Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Кредитные каникулы
Материалы выпуска
Кредитные каникулы Рынок «Технологии не спрашивают разрешения» Решения Упущенная выгодность Рынок Пределы цифрового роста Инновации
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Кредитные каникулы
Статистика начала года выглядят довольно печально. Однако эксперты оптимистичны и ожидают постепенного возрождения рынка кредитования. Правда, далеко не во всех сегментах, зато по более выгодным для заемщиков ставкам.
Фото: Getty Images Russia

Согласно данным Банка России, за январь—февраль 2017 года основные показатели деятельности российских банков снизились: активы упали на 0,9%, кредиты экономике — на 1,6%, кредиты нефинансовым организациям — на 2,2%, кредиты физическим лицам — на 0,1%. При этом объем просроченной задолженности по корпоративному портфелю вырос на 3,9%, ее удельный вес увеличился с 6,3 до 6,7%, удельный вес просроченной задолженности по розничному портфелю вырос с 7,9 до 8,2%.

Напомним, что в прошлом году на рынке были противоположные тенденции. Так, по итогам 2016-го объем просроченной задолженности по корпоративному портфелю российских банков сократился на 8,9%, наблюдалось и снижение удельного веса просроченной задолженности физлиц — с 8,1 до 7,9%. При этом розничный кредитный портфель по итогам прошлого года вырос на 1,4%, а корпоративный, как и в этом году, сокращался — падение объема кредитов нефинансовым организациям составило 3,6%.

Сезонный фактор

Эксперты объясняют спад кредитования в основном сезонными факторами. «К 1 января банки расчищают балансы, чтобы иметь на конец года хорошие цифры, а потом в январе—феврале просроченная задолженность подскакивает. В том числе по чисто техническим причинам — люди на зимние каникулы уехали в отпуск, забыли заплатить. Если сгладить сезонные факторы, то, по нашим подсчетам, пиковые значения удельного веса просроченной задолженности были пройдены в первом—втором кварталах 2016 года», — полагает главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников.

Увеличение доли просрочки в январе—феврале носит сезонный характер и связано с традиционным снижением объемов кредитования в начале года, соглашается замначальника департамента розничных продуктов и процессов Газпромбанка Юлия Елсукова: «Новые кредиты не успевают замещать погашаемую задолженность в кредитном портфеле, в результате чего наблюдается рост доли старых плохих долгов».

Помимо сезонного фактора мог сыграть свою роль и эффект «высокой базы» — в 2016 году многие банки смогли избавиться от значительного количества проблемных кредитов. «Большое влияние на снижение просроченной задолженности в 2016 году оказало досрочное погашение кредитов ОПК по госгарантиям на сумму 800 млрд руб., что позволило банкам, на балансе которых находились эти кредиты, часть которых могла быть просроченной, высвободить большой объем средств из резервов и улучшить показатели качества кредитных портфелей, — говорит старший финансовый аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. — В 2016 году прирост резервов на возможные потери составил всего 188 млрд руб. против 1,35 трлн руб. в 2015 году. Рост просрочки с начала этого года обусловлен все еще слабой ситуацией в экономике».

Если посмотреть на статистику, то можно увидеть, что основную негативную динамику показали госбанки, говорит первый зампредседателя правления Росбанка Илья Поляков: «Также стоит учесть факт валютной переоценки. Укрепление рубля привело к снижению стоимости валютной части кредитного портфеля, тогда как основной объем просроченной задолженности приходится на рублевые кредиты. Мы полагаем, что этот показатель отражает текущие проблемы в банковском секторе, но говорить об угрозе устойчивости банковской системы в целом не приходится. Естественно, некоторые банки, имеющие концентрацию кредитного портфеля в проблемных секторах экономики, наиболее подвержены риску, в то время как положение крупных универсальных банков c дифференцированным портфелем весьма устойчиво».

Михаил Матовников также отмечает, что снижение корпоративного кредитного портфеля было отчасти вызвано тем, что для крупных российских эмитентов открылись западные рынки и они начали замещать кредиты заимствованиями в форме еврооблигаций. Действительно, начиная с осени прошлого года на Западе прошло сразу несколько крупных размещений российских эмитентов — таким образом средства привлекали, в частности, «Газпром», «Роснефть», АЛРОСА.

Перспективы рынка

Большинство экспертов довольно оптимистичны, рассуждая о перспективах рынка кредитования. «По нашим ощущениям, основные риски, связанные с заемщиками, уже реализовались и существенных потрясений ожидать не стоит, — считает Илья Поляков. — К тому же основная часть просроченной задолженности приходится на секторы экономики, наиболее подверженные кризису, например строительство. Мы были к этому готовы, проводя достаточно выборочную политику кредитования».

