Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Работа для маленьких
Материалы выпуска
Работа для маленьких Рынок Доля на вырост Решения «Факторинг, пожалуй, самый удобный инструмент для МСБ» Экспертиза
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Работа для маленьких
Малый и средний бизнес продолжает жить в условиях кризиса продаж. Новые рынки сбыта предприниматели ищут у крупных заказчиков и государства, которые, в свою очередь, тоже поворачиваются к малому бизнесу.
Фото: Getty Images

Снижение потребительской активности россиян ударило в первую очередь по торговле и сфере услуг, где преимущественно трудятся небольшие компании. Предприниматели стали искать новые рынки сбыта. Так, выросла доля небольших подрядчиков в госзаказе, увеличилось и количество желающих работать с крупными заказчиками. Эксперты связывают дальнейшее развитие сектора МСБ с кооперацией малых предприятий с крупным бизнесом — частным или государственным.

Кризис продаж

Малый бизнес вообще, а российский в особенности по большей части представлен микробизнесом, действующим прежде всего в общественном питании и розничной торговле, отмечает руководитель лаборатории исследований предпринимательства НИУ ВШЭ Александр Чепуренко: «В этом смысле он всегда в первую очередь откликается на динамику спроса со стороны населения».

А спрос на продукцию малых и средних предприятий в условиях экономической нестабильности заметно снизился. Так, по данным Индекса Опоры RSBI (его ежеквартально рассчитывает Промсвязьбанк совместно с «Опорой России»), отражающего деловую активность МСБ, весь прошедший год бизнес выживал в условиях низких продаж. Компонента продаж индекса уже в конце 2014 года остановилась на 49 пунктах, что отражало начало негативных тенденций на рынке сбыта продукции МСБ, — показатель ниже 50 пунктов, согласно методике индекса, говорит о снижении деловой активности небольших компаний. В конце 2015 года индикатор доходов МСБ достиг своего дна — 33 пункта. Затем подындекс продаж стал медленно восстанавливаться, но так и не достиг исходной точки.

«Темпы падения выручки компаний малого и среднего бизнеса в прошлом году несколько замедлились, если сравнивать с резким снижением спроса на продукцию МСБ в 2015 году. Именно тогда кризис продаж ощутила почти половина предприятий. Однако в целом доход от продаж продолжал снижаться на протяжении всего 2016 года», — отмечает старший вице-президент Промсвязьбанка, руководитель блока «Средний и малый бизнес» Александр Чернощекин.

Розничный бунт

Предпринимателям и дальше предстоит работать в условиях низкого спроса. Шок от девальвации рубля у покупателей прошел, но тратить семейный бюджет граждане не торопятся. «Население привыкло к снижению потребительских стандартов. Люди стали сдержанно тратить, в том числе на подготовку детей к школе, и не отказываются от стратегии экономии даже в праздничные дни», — описывают поведение потребителей в Институте социальной политики НИУ ВШЭ по результатам ежегодного мониторинга положения населения страны.

За 11 месяцев 2016 года общий розничный товарооборот в сопоставимых ценах уменьшился на 5,1%. Розничный оборот платных услуг и общественного питания за десять месяцев 2016 года сократился на 4 и 8,5% соответственно. За весь период экономического спада — с октября 2014 года по ноябрь 2016-го — объем розничного оборота товаров и услуг снизился на 15,4%.

По данным Росстата, оценки общей экономической ситуации и личного материального положения потребителями в прошлом году стали чуть более оптимистичными. Индекс потребительской уверенности в ноябре 2016 года вырос на 8,5 пункта по сравнению с аналогичным периодом 2015-го, но тем не менее пока находится в отрицательной зоне: минус 17,9%. Хуже себя чувствовали только граждане Болгарии (минус 25,6%) и Греции (минус 66,9%). Самый высокий показатель — в Финляндии (19,9%) и Швеции (13,1%). Однако россияне по-прежнему не готовы к серьезным расходам — индекс благоприятности условий для крупных покупок, рассчитываемый Росстатом, в конце прошлого года оставался на уровне порядка минус 33%. Дальнейшего падения материального положения в 2017 году ожидают 23% потребителей. Годом ранее такие опасения испытывали чуть более трети населения.

«Население переходило на более дешевые продукты питания и сокращало объемы потребления товаров и услуг на протяжении всего прошлого года. К ноябрю этих стратегий придерживались более 40% граждан», — говорится в исследовании Института социальной политики. Поиском дополнительных заработков и более высокооплачиваемой работы занимались 18% россиян.

Хрупкое положение потребителей напрямую отражается на малом бизнесе.

