Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
МВА по-быстрому
Материалы выпуска
МВА по-быстрому Рынок Корпорации вместо университетов Инновации Запад меняет классику Решения
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Материалы выпуска
МВА по-быстрому
Модули вместо полных курсов, программы для подростков и даже для детей. Падение спроса на классическое бизнес-образование заставляет школы переформатировать свои услуги.
Фото: Getty Images Russia

Рынок бизнес-образования, пройдя бурный рост в двухтысячных и достигнув вершины в начале этого десятилетия, плавно спускается вниз. Причин тому несколько. Само вузовское образование постепенно переориентировалось на экономическую и управленческую подготовку, и многие молодые менеджеры уже не видят, как их коллеги десятилетием ранее, острой необходимости в MBA, отмечает декан факультета стратегического управления Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС Александр Чеканский.

Кроме того, усиливается установка, что если уж MBA — то не дома. «Наиболее амбициозные и состоятельные управленцы предпочитают получать бизнес-образование за рубежом с прицелом на дальнейший карьерный рост в иностранных компаниях и чаще всего уже не в России», — говорит Олег Филиппов, директор по бизнес-образованию факультета инженерного менеджмента Института отраслевого менеджмента РАНХиГС.

Наконец, экономический кризис 2014 года сократил платежеспособный спрос на долгосрочные программы, и многие бизнес-школы (в том числе зарубежные) ушли с рынка. Перераспределение аудитории в пользу сильных бизнес-школ заканчивается, подтверждает президент Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО) Сергей Мясоедов: «Спрос на обучение у сильных участников рынка растет при падении экономики и при ее росте. В условиях нынешней стагнации на рынке наборы сокращаются во всех бизнес-школах». По оценке РАБО, в течение ближайших полутора лет общие наборы в верхнем ценовом сегменте бизнес-образования могут сократиться на 10–15%, и на 20–30% упадет рынок в нижнем ценовом сегменте.

Образовательный фастфуд

Потенциальные потребители образовательных услуг опасаются дальнейшего ухудшения своего материального положения и отказываются от долгосрочных программ. Классические бизнес-школы в ответ перестраиваются под новые запросы студентов: запускают модули для малого и среднего бизнеса, вводят короткие курсы по компетенциям, актуальным в кризисное время. Такие программы, нацеленные на решение конкретных задач бизнеса, опрошенные РБК+ эксперты выделяют среди основных трендов рынка. Один из показателей спроса на новый формат, по словам Сергея Мясоедова, — растущее число недорогих тренингов, семинаров, коротких курсов, так называемого образовательного фастфуда.

Распространенным стало модульное обучение, когда отдельные встраиваемые образовательные блоки могут дополнять программы MBA и EMBA и даже заменить собой прохождение полного курса. «Модульный подход к большим программам позволяет быть более клиентоориентированными. Такой портфельный подход усиливает позиции школы на рынке», — считает заместитель декана по дополнительному образованию экономического факультета МГУ Ольга Молчанова.

Участники рынка отмечают рост интереса собственников малого и среднего бизнеса (МСБ) к бизнес-образованию. По словам руководителя управления инновационной деятельности НИУ ВШЭ Татьяны Строгановой, предприниматели в основном выбирают именно короткие специализированные программы обучения. «Запись на двухмесячную программу «Практика создания бизнеса» закрывается спустя час-два с начала регистрации», — отмечает представитель ВШЭ.

В корпоративном обучении MBA входит в число востребованных программ обучения сотрудников, но уступает бизнес-тренингам, курсам повышения квалификации, инструктажу по позициям, проектным семинарам, онлайн-курсам и программам личностного роста, говорят в HeadHunter.

Тем не менее представители классических бизнес-школ уверены: наглотавшись «образовательного фастфуда», бизнес сделает выбор в пользу серьезных программ.

«После нескольких коротких тренингов я поняла, что для развития бизнеса мне не хватает более систематизированных знаний», — подтверждает такую позицию Анастасия Панченко, генеральный директор ООО «Компания Дверев» из Москвы. С октября 2016 года собственница семейного бизнеса обучается по двухлетней программе MBA «Управление развитием бизнеса». «Для меня важны как теоретические знания, так и отработка кейсов из практики, — говорит Анастасия Панченко. — Основная часть обучения еще впереди, но модули по организации деятельности сотрудников предприятия и развитию лидерских качеств мне уже пригодились».

Дело практики

Руководитель проекта «Академия» HeadHunter Алена Мастерова приводит данные опроса, проведенного в начале года среди руководителей компаний со штатом более 50 человек: 35% компаний увеличили бюджеты на обучение в 2017 году по сравнению с прошлым годом. Выросло число работодателей, которые готовы обучать все категории сотрудников без исключения (с 51 до 63%). Повышать квалификацию только топ-менеджеров в этом году планируют 9% работодателей, в прошлом таких компаний было 8%.

Однако, как отмечают авторы исследования, речь идет об общем бюджете на обучение сотрудников, включая корпоративные университеты. При этом увеличение бюджетов составит не более 20%.

Крупные компании, подчеркивает декан факультета стратегического управления ИБДА РАНХиГС Александр Чеканский, последние десять лет активно развивали корпоративные университеты: «Корпорации увеличивают вложения в собственные университеты, а это уже не рыночный сегмент». Средние компании, по его словам, не могут себе сейчас позволить серьезно увеличивать такие расходы. Кроме того, за последние два года серьезно снизилась доля слушателей программ бизнес-образования, за которых полностью или частично платят их работодатели, — с 40 до порядка 26%.

В поисках драйвера для дальнейшего развития бизнес-школы экспериментируют с аудиторией. Сразу несколько участников рынка в 2015 и 2016 годах запустили бизнес-курсы для подростков от 13 до 16 лет.

«Среди основателей успешных бизнес-проектов с каждым годом все больше совсем молодых, — объясняет свой интерес к работе с представителями юного поколения Аркадий Морейнис, директор фабрики стартапов «Главстарт». — Как бизнес-ангел, я ищу новые проекты, а среди взрослых, сложившихся предпринимателей нового Цукерберга отыскать сложно».

По словам директора English Nursery and Primary School Анны-Марии Николаевой, на Западе школьники с детства учатся финансовой дисциплине и планированию расходов, а их российским сверстникам часто не хватает знаний в этом вопросе. «Российское школьное образование приучает выполнять пошаговые инструкции и решать задачу только одним способом. Дети лишаются нестандартного мышления, которое необходимо будущему предпринимателю. В основе способности генерировать идеи и управлять бизнес-процессами лежит успешное межполушарное взаимодействие, которое необходимо развивать гораздо раньше подросткового возраста», — отмечает она.

Бизнес-образование для детей — не антикризисная мера, а результат длительного развития предпринимательства, уверен управляющий партнер консалтинговой компании Holmes & Moriarty Дмитрий Бергельсон. «Именно благодаря усилиям бизнесменов, построивших успешные компании, изменилось восприятие предпринимательства и возник рост интереса к профессии», — считает он.

Меняется сама модель профориентации молодежи, в какой-то степени, по словам Бергельсона, это работа с отложенным спросом на полноценные образовательные бизнес-программы. «Детское бизнес-образование — относительно короткие, модульные курсы, позволяющие прежде всего протестировать интерес ребенка, а затем поддержать его при желании идти дальше», — отмечает эксперт.

«Мы видим в участниках образовательной программы по предпринимательству для старшеклассников потенциальных слушателей MBA», — согласна руководитель программы «Стартап Академия Junior» Московской школы управления «Сколково» Виктория Павлова.