Материалы выпуска
Звездные кадры Рынок Где билеты на ракеты Инновации Неземные риски Инструменты
Инновации
Материалы выпуска
Материалы выпуска
Где билеты на ракеты
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Автор: Илья Власов
Илон Маск обещает сделать космос доступным Фото: Bloomberg
Проекты космического туризма представляют уже несколько частных компаний, в том числе и в России. Но старт задерживается — в основном даже не по технологическим, а по юридическим причинам.

Россия — родина космического туризма. Первые два коммерческих космонавта (из Великобритании и Японии) поднялись на орбитальную станцию «Мир» еще в 1990 году. После распада СССР «Роскосмос» и зарегистрированная в США компания Space Adventures принялись «катать» желающих на Международную космическую станцию. Возможность провести на орбите Земли две—четыре недели могут позволить себе немногие: поездка стоит $30–50 млн. Начиная с 2001 года в такие туры слетали лишь семь человек. Все туристы — богачи: среди них, например, бизнесмен из ЮАР Марк Шаттлворт, основатель компании Canonical, разработавшей операционную систему Ubuntu; глава технологической компании Prodea Systems американка Ануше Ансари, руководитель канадского Cirque du Soleil Ги Лалиберте.

Еще в середине 2000-х годов никто и подумать не мог, что в космической отрасли может найтись место частным компаниям: запуски ракет были такими дорогими, что только государства (да и то немногие) могли тратить на них деньги. Космос был несовместим с бизнес-моделями и имел исключительно стратегическое и исследовательское значение.

Все меняется на глазах: основатель американской частной космической компании SpaceX Илон Маск испытывает многоразовые ракеты-носители Falcon, призванные составить конкуренцию более дорогим ракетам NASA и «Роскосмоса». А в феврале этого года предприниматель рассказал о своих планах в области космического туризма — объявил, что не позднее конца 2018 года отправит двух космических туристов в полет вокруг Луны.

Маск не единственный предприниматель, который готов возить туристов в космос. Ниша, которую другие «перевозчики» рассматривают как потенциально рентабельную, — это суборбитальные (на высоте около 100 км) полеты. Благодаря тому что многоразовый корабль не должен выходить на устойчивую орбиту, такие запуски значительно дешевле. Участники полета смогут насладиться видом проплывающей под кораблем Земли. Правда, вместо одной-двух недель невесомости на МКС здесь это состояние продлится лишь около пяти минут.

Так, в прошлом году компания Blue Origin (США), основанная создателем Amazon.com миллиардером Джеффом Безосом, успешно испытала трехместную ракету New Shepard, которая отправит туристов на высоту около 100 км — ниже стабильной орбиты, на которую обычно выводят спутники и космические корабли. И хотя ни одного коммерческого полета пока не состоялось, в Blue Origin не сомневаются, что найдутся десятки тех, кто будет готов выложить по $250–300 тыс. за возможность подняться над Землей.

Американская компания Virgin Galactic (один из основателей — миллиардер Ричард Брэнсон) зашла дальше: к 2014 году она успела распродать десятки будущих рейсов, получив в общей сложности $80 млн. Но пока в Virgin Galactic не могут назвать даже год, в котором состоится первый рейс.

Радужные представления о бурном росте рынка космического туризма столкнулись с суровой реальностью, говорит вице-президент фонда «Сколково», исполнительный директор кластера «Космос» Алексей Беляков: «Для перевода экспериментальных аппаратов в разряд туристических, создания инфраструктуры, повышения надежности и комфортности средств суборбитального туризма требуются крупные вложения». Так, общий размер инвестиций в Blue Origin уже превысил $500 млн, но, чтобы доказать безопасность своих ракет-носителей и кораблей, Джеффу Безосу придется привлечь в несколько раз больше.

Тем не менее, по оценке Алексея Белякова, компании все равно превратят туристические проекты в реальность. Произойти это может уже в начале 2020-х годов.

