Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Доля на вырост
Материалы выпуска
Работа для маленьких Рынок Доля на вырост Решения «Факторинг, пожалуй, самый удобный инструмент для МСБ» Экспертиза
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Доля на вырост
Для работы с госзаказчиками компаниям МСБ не хватает объемов и финансирования . Ситуация в корне изменится, если им разрешат переуступать права требования долгов по госконтрактам факторинговым компаниям или банкам.
Фото: PhotoXPress

Расширение доступа МСБ к госзаказу — одна из основных антикризисных мер правительства. Попытки протолкнуть малые компании в систему государственных закупок предпринимались с момента основания современной системы заключения госконтрактов в середине 2000-х годов. Сначала госзаказчиков обязали отдавать малым предприятиям не менее 10% объема годовых закупок, в 2014 году — уже 15%. Сжатие розничного рынка и доминирование крупных компаний в России заставили правительство в конце 2014 года ввести плановое повышение лимитов обязательного участия малого и среднего бизнеса в закупках госкомпаний до 18% (с учетом субподряда) и обязательную 10-процентную квоту на прямые договоры с компаниями МСБ.

Однако уже в середине 2016 года эти планы оказались невыполнимыми. Последняя редакция постановления правительства № 1352 от 11.12.2014 об особенностях участия субъектов МСБ в закупках госкомпаний предусматривает выполнение плановых объемов участия малого бизнеса в госзакупках лишь в 2018 году. Изначально стратегия развития МСБ до 2030 года предусматривала постепенное наращивание обязательной квоты на закупки у предпринимателей с 18% в 2016 году до 25% с 2018-го.

Ответ на запрет

Небольшие компании не справляются со стандартами заказчиков. Опрос, проведенный «Опорой России» и Промсвязьбанком в рамках ежеквартального исследования самочувствия малого и среднего бизнеса, показал, что в 2016 году доля компаний МСБ, участвующих в госзакупках, снизилась с 24 до 15%. Сильнее всего сократили участие в закупках микро— и малые предприятия — до 12 и 18% соответственно (в 2015-м — соответственно 21 и 28%). Одной из основных причин отказа от участия в госзакупках предприниматели называют ограничения, связанные с техническими требованиями заказчиков, — об этом заявили 42% опрошенных. Процедуры госзакупок, по мнению бизнеса, становятся прозрачнее. Более 40% предпринимателей — участников госзакупок сообщили о честном и конкурентном отборе. Однако почти треть небольших компаний отсеивается на стадии доступа к торгам.

Причина в серьезных организационных и финансовых ограничениях, считает доцент кафедры бизнеса и управленческой стратегии РАНХиГС Эмиль Мартиросян. Для контрактов с госзаказчиками предприятию необходимо быть по меньшей мере открытым акционерным обществом, тогда как большинство в МСБ предпочитает регистрировать ИП и не платить НДС. «Это один из основных критериев, который сразу отсеивает большое количество небольших предприятий», — объясняет Мартиросян. Тендерная документация требует раскрытия полной организационной структуры предприятия, что также снижает шансы компаний МСБ с небольшим штатом сотрудников.

Кроме того, предприятиям малого и среднего бизнеса сложно справиться с финансовыми условиями участия в госзакупках. «Любые конкурсы проводятся при условии оплаты обеспечительного взноса, размер которого зависит от размера контракта. Но ни один банк запросы на обеспечение не одобряет, слишком велики шансы проиграть у небольшой компании», — говорит Эмиль Мартиросян.

Основной же проблемой для МСБ является разрыв потока денежных средств — кассовый разрыв. «Бизнес может быть прибыльным, а средств при этом у предпринимателя может не быть, поскольку производственные циклы работают по предоплате, а заказчики — на основе отсрочки платежа», — поясняет эксперт.

Уступи — или проиграешь

Предприятия, которые уже работают с госзаказами, вынуждены приспосабливаться. Инструментом, к которому все чаще обращается малый бизнес, стал факторинг.

«Стать поставщиком непросто, и мы, заключив контракт, вынуждены идти на уступки крупным клиентам, ведь никто не хочет терять отношения. К каждому конкретному контракту подбираем свой финансовый инструмент: где-то это факторинг, кредитные средства, иногда приходится замораживать собственные оборотные средства», — рассказывает Виталий Виноградов, руководитель ООО «Кузбасский компьютерный центр».

По словам предпринимателя из Новосибирска Дмитрия Рубченко, директора ООО «ГК «Компьютеры и сети», при работе с частными крупными заказчиками переуступка дебиторской задолженности банку или факторинговой компании «дает возможность для дополнительных условий переговоров с поставщиками, а значит, возможность влияния на маржинальность сделки».