При этом наблюдаемый рост доли просроченной задолженности в кредитных портфелях не приведет к ужесточению условий кредитования. Напротив, борьба за качественных заемщиков вынудит банки снижать процентные ставки.

Уже по результатам марта—апреля ситуация с кредитованием начнет выправляться, уверена Юлия Елсукова: «Никакого ужесточения условий кредитования и роста ставок не предвидится. Напротив, усилившаяся конкуренция за качественного заемщика подстегивает рынок к либерализации условий кредитования и снижению процентных ставок».

Пока рост розничного портфеля происходит за счет ипотечных кредитов, а потребительское кредитование падает, говорит Михаил Матовников. «Сейчас мы медленно, но верно приближаемся к тому, что потребительское кредитование будет восстанавливаться и объемы выдач сравняются с объемами погашений. Я не думаю, что это случится в ближайшие несколько месяцев, поскольку и май, и лето не самое благоприятное время для данного рынка. Но уже с осени, думаю, мы увидим положительную динамику портфеля необеспеченных розничных кредитов», — объясняет он. При этом, по словам эксперта, конкуренция на рынке очень серьезная, идет увеличение максимальных сроков кредитования, поэтому условия кредитования для розничных заемщиков будут улучшаться. Качество кредитов нового поколения неплохое, а это означает, что потенциал для данного улучшения существует.

Денис Порывай более осторожен. «Мы не ждем значительного улучшения макроэкономической ситуации или большого, более 7% год к году, прироста кредитования, которое привело бы к снижению удельного веса просроченной задолженности, — говорит он. — Также ожидаем небольшое увеличение стоимости риска в целом по системе и некоторое увеличение отчислений в резервы в 2017 году. Хотя сейчас кредитный риск заметно снизился, то есть новые плохие кредиты не появляются и нет угрозы для финансовой стабильности, однако некоторым банкам может потребоваться докапитализация, поскольку уровень старых плохих кредитов, которые еще не покрыты резервами, остается высоким, а собственная прибыльность не позволяет повысить достаточность капитала».

Ставки по продуктам розничного кредитования сейчас находятся на уровне ниже докризисного, отмечают в Росбанке. С учетом стабилизации и восстановления объемов выдач беззалоговых кредитов в 2016 году изменение процентных ставок было неотъемлемой частью корректировки условий продуктовой линейки в ответ на адаптацию к новым реалиям рынка, считают в банке. Снижение ставок в этот период — это не только реакция на изменение ключевых финансовых факторов для кредитной организации, но и дополнительная коммуникация заемщику об улучшении экономической ситуации, что пришло время реализовать отложенный спрос на кредитные продукты.

Что касается корпоративного кредитного портфеля, то здесь перспективы не столь радужные. «Динамика кредитного портфеля отражает текущую ситуацию в экономике России. Компании не развивают активно инвестиционные программы в ожидании стабилизации восстановления и начала стабильного роста российской экономики», — говорит Илья Поляков. Кроме того, он отмечает, что в январе—феврале компании не слишком активно брали кредиты, поскольку ожидали понижения ключевой ставки Банка России и, соответственно, ставок по банковским кредитам. «Поэтому можно говорить об эффекте отложенного спроса, который должен реализоваться в ближайшие месяцы. Наши аналитики прогнозируют дальнейшее снижение ключевой ставки в течение 2017 года, а значит, и удешевление заемных средств и оживление экономики, что само по себе должно дать импульс к росту кредитного портфеля», — добавляет эксперт.

Денис Порывай считает, что уровень ключевой ставки не особо влияет на объемы рынка — гораздо большее значение имеет динамика цен на энергоносители. «В условиях восстановления цен на нефть с $30 до 50 за баррель в 2016 году произошло некоторое увеличение спроса на рублевое кредитование, что обеспечило прирост корпоративного рублевого сегмента на 380 млрд руб., — говорит эксперт. — Валютное кредитование, напротив, сокращалось, что отражает реклассификацию ряда кредитов финансовым институтам из корпоративного сегмента, а также процесс дедолларизации кредитного портфеля, происходящий в некоторых крупных банках. Спрос на кредитование со стороны качественных заемщиков остается низким из-за неопределенных условий как на внешнем, так и на внутреннем рынках. Уровень ключевой ставки в данном случае вторичен по сравнению с тем влиянием, которое оказывает конъюнктура на сырьевых рынках».

Михаил Матовников также отмечает, что рