Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Частично заняты
Материалы выпуска
Частично заняты Рынок «Госкомпании становятся работой мечты» Рынок Рейтинг работодателей России Экспертиза Зарплатная стагнация Рынок «Мы разработали показатели эффективности, на которые влияют сотрудники» Решения Наем в цифровом формате Решения Трамплин в карьере Решения Обучение выходит на дистанцию Инновации «Мы живем в культуре стартапа» Решения
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Частично заняты
Рынок труда адаптировался к кризисам — во многом благодаря широкому распространению неформальной занятности и готовности работников переходить на неполный трудовой день.
Фото: Getty Images Russia

Разрыв шаблона

По данным Росстата, за первую неделю февраля 2017 года численность безработных граждан, зарегистрированных в органах службы занятости, возросла на 1% и достигла почти 908 тыс. человек. Но годом ранее этот показатель был на уровне одного миллиона, то есть за год число безработных сократилось почти на 100 тыс. Как отмечает ведущий научный сотрудник РАНХиГС Александра Полякова, по итогам 2016 года количество занятых выросло на символические 0,1%, тогда как общее число безработных снизилось на 2,3%. Однако статистика не учитывает регионального распределения. «Необходимо помнить о региональных диспропорциях, которые скрываются за эффектами усреднения: в ряде регионов показатели безработицы измеряются двузначными величинами, а в Москве и Санкт-Петербурге она не превышает 2%», — говорит Александра Полякова. По ее словам, отраслевые диспропорции также оказывают воздействие на спрос и предложение рабочей силы и проявляются в разнонаправленной динамике роста зарплат и количества рабочих мест.

При этом вакансий на рынке оказалось даже больше, чем самих соискателей. По состоянию на 8 февраля 2017 года, свидетельствуют данные Росстата, на рынке было около 1,2 млн предложений работы, и они с лихвой могут компенсировать нужды безработных. Однако сложность в том, что потребности соискателей и работодателей серьезно не совпадают. Например, среди безработных все значительнее растет доля пожилых людей, а работодатели не готовы в силу различных причин принимать их на работу. «Рынок труда всегда развивается под одновременным влиянием, с одной стороны, долгосрочных факторов демографического характера, порождающих предложение рабочей силы, а с другой — краткосрочных и среднесрочных факторов, определяющих спрос на нее», — объясняет заведующая кафедрой управления человеческими ресурсами РЭУ имени Г.В. Плеханова Ольга Забелина. По ее словам, в общем объеме экономически активного населения растет доля лиц пенсионного возраста. Так, в 2016 году уже почти 37% российских пенсионеров продолжали трудиться.

Еще один фактор, определяющий ситуацию на рынке труда, — уровень квалификации. «В более выгодном положении находятся квалифицированные сотрудники, в найме и удержании которых все в большей степени заинтересованы работодатели», — говорит аналитик ИК «Фридом Финанс» Игорь Чесноков. По его словам, существенно ухудшилось положение низкоквалифицированной рабочей силы, которую все чаще предпочитают нанимать по схеме аутстаффинга или через рекрутинговые агентства. Причем если раньше на низкоквалифицированные позиции претендовали мигранты из бывших республик СССР, то теперь их место заняли коренные жители. Краткосрочные и среднесрочные факторы проявились в уменьшении числа мигрантов из ближнего зарубежья. «Уже в 2015 году количество мигрантов в России упало на 10%, а по итогам 2016 года снижение оценивается еще в 5–7%», — объясняет Забелина.

В такой ситуации в наиболее выигрышном положении оказались квалифицированные «синие воротнички», представители рабочих специальностей. «Качество рабочей силы по-прежнему не соответствует запросам экономики, что обусловливает относительно высокие зарплаты сварщиков, операторов станков и других рабочих специальностей. Оклады такого высокоуровневого персонала сравнялись либо превышают ставки многих «белых воротничков» (представителей интеллектуального труда. — РБК+)», — говорит Игорь Чесноков. По его словам, спрос на таких специалистов может превышать предложение в два раза в том числе благодаря тому, что из-за ориентации на импортозамещение крупные компании решили расширить производство.

Сдержать удар

В целом, по словам экспертов, кризис повлиял на рынок труда гораздо меньше, чем на другие экономические факторы. Как отмечает советник по макроэкономике гендиректора компании «Открытие Брокер» Сергей Хестанов, реакция российского рынка труда на экономический спад 2014–2016 годов была на удивление мягкой. «Заметного роста безработицы, как и ее негативных последствий, не произошло. Баланс спроса и предложения незначительно сместился относительно уровня начала 2014 года», — говорит он. Однако, по словам эксперта, эти позитивные тенденции не характерны для некоторых профессиональных групп — например, среди финансистов сокращение было значительным. «Рынок труда не может не приспособиться к кризису — он одним из первых принимает удар на себя. Более того, поскольку этот кризис в новейшей истории России далеко не первый, то у работников и работодателей уже есть отработанные стратегии адаптационного поведения, которые они начинают применять с первых дней проявления кризиса», — объясняет позитивный тренд Александра Полякова. По ее словам, низкий уровень безработицы в стране объясняется традиционно высоким участием населения в ненаблюдаемой экономике: до 25% граждан имеют нерегистрируемые доходы. Главная причина устойчивости рынка — значительный сектор неформальной занятости (до 40%) и готовность работников переходить на работу с частичной занятостью, согласен Сергей Хестанов. Поэтому неудивительно, что, согласно исследованию Deloitte, 66% российских компаний в 2016 году не проводили сокращения вовсе или же уволили не больше 5% сотрудников. Именно эта тенденция станет ключевой в течение всего 2017 года, утверждают авторы исследования. «Конкуренция при поиске работы остается напряженной, но она ниже, чем год назад. По данным за январь 2017 года, в Москве на одну вакансию претендуют девять человек, как и в январе 2015-го. По России в целом этот показатель ниже и составляет порядка семи человек на одну вакансию», — говорит руководитель службы исследований HeadHunter Мария Игнатова. По ее словам, около 12–14% компаний в этом году готовы сократить издержки за счет сокращения персонала. «Если сокращения продолжатся, то уже в рамках повышения эффективности бизнеса: расставаться будут с теми, кто не справляется или показывает плохие результаты», — добавляет Игнатова.

«Последние годы были достаточно сложными для всех субъектов рынка труда: и для работодателей, и для работников, и для государства», — говорит Ольга Забелина. По ее словам, в такой ситуации работодатели осторожно подходят к процедуре оптимизации персонала, а сотрудники держатся за рабочие места. «В наступившем году такой подход в поведении участников рынка труда тоже будет преобладать. Это во многом объясняет низкий уровень официальной безработицы», — отмечает Забелина. По ее словам, кризис научил работодателей шире использовать политику найма временных сотрудников — это позволяет существенно оптимизировать расходы на использование персонала. В такой схеме все большей популярностью пользуется сегмент дистанционной работы, в том числе благодаря развитию информационных технологий. Более того, все шире становится спектр видов деятельности, где возможно использование формата удаленной работы, отмечает Ольга Забелина. В то же время, по ее словам, информатизация ставит в сложные условия соискателей в банковской сфере и сфере бухгалтерского учета: эти рабочие места все чаще автоматизируют.

В будущем, по мнению Александры Поляковой, оздоровить рынок труда могло бы искоренение искусственной занятости, а также сокращение малопроизводительных или неэффективных рабочих мест. «В некоторых случаях, как показывает мировой опыт, кризис заставляет работодателей пересматривать и уточнять требования к работникам, что, как правило, приводит к появлению более узких специалистов, которые приходят на смену «универсальным» работникам», — добавляет эксперт.