Материалы выпуска
Метаморфозы по высокой цене Инновации «У элитного жилья свой покупатель будет всегда» Рынок Все в сад Рынок Россияне вместо экспатов Рынок
Рынок
Материалы выпуска
«У элитного жилья свой покупатель будет всегда»
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Фото: Пресс-служба
О том, есть ли затоваривание на элитном рынке, куда движутся цены и как меняются требования покупателей к элитному жилью, в интервью РБК+ рассказала генеральный директор компании «Донстрой» Алена Дерябина.

— В конце прошлого года предрекали непростые времена для рынка недвижимости в целом и элитного жилья в частности. Каким в итоге оказался 2016 год для высокобюджетного жилья?

— Мы из года в год слышим пессимистичные прогнозы, но предпочитаем верить фактам и цифрам. А они однозначно говорят о том, что для первичного рынка недвижимости Москвы год стал успешным: продажи росли, и в высокобюджетном сегменте в том числе. По нашим объектам классов премиум и де-люкс число сделок выросло на 15% относительно показателей прошлого года.

В первую очередь мы связываем рост спроса со стабилизацией рубля и снижением ставок по депозитам. Те клиенты, кто держал деньги в валюте или на банковском счете, решили не ждать более благоприятного момента для конвертации средств в недвижимость и вышли на сделки.

— Насколько выгодно и перспективно сегодня быть элитным девелопером? Что интереснее: проекты крупные и «недорогие» или небольшие элитные?

— Если мы говорим о девелопменте как о бизнесе, то я не советовала бы уходить только в элитный сегмент, так же как и только в доступное жилье. Я бы рекомендовала делать некий набор сегментов, локаций и стадий готовности — это наиболее устойчивая модель, поскольку максимально диверсифицирует риски. Именно этой стратегии мы и придерживаемся при формировании проектного портфеля компании.

Если говорить о перспективах рынка элитного жилья, то я уверена, что свой покупатель у него будет всегда. В Москве никогда не исчезнут люди, которые будут стремиться покупать «лучшее из лучшего». Количество таких клиентов в периоде может меняться, но они будут, это очевидно. А значит, будет и рынок. Вероятно, не такой объемный, как сегодня, — но элитного жилья и не должно быть много, иначе оно теряет свой статус штучного продукта. Хотя для покупателей и рынка в целом насыщенность и разнообразие — это хорошо, это создает конкурентную среду и заставляет девелоперов делать проекты еще более высокого уровня.

— Вернется ли к нам валютное ценообразование или рубль останется навсегда? Насколько вообще велика роль доллара на рынке недвижимости?

— Мы с 2010 года не привязываем цены к курсу доллара, потому что с тем же успехом можно привязывать их к стоимости нефти, хлопка и чего угодно другого. Мне кажется, тема зависимости рынка от доллара излишне драматизируется. Для девелопера, эффективно управляющего своими финансовыми потоками, валютная составляющая в себестоимости не является критичной. По нашим проектам она сегодня не превышает 20% — в основном это отделочные материалы и высокотехнологичное инженерное оборудование.

— То есть не все сегодня можно «импортозаместить»?

— К сожалению, пока заменить эти позиции продукцией российских производителей, сохранив при этом премиальный уровень, невозможно. А для нас приоритетным принципом является соблюдение заявленного высокого качества проекта. Это не просто красивые слова, это принцип нашего успеха: у «Донстроя» большая доля постоянных покупателей, и если мы их в какой-то момент обманем с продуктом, то просто потеряем их лояльность.

— Сейчас на рынке популярны высказывания, что покупательский спрос стремительно вымывается, происходит затоваривание рынка, цены снижаются или вот-вот начнут. Какие у вас есть контраргументы?

— Во-первых, если мы говорим о премиальном сегменте, то в нем затоваривания не наблюдается: на рынок выходят штучные проекты, цены в которых по мере строительства растут очень динамично. Например, мы в прошлом году стартовали с проектом «Суббота» на «Белорусской», и среднегодовой рост цен по нему составляет порядка 40%.

Надо понимать, что квартиры в активно строящихся объектах во всех сегментах дорожают по мере роста готовности. Если средняя цена по рынку и снижается, то исключительно за счет вывода в продажу новых объектов или корпусов, по которым традиционно на старте продаж девелопер устанавливает более низкие цены. За последний год новые проекты выходят достаточно активно; как результат, рынок периодически фиксирует уменьшение «средней температуры по больнице». Но трактовать это как снижение цен ошибочно: невозможно купить конкретную квартиру завтра дешевле, чем она стоила вчера.

— Как вы подстраиваетесь под вкусы покупателя? Появились ли какие-то принципиально новые фишки? От чего отказались?

— Для нас как для девелопера одним из важных и интересных трендов стал рост внимания покупателей к концепции проекта — к тому, что они получают помимо четырех бетонных стен. Нам бы хотелось, чтобы в наших проектах людям было комфортно и интересно проводить время за пределами своей квартиры. Чтобы в наших домах складывались дружелюбные соседские комьюнити, сообщества единомышленников.

Поэтому мы так много работаем над общественными пространствами — ведь именно они становятся естественными «точками роста» для таких сообществ. В крупных проектах, таких как «Символ» и «Сердце столицы», отводим большие территории под парки и прогулочные пространства, площадки для спорта, игр и пикников, катки и роллердромы, студии, летние театры. И даже в камерных домах в историческом центре — Barrin House, «Жизнь на Плющихе» — выделяем очень просторные внутренние дворы, наполняем их зеленью, удобными местами для прогулок и отдыха. Люди это ценят — они понимают, что покупают не просто сколько-то квадратных метров, а новые возможности для приятного общения и в целом особый образ жизни.

— Чувствуете ли вы изменения своего клиента?

— На протяжении многих лет мы анализируем портрет покупателя, благодаря чему имеем вполне реалистичную картину. В системе ценностей покупателя элитной недвижимости каких-то кардинальных изменений не происходит: на первом месте по-прежнему стоит локация, затем класс недвижимости, репутация девелопера, архитектура. В более доступном бизнес-классе, например, несколько другая картина: первое место устойчиво занимает репутация застройщика. Это объяснимо: здесь люди зачастую рискуют всеми своими сбережениями, и им важно быть уверенными в компании, которой они эти деньги отдают.

— Почему покупатель элитной недвижимости должен переехать в ваш дом из своего, и так элитного?

— Покупатель нам точно ничего не должен. Это мы должны сделать такой продукт, чтобы человек, увидев его, захотел немедленно купить у нас квартиру. Мы стараемся — и видим результат: порядка 30% наших клиентов становятся постоянными
и с периодичностью пять—семь лет возвращаются к нам за новой покупкой. Если не для себя, то для подросших детей.

Почему? Надеюсь, потому, что нам удается угадать ожидания людей и даже немного их превзойти. Это крайне непросто, когда речь идет о такой взыскательной и прогрессивной аудитории. Чтобы завоевать их интерес, нужен правильный микс множества факторов: локации, архитектуры, дизайна, технологий. И неравнодушной профессиональной команды — без этого вообще ничего не построить.