По данным рейтингового агентства RAEX («Эксперт РА»), в прошлом году совокупный объем уступленных денежных требований вырос на 8% по сравнению с 2015 годом. Оборот российского факторинга по итогам 2016 года достиг 2 трлн руб. По объему уступленных денежных требований, по данным АФК, Промсвязьбанк занимает второе место на рынке с долей 17%. Доля факторинга как источника финансирования МСБ составляет 5–6% и сдерживается в основном «ограниченностью базы контрагентов». Факторинговые компании готовы работать в основном с поставщиками розничных сетей. «Стоимость средств и лимиты на поставщиков из сегмента МСБ могут смягчиться в-результате более широкого распространения электронного факторинга — EDI-технологий и участия институтов развития в разделении рисков финансирования компаний МСБ», — отмечает ведущий аналитик RAEX Мария Зинина.

В отличие от кредита, по ее словам, факторинг менее обременителен, поскольку не требует твердого залога. Реальная стоимость факторинга превышает стоимость кредита, однако в результате обострения борьбы между компаниями, предоставляющими эту услугу, сегодня ставки сопоставимы с кредитными, говорит аналитик.

Факторинг как сочетание кредита с комиссионными услугами закрывает одну из самых болевых точек — поддержание ликвидности компаний в крат-косрочных контрактах, подчеркивает Дмитрий Рубченко: «Мы можем планировать финансовые потоки предприятия независимо от размера периода отсрочки по договору с покупателем и при этом быть уверенными в поступ-лении денег из банка. Прозрачная комиссия дает понимание планируемой прибыли».

Кроме того, сегодня, по словам вице-президента — управляющего директора по факторингу Промсвязьбанка Александра Карелина, возможен факторинг на участие в тендере. В этом случае факторинговая компания предоставляет так называемый авансовый лимит, рассчитанный на основе результатов ранее исполненных контрактов поставщика. «Бизнес входит в конкурс с пониманием того, как будет финансировать оборотный капитал на время отсрочки платежа», — говорит Карелин.

Денег нет, но вы держитесь

Для госзаказа характерны внедоговорные отсрочки, которые связаны с особенностями исполнения бюджетов заказчиков, условиями приемки товаров, работ и услуг, говорит исполнительный директор Ассоциации факторинговых компаний (АФК) Дмитрий Шевченко. При этом законы, регламентирующие госзакупки — (№ 223-ФЗ и № 44-ФЗ), не предусматривают воз-можности переуступки прав требования долгов по госконтрактам. «Оба этих закона настолько детализированы, что даже отсутствие в них упоминания факторинга воспринимается как его прямой запрет. Поэтому изменение законодательства — ключ к платежной дисциплине заказчиков», — отмечает Дмитрий Шевченко.

АФК, «Деловая Россия» и «Опора России» подготовили поправки в законодательство, которые дадут предпринимателям возможность получать оборотные средства, не дожидаясь оплаты от госзаказчика, за счет переуступки прав требования долгов по госконтрактам факторинговым компаниям или банкам. При этом, как отмечают авторы законопроекта, уступка дебиторской задолженности по контракту с госучреждением или госкорпорацией сменой поставщика не является. Инициативу уже поддержали в правительстве РФ. Вопрос применения факторинга при реализации контрактов с госзаказчиками обсуждался на заседании президиума совета при президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам. «Мы будем работать и с правовым сообществом, и с Министерством юстиции, чтобы сделать механизм (факторинга. — РБК+) реально работающим, когда компании являются участниками тендерных процедур по 44-му и 223-му законам, то есть это закупки у государственных агентов и компаний с государственным участием», — заявил вице-премьер Игорь Шувалов.

Поддерживают поправки в Минпром-торге (см. материал на с. 4) и Центробанке. По словам руководителя рабочей группы Банка России по МСП Михаила Мамуты, при решении вопроса важно учесть, что «право передачи требования долга за уже выполненные работы не связано с передачей права исполнения самих работ». «Эта функция неотъемлема от компании — победителя тендера», — говорит Михаил Мамута.

Рынок давно ждал законодательных сдвигов по данному вопросу, крупные игроки уже успешно реализовывали отдельные сделки в этом сегменте, отмечает Мария Зинина. Отдельные госзаказчики уже готовы работать с МСБ по факторинговой схеме. В частности, в феврале этого года ПАО «Россети», АФК и МСП Банк заключили трехстороннее соглашение, позволяющее подрядчикам энергохолдинга использовать беззалоговое финансирование под уступку дебиторской задолженности по контракту. Из финансовых компаний, оказывающих факторинговые услуги, первым к соглашению присоединился «Промсвязьфакторинг». «Субъекты МСБ смогут получать финансирование от «Промсвязьфакторинга» сразу после исполнения обязательств по контракту с ПАО «Россети», не дожидаясь оплаты от госзаказчика», — отмечает Александр Карелин.