Материалы выпуска
Евразийское
 тяготение Рынок «Совместные проекты участников ЕАЭС должны быть обоюдовыгодными» Решения Необходимо 
и недостаточно Решения Таможня получит добро Решения
Решения
Материалы выпуска
«Совместные проекты участников ЕАЭС должны быть обоюдовыгодными»
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Фото: Пресс-служба
О сотрудничестве в рамках ЕАЭС, конъюнктуре мирового рынка меди и перспективах российской медной отрасли в интервью РБК+ рассказал президент Русской медной компании Всеволод Левин.

— В последнее время стало расти мировое потребление меди. Насколько устойчива эта тенденция, на ваш взгляд?

— Да, это так. Пусть рост не 9%, как мы наблюдали несколько лет назад, а на уровне 2–3%, но он есть. Большинство аналитиков сходятся во мнении, что начиная с 2017 года дефицит меди на рынке будет возрастать, поскольку существенное количество производств, имевших высокую себестоимость, закрыто, проекты приостановлены. Поэтому мы не только не боимся увеличивать объемы производства, но уверены, что наша продукция будет востребована.

— Чем объясняется снижение рынка, характерное для нескольких последних лет?

— Основным фактором, повлиявшим на снижение темпов роста потребления и производства меди, является замедление экономик Китая и США. Китайский фактор, возможно, даже первостепенен. На КНР приходится около половины мирового потребления рафинированной меди. В 2015 году этот показатель составлял 48%.

— Как скажется сегодня на зарождающейся позитивной тенденции то обстоятельство, что Китай обычно наращивает производство без оглядки на спрос?

— Китай, несмотря на лидирующие позиции в производстве меди, является также и крупнейшим ее импортером, который к тому же в последние годы активно увеличивал экспорт. Производственные мощности внутри страны действительно росли, несмотря на замедление темпов роста внутреннего рынка. Более того, экспорт китайской меди фактически поддерживали на государственном уровне. В 2016 году восемь крупных китайских производителей получили разрешение экспортировать медные катоды по схеме толлинга, что позволило им импортировать медный концентрат без уплаты НДС. В результате цены падали. Однако дальнейшего активного наращивания производственных мощностей в Китае пока не ожидается.

— Как пережили снижение рынка медной продукции российские производители?

— Мировые рыночные тренды не могли не сказаться, поскольку 70% производимой в России меди идет на экспорт. Тем не менее объемы российского производства меди за 2013–2015 годы существенно не изменились. Загрузка мощностей на предприятиях отрасли в прошлом году оставалась на уровне 79%.

Но значительное падение спроса как в России, так и на внешних рынках произошло на продукцию высоких переделов меди. В частности, после заморозки тарифов на электроэнергию в России резко уменьшился спрос на медную проволоку. Объем производства медных прутков и профилей в 2015 году снизился на 30,5%, а медной проволоки — на 36,9%. На экспортных поставках медной проволоки также сказалось ценовое давление со стороны китайских производителей. Сокращение объемов производства в ближайшее время возможно. Тем не менее в среднесрочной перспективе конъюнктуру рынка можно оценить как благоприятную.

— Насколько устойчив бизнес вашей компании в таких условиях?

— При текущих ценах на медь на мировых рынках Русская медная компания (РМК) чувствует себя вполне уверенно. С самого начала своего существования РМК предпочла не диверсифицировать бизнес, а развивать экспертизу в добыче меди и производстве медной продукции, внедряя передовые зарубежные технологии обогащения медной руды и производства меди, привлекая лучших специалистов. Основными товарными продуктами РМК на сегодняшний день являются медный концентрат, медные катоды и медная катанка. Все они высоко ценятся и на российском, и на международном рынках. Медные катоды производства РМК имеют высокую чистоту и качество, соответствующее марке M00k. Медная катанка РМК также соответствует всем современным техническим требованиям. При этом Кыштымский медеэлектролитный завод — конечное предприятие производственной цепочки, выпускающее медные катоды и катанку, а также аффинированное золото и серебро, постоянно совершенствует технологические процессы.