Земля в иллюминаторе

Российские космические стартапы тоже ищут способ взлететь, удешевив туристические полеты. В 2013 году бывший сотрудник ГКНПЦ имени М.В. Хруничева Павел Пушкин предложил свой проект суборбитального космического аппарата фонду «Сколково». Годом позже основанная Павлом компания «КосмоКурс» стала резидентом фонда, который профинансировал ранний этап ее исследований и познакомил с «Роскосмосом». «В «Роскосмосе» заинтересованы в создании подобных проектов», — говорит Павел Пушкин.

По словам Алексея Белякова, проект привлекателен предполагаемой ценой тура — около $200 тыс. за полет — и мягкими требованиями к здоровью будущих туристов: подготовка займет два-три дня, а перегрузки в полете составят не более 4G. Оценивая аудиторию космического туризма, вице-президент фонда «Сколково» ссылается на проведенное в 2015 году исследование консалтинговой компании New World Wealth, насчитавшей в России более 82 тыс. долларовых миллионеров; немалая их часть могла бы стать космическими туристами.

В основном техническое решение, придуманное «КосмоКурсом», повторяет идею New Shepard. При этом в российском проекте планируется отправлять туристов вдвое выше, чем в американском, и обеспечивать им в полтора раза больше времени в невесомости. Свободного пространства для туриста тоже будет вдвое больше. «Мы ориентируемся на 700 туристов год, что соответствует примерно 120 пускам ежегодно», — поясняет Пушкин.

Главное различие между «КосмоКурсом» и Blue Origin — объем инвестиций. «У Джеффа Безоса проблем с деньгами не возникает. К сожалению, у наших резидентов этап разработки гораздо более ранний. Параллельно с разработкой они ведут поиск финансирования», — объясняет Алексей Беляков. Непосредственное сооружение ракет-носителей и космических кораблей начнется не раньше 2018 года. «Мы серьезно завязли в стадии проектирования, решая попутно организационно-правовые проблемы. Надеемся, что первый пуск сможем осуществить в 2021 году», — констатирует Пушкин.

Уперлись в потолок

Все бы хорошо, но есть одно «но», которое может положить конец мечтам частных компаний о космическом туризме. «Все технические задачи решаемы — и не только суборбитальных полетов, но и полетов вокруг Луны, — говорит член-корреспондент Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского Андрей Ионин. — Вопрос, в который уперлись компании, совершенно иной. Когда они переходят от экспериментальных запусков к массовым, они подпадают под законодательства своих стран о предоставлении туристических услуг, которые предъявляют очень жесткие требования к надежности полетов».

И здесь начинаются проблемы. В ноябре 2014 года во время испытательного полета космического корабля SpaceShipTwo, принадлежащего Virgin Galactic, один из двух пилотов погиб, другой получил серьезные травмы. «Если бы это был реальный туристический полет, история компании бы на этом закончилась, — рассказывает Ионин. — Я слышал от самих топ-менеджеров Virgin Galactic несколько лет назад, что они пытались внести в американское законодательство разделы, касающиеся суборбитального туризма, где требования к безопасности были бы смягчены. Но провести такие поправки в США очень непросто».

Не получится действовать и через офшор — зарегистрировать компании там, где нет таких требований к безопасности. «Технологии, которые используются в рамках этих проектов, подпадают под международные договоренности о нераспространении информации, — поясняет Ионин. — Недаром Брэнсон свою компанию зарегистрировал именно в США. Кроме того, потенциальные космические туристы — люди, мягко говоря, непростые. Любая катастрофа обернется исками, черным пиаром, попытками свести счеты с «извозчиком». Тут все иначе, чем даже с безопасностью автомобилей или каких-нибудь смартфонов, которые покупают обычные смертные». Чтобы эра частного космического туризма наконец началась, компаниям предстоит доказать, что им можно доверить жизнь людей.