минус 7% новых вакансий к октябрю), что приводит к росту конкуренции за рабочие места, поскольку соискатели, напротив, все так же активны. В частности, количество новых резюме в ноябре 2016-го увеличилось к октябрю на 1%. Таким образом, уровень конкуренции, то есть количество соискателей на одну вакансию, достиг показателя 7,3, что примерно равно показателю прошлого года.

Профессии будущего

В долгосрочной перспективе рынок труда, по словам экспертов, будет серьезно меняться. Одной из главных тенденций специалисты называют его поляризацию. «Как заметил французский экономист Жан Пизани-Ферри, технический прогресс делает бухгалтера безработным, помогает хирургу быть более продуктивным и не влияет на работу парикмахера», — говорит директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяна Клячко. По ее словам, поляризация рынка труда означает, что высокотехнологичных и низкоквалифицированных рабочих мест становится все больше, а средние по качеству рабочие места сокращаются за счет использования новых технологий. «Исчезают кассиры и «обычные» бухгалтеры, но остаются бухгалтеры-консультанты. Профессия официанта сохраняется не потому, что ее нельзя заменить на робота, а потому, что людям все же требуется человеческое общение», — объясняет Татьяна Клячко.

На сегодняшний день, по данным Марии Игнатовой, до 40% всех вакансий по России на портале HeadHunter приходится на сферу продаж. На втором месте находится IT-отрасль, включая разработку и телеком, с долей 12%, а на третьем месте по востребованности — банковская отрасль с долей 9%. «Отраслевые диспропорции выражаются прежде всего в дифференциации уровня оплаты труда по отношению к средней величине начисленной заработной платы», — говорит Александра Полякова. Так, в сентябре 2016 года минимальные средние зарплаты отмечены в текстильном и швейном производствах (49,9% от средней зарплаты по стране), сельском хозяйстве (62,3%), образовании (77,4%) и здравоохранении (79,9%). При этом средние максимальные зарплаты в добыче углеводородных полезных ископаемых превышали минимальные в 4,43 раза. «Если анализировать долгосрочные тренды, то может появиться спрос на профессии, связанные с разработкой и продвижением товаров из области интернета вещей. К 2030 году, а возможно, и раньше объем рынка всевозможных домашних роботов достигнет примерно триллиона долларов», — считает начальник управления торговых операций на российском рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко. Это создаст рабочие места не только для инженеров, программистов, дизайнеров, но для специалистов в маркетинге, финансах и продажах.

В региональном разрезе

Если посмотреть на региональную картину, то она окажется не такой радужной, как в целом по стране. «Разброс безработицы по регионам очень широк и зависит прежде всего от социально-экономического развития и состояния субъекта Федерации, а также от доли трудоспособного населения в общей его численности», — отмечает Марк Гройхман. Так, наименьший уровень безработицы на сентябрь текущего года наблюдался в Центральном федеральном округе (3,4%), а в Москве составлял 1,7%. Более того, вторая столица — Санкт-Петербург даже обгоняет первую с показателем безработицы 1,6% и лидирует среди регионов России, хотя при этом весь Северо-Западный федеральный округ дает 4,5%. В целом центральная часть страны и Урал, а также Дальний Восток более благополучны в этом плане, так как число безработных здесь варьируется в диапазоне 4,6–5,8% (в северокавказских республиках — 30%).

По словам Александры Поляковой, эффекты усреднения сглаживают региональные и отраслевые диспропорции на российском рынке труда. Так, в 18 регионах уровень средней заработной платы превышает среднероссийский показатель, причем в Чукотском, Ямало-Ненецком и Ненецком автономных округах более чем вдвое. В остальных регионах уровень заработной платы в среднем ниже, чем по стране в целом. По данным за третий квартал 2016 года безработица в 51 субъекте превышала средний по стране уровень, причем в шести регионах более чем в два раза: Ингушетии (30,2%), Чечне (15,9%), Туве (14,8%), Карачаево-Черкесии (12,6%), Калмыкии (11,6%) и Забайкальском крае (10,8%).

«Тренды на рынке, как правило, носят краткосрочный и локальный характер, однако на подготовку и переподготовку специалистов необходимо несколько лет. Спрос создают предприятия и целые кластеры, такие как игорные или особые экономические зоны», — говорит Георгий Ващенко. По его словам, на Дальнем Востоке создаются рабочие места в связи со строительством различных объектов на территориях опережающего развития. Сейчас это в основном само строительство, но в будущем появится необходимость в различных специалистах и рабочих в области энергетики, логистики и транспорте, сельского хозяйства, а также в сфере услуг. «По планам развития Дальнего Востока будет создано не менее 80 тыс. рабочих мест к 2020 году. Но, на мой взгляд, это слишком мало для региона, где официально безработных вдвое больше», — добавляет Георгий Ващенко.

При этом переезжать на новое место труда «из-за идеи» россияне пока не готовы. Согласно исследованию Центра социально-политического мониторинга Института общественных наук РАНХиГС, величина заработной платы является для жителей нашей страны основным фактором, определяющим их текущую занятость по основному месту работы, а содержание работы и ее полезность для общества находятся на втором плане. Если значимость величины заработка отметили 84% респондентов, то об интересном содержании работы заявили в два раза меньше опрошенных — 40,1%; около трети выбирают такие мотивы труда, как возможность быть в коллективе и полезность работы для общества — 31,4 и 30,4% соответственно. Таким образом, альтруистические и содержательные мотивы уступают по значимости материальным тенденциям в трудовом поведении. «Работа для российского населения является прежде всего способом зарабатывать деньги, что свидетельствует о прагматичном отношении к труду. Такая ценностно-мотивационная структура трудовой деятельности является стабильной для российского общества на протяжении уже нескольких десятков лет, начиная с 1990-х годов», — отмечают авторы исследования. В результате денежные стимулы пока невозможно заменить никакими другими.