«Рентабельность многих компаний за год заметно упала из-за снижения покупательского спроса и роста себестоимости ведения бизнеса. Реестр МСП показал, что этот сектор на 95% состоит из микробизнеса — предприятий с выручкой до 120 млн руб. в год и численностью персонала до 15 человек. С одной стороны, у микропредприятий нет налоговых стимулов для роста до малого или среднего бизнеса, они не хотят уходить со специального налогового режима. С другой — возможностей расти у них тоже нет, поскольку отсутствуют стабильные рынки сбыта продукции и стоимость заемного финансирования очень высока», — подытоживает президент «Опоры России» Александр Калинин.

Работать на крупных

Предприниматели ищут альтернативные рынки сбыта. «Большая часть российской экономики — государственный сектор, поэтому госзаказ представляется тем инструментом, который позволяет малому бизнесу получить дополнительный, не зависящий от конъюнктуры рынка спрос», — отмечает руководитель лаборатории исследований предпринимательства Института региональных проблем Феликс Песков.

По словам руководителя центра финансово-кредитной поддержки «Деловой России» Алексея Порошина, работа с крупными заказчиками, которым удалось сохранить обороты, стала чуть ли не единственным источником стабильности для предприятий МСБ в условиях кризиса на розничном рынке. Чиновники рапортуют о росте доли малых предприятий в госзакупках. По данным Минэкономразвития, за три последних года объем прямых контрактов государственных и муниципальных учреждений с компаниями МСБ вырос почти вдвое и достиг 610 млрд руб., или порядка 12% от общего объема всех заключенных контрактов. Годовой объем закупок крупнейших заказчиков, взаимодействие которых с компаниями малого и среднего бизнеса курирует Корпорация МСП, по ее данным, составил 1,567 трлн руб. «Даже крупнейшие заказчики, такие как РЖД или «Роснефть», совершают закупки у небольших региональных игроков», — отмечают в Корпорации МСП.

В Минэкономразвития подчеркивают, что необходимо развивать инфраструктуру, позволяющую вовлечь МСБ в цепочки поставок крупных заказчиков. За последние шесть лет в стране создано 116 центров поддержки МСБ в области инноваций и промышленного производства. «Такие площадки, как региональный центр инжиниринга в Тольятти, центры кластерного развития в Татарстане и Калужской области, например, позволяют встраивать продукцию малых и средних предприятий в цепочки поставщиков, повышать уровень технологической готовности предприятий к исполнению заказов крупного бизнеса, искать партнеров», — рассказали в пресс-службе Минэкономразвития.

По мнению Александра Чепуренко, это лишь небольшая часть необходимой среды для развития производственных малых компаний. Доля производственного малого бизнеса в структуре предпринимательства не превышает 10%. И далеко не все из этих компаний могут и готовы участвовать в госзакупках. «Производственные цепочки должны и могут выстраиваться крупным бизнесом, но работать с ним — удел сравнительно небольшой доли, 5–7% максимум, от числа зарегистрированных малых предприятий», — отмечает эксперт. По его мнению, необходимо поддерживать растущий в регионах средний бизнес, которому нужен упрощенный доступ к готовым производственным площадкам и инновационным разработкам вузов.

Делать ставку только на вовлечение МСБ в госзаказ, по мнению Александра Чепуренко, было бы ошибкой. Ориентируясь на государственных заказчиков, считает он, небольшие компании могут попасть в ловушку доминирования в среде клиентов предприятия одного покупателя, что станет угрозой устойчивости бизнеса. Завершение контрактных отношений приведет к необходимости заместить большой сегмент выпавшего спроса. С Александром Чепуренко согласен директор группы компаний «Кузбасский компьютерный центр» Виталий Виноградов (компания занимается проектированием и поставкой компьютерных сетей, противопожарных систем, систем безопасности и охраны, а также офисной техники и оборудования). По его словам, подрядчики госкомпаний от кризиса не застрахованы. Еще два-три года назад заказов на обслуживание муниципальных учреждений, школ, больниц у них было гораздо больше. «С точки зрения спроса потребность бюджетных структур в нашей продукции и услугах большая, она не сократилась. Но закупки уменьшились. Госзаказчики бюджеты сокращали», — объясняет предприниматель. Тем не менее терять клиентов-бюджетников бизнес не хочет.

Независимо от того, есть ли снижение спроса на розничном рынке, крупный заказчик для малого предприятия — удобная подушка безопасности, отмечает Георгий Сухадольский, руководитель Объединения профессиональных специалистов в области государственных, муниципальных и корпоративных закупок: «Когда у тебя есть долгосрочный контракт, у тебя есть понимание сроков дальнейшего развития. Необходимость постоянно искать мелкие сбытовые контракты чревата риском финансовых провалов».