Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Евразийское
 тяготение
Материалы выпуска
Евразийское
 тяготение Рынок «Совместные проекты участников ЕАЭС должны быть обоюдовыгодными» Решения Необходимо 
и недостаточно Решения Таможня получит добро Решения
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Евразийское
 тяготение
Евразийский экономический союз преодолевает препятствия, возникшие на старте. Дорогу экономикам альянса прокладывают нефтяники и металлурги.
Фото: Пресс-служба

Испытание кризисом

Евразийский экономический союз (ЕАЭС), созданный в 2014 году, столкнулся с серьезными трудностями. Предполагалось, что рождение новой организации простимулирует рост инвестиционной активности на постсоветском пространстве, но помешал кризис двух крупнейших экономик союза — российской и казахстанской.

По данным Центра интеграционных исследований Евразийского банка (ЦИИ ЕАБР), опубликованным несколько месяцев назад, в 2015 году объем накопленных прямых взаимных инвестиций (ПИИ) между странами ЕАЭС составил порядка $23,7 млрд. Это на 6,6% ниже, чем по итогам предыдущего года. При этом 2014-й также нельзя назвать успешным — тогда по отношению к 2013 году этот показатель вырос лишь на символический 1%. Для сравнения: в 2012 году объем ПИИ между странами, которые впоследствии стали членами — участниками ЕАЭС (Россия, Казахстан, Белоруссия, Армения и Киргизия), составил $27,6 млрд.

Если учесть, что два года назад ЕАЭС позиционировался как экономический альянс, который в перспективе сможет потягаться с Евросоюзом, то двухлетние итоги представляются весьма скромными. Организаторы провозгласили единый рынок услуг, единое таможенное пространство (введение единого таможенного тарифа), единую систему технического регулирования с унифицированными требованиями к товарам и услугам.

Кроме того, был создан целый ряд организаций, также призванных форсировать процесс экономической интеграции. Например, Евразийская экономическая комиссия, уполномоченная, в частности, на проведение антидопинговых расследований в ЕАЭС, Евразийский банк развития и др.

Основная причина не слишком резвого старта ЕАЭС, как уже сказано, в том, что с самого рождения ЕАЭС две крупнейшие экономики союза — российская и казахстанская — подвержены кризисным явлениям. Если Россия переживает сложности с 2014 года, то пик проблем Казахстана пришелся на 2015-й. Тогда была зафиксирована двукратная девальвация местной национальной валюты тенге. Неудивительно, что, по данным ЦИИ ЕАБР, больше всего российских инвестиций в 2015 году было направлено в третью по масштабу экономику ЕАЭС — Белоруссию ($8,3 млрд; это на $206 млн меньше, чем годом ранее). Для сравнения: в Казахстан за тот же период было инвестировано $7,1 млрд, что на $1,7 млрд меньше, чем в 2014 году.

Сказался и тот факт, что не все заявленные создателями союза решения получили полное воплощение. «Многие из задуманных союзных институтов в ЕАЭС находятся еще в процессе формирования», — подчеркивает председатель комитета «Деловой России» по делам СНГ и формированию единого экономического пространства Иван Поляков.

На текущий момент важнейшим проектом в рамках ЕАЭС является разработка договора о Таможенном кодексе, говорит Тимур Нигматуллин, аналитик (macro, IT & cons) группы компаний «Финам»: «Как обычно и бывает в случае установления наднациональных норм при экономической интеграции, страны-участницы стремятся выторговать для себя разного рода преференции, чтобы их экономика и их бизнес в меньшей степени пострадали от объединения и при этом они остались его бенефициарами. Наиболее заметные противоречия есть между РФ и Казахстаном как однотипными экспортно ориентированными экономиками. Насколько мне известно, в рамках последнего раунда согласований оставалось всего 11 разногласий. С такими темпами ТК может быть принят уже в 2017 году».

В скором времени начнут реализовываться и другие шаги в сторону интеграции. «В связи с этим можно отметить вопросы налогообложения. Например, сейчас подоходный налог с физического лица, работающего в другой стране ЕАЭС, взимается по той же ставке, что и доход резидентов данной страны. Чтобы достичь существенного прогресса для бизнеса в рамках унификации евразийского законодательства, необходимо принять пакет нормативных актов, направленных на создание общего финансового рынка союза, работа над которым уже ведется», — рассказывает Иван Поляков.

Вслед за лидерами

Пока получается так, что большая часть инвестиционных проектов, которые сейчас входят в статистику «активности в ЕАЭС», была начата еще до создания союза. И особого влияния на их реализацию и развитие новые правила регулирования на евразийском пространстве еще не оказали. Тем не менее на просторах ЕАЭС сегодня активно присутствуют многие российские корпорации.

В целом по итогам 2015 года, согласно данным ЦИИ ЕАБР, большая часть вложений в рамках союза пришлась на топливно-энергетический комплекс (42,6% общего объема взаимных инвестиций в рамках ЕАЭС), далее следует сектор цветной металлургии (12%). На транспорт и агропром приходится 8,8 и 6,5% вложений соответственно. Причина в том, что экономика Казахстана остается второй после России экономикой ЕАЭС, а большинство масштабных проектов в этой стране связано с добычей природных ресурсов.

Один из крупнейших российских игроков региона — ЛУКОЙЛ, который участвует в освоении месторождений Тенгиз и Королевское в Атырауской области, Карачаганак в Западно-Казахстанской и Кумколь в Кызылординской области. Кроме этого есть несколько проектов, совместных с казахстанской госкомпанией Кроме этого есть несколько проектов, совместных с казахстанской госкомпанией «КазМунайГаз». ЛУКОЙЛу также принадлежит компания LUKARCO, владеющая 12,5% Каспийского трубопроводного консорциума (КТК).

«Роснефть» совместно с «КазМунайГазом» участвует в освоении месторождения Курмангазы на шельфе Каспийского моря. В свою очередь, «Газпром» и «КазМунайГаз» разрабатывают Карачаганакское нефтегазоконденсатное месторождение.

«Русал» реализует в Казахстане проект по добыче каменного угля на разрезах «Богатырь» и «Северный». «Росатом» участвует в проектах по добыче природного урана на месторождениях Заречное (СП «Заречное») и Буденовское (СП «Акбастау»).

В развитие промышленной инфраструктуры на приграничной территории активно инвестирует Русская медная компания (РМК). В Казахстане действует дочерняя структура РМК — Актюбинская медная компания (АМК). Горно-обогатительный комбинат АМК был построен с нуля. В 2006 году была введена первая обогатительная фабрика АМК, а в 2010-м — вторая, которая увеличила общие производственные мощности комбината по переработке медной и медно-цинковой руд до 4,5 млн т в год.

Другим проектом стало освоение участка «Аралчинский» Весенне-Аралчинского месторождения. План отработки месторождения предусматривает строительство подземного рудника производительностью до 500 тыс. т руды в год.

Казахстанский дивизион РМК также включает предприятия «Коппер Текнолоджи» и «Казгеоруд», которое владеет правом на разработку медно-цинковых месторождений Лиманное и Кундызды общей производительностью порядка 4 млн т руды в год.

«Мы видим заинтересованность в наших проектах и с российской, и с казахстанской стороны, поэтому планируем увеличение объемов инвестиций в развитие казахстанского дивизиона — в ближайшие 20 лет они составят порядка 40 млрд руб.», — сказал РБК+ вице-президент РМК Дмитрий Говоров.

Понемногу закрепляются в Казахстане и российские автопроизводители. В Усть-Каменогорске реализуется проект по созданию автосборочного производства «Азия Авто Казахстан». С российской стороны в нем участвует АвтоВАЗ, а с казахстанской — ТОО «Бипэк Авто Казахстан». Завод будет с 2018 года выпускать такие модели, как Lada Granta и Lada Kalina, а в будущем — Lada Vesta и Lada XRay.

Группа ГАЗ совместно с казахстанским СемАЗом готовится наладить промышленную сборку своих моделей коммерческой техники. Поставка машинокомплектов для автомобилей «ГАЗель Next», «ГАЗель Бизнес», «ГАЗон Next», а также большегрузной техники «Урал Next» и автобусов начнется в 2017 году.

В Белоруссии российские корпорации более активно задействованы также в финансовых, IT и промышленных секторах. В ноябре 2013 года «Атомстройэкспорт» приступил к строительству Белорусской АЭС. Крупные проекты в стране реализуют российские банки, в том числе Альфа-банк и Сбербанк. С 2002 года в стране работает СП «МТС-Белоруссия» с участием российской телекоммуникационной компании МТС. Крупнейшими налогоплательщиками в Белоруссии являются компании с российским участием «Газпром трансгаз Беларусь»
 и «ЛУКОЙЛ Белоруссия».

Экономики Киргизии и Армении меньше, а потому и участие российского капитала здесь скромнее. Тем не менее армянские дочерние предприятия российских компаний — «Газпром Армения», «Электросети» («дочка» «Интер РАО») и «АрменТел» (дочернее предприятие «ВымпелКома») регулярно входят в топ крупнейших налогоплательщиков Армении. Планируются и новые проекты. Так, «Роснефть» участвует в СП по созданию производства бутадиен-стиролового каучука.

В Киргизии еще в 2014 году «Газпром» приобрел 100% акций «Кыргызгаза», владеющего газовой распределительной сетью в стране. В том же году «Роснефть» договорилась о приобретении аэропорта Манас.

Весьма вероятно, что через несколько лет, когда продекларированные планы по интеграции в рамках ЕАЭС будут в большей степени реализованы, а экономический кризис в России и других странах — участницах союза окажется хотя бы частично преодолен, статистические показатели инвестиционной активности на евразийском пространстве будут солиднее.

«Благодаря интеграционным процессам в странах ЕАЭС значительно упрощено ведение бизнеса, даже несмотря на исторически сложившиеся высокие коррупционные и бюрократические риски. В ряде случаев ведение бизнеса с точки зрения отдельных подрейтингов Doing Business Report в некоторых странах ЕАЭС даже лучше, чем в развитых странах. Наибольших успехов в этом отношении достигли Россия и Казахстан. В целом принятие Таможенного кодекса должно положительно повлиять на динамику совокупного ВВП ЕАЭС, в том числе за счет оптимизации товародвижения, отмечает Тимур Нигматуллин.