По оперативным данным за девять месяцев текущего года, производственные показатели группы несколько выросли по сравнению с аналогичным периодом 2015-го. По производству медных катодов рост составил около 22%, рост производства меди в медном концентрате — 3%. Можно добавить, что по итогам 2015 года доля экспортных продаж в общем объеме продаж основной продукции — медного концентрата, медных катодов, медной катанки — составила 87%.

— Считаете ли вы эффективным сотрудничество в рамках ЕАЭС? Как развиваются ваши проекты в Казахстане?

— Уже десять лет наш казахстанский дивизион активно развивается, сегодня он включает уже три предприятия — Актюбинскую медную компанию, «Коппер Текнолоджи» и «Казгеоруд». И мы не собираемся останавливаться на достигнутом. В октябре этого года РМК подписала cоглашение о намерениях с Евразийским банком развития. Оно подразумевает сотрудничество в реализации проекта строительства открытого рудника по добыче меди и цинка производительностью до 2 млн т руды в год, а также строительство внешней и внутренней инфраструктур на месторождении Кундызды.

Основной принцип ЕАЭС, то, ради чего создавался этот союз, — сотрудничество и взаимная выгода. То есть реализация совместных проектов в странах — участницах ЕАЭС должна приносить выгоду обеим сторонам. Например, РМК строит предприятия в Казахстане, создает там рабочие места, вкладывается в социальную инфраструктуру. Но при этом медный концентрат, производимый на предприятиях казахстанского дивизиона, перерабатывается на наших заводах в Челябинской области; соответственно, увеличение производства концентрата в Казахстане в конечном итоге приводит к росту объемов налоговых отчислений наших российских предприятий.

— Каким образом вам удается улаживать правовые отношения с казахстанской стороной?

— Крупнейшие проекты РМК реализуются в непосредственной близости от границы России и Казахстана. Один из таких проектов — освоение Весенне-Аралчинского месторождения медно-колчеданных руд на границе России и Казахстана стал прецедентным в правовом отношении: его реализация регламентируется уникальным межправительственным соглашением, подписанным в 2014 году.

Месторождение Весенне-Аралчинское будет отрабатываться по две стороны российско-казахстанской границы, двумя разными юридическими лицами: руда с участка «Аралчинский» будет перерабатываться ТОО «Актюбинская медная компания» (предприятие РМК в Казахстане), а руда с участка «Весенний» будет обогащаться на ЗАО «Ормет» (предприятие РМК в Оренбургской области). Такое расположение проекта требует согласования буровзрывных работ на приграничной территории с российской и казахстанской сторонами, а также создания условий для беспрепятственного перемещения сотрудников РМК и транспортировки руды между Россией и Казахстаном.


Установка на рост

Русская медная компания (РМК), основанная в 2004 году, ведет свою деятельность на территории России в Свердловской, Челябинской, Оренбургской и Новгородской областях, а также Актюбинской области Казахстана. РМК входит в число ведущих производителей меди в России. На международном рынке признан ее высокотехнологичный подход к производству меди и стремление к достижению экологического баланса.

Структурно РМК представляет собой интегрированную производственную группу полного производственного цикла. В ее составе 13 разнопрофильных предприятий. В горнодобывающий блок входят пять предприятий, в металлургический — три. Есть также одно гидрометаллургическое предприятие и торговая компания с функциями оперативного управления группой.

Как следует из стратегического плана развития РМК до 2020 года, компания поставила перед собой задачу масштабного увеличения производственных мощностей в России (в первую очередь на Михеевском и Томинском медно-порфировых месторождениях), а также дальнейшей реализации проектов в Казахстане. В качестве основной цели декларирована задача стать главным поставщиком медного концентрата на региональном рынке и расширение экспортных границ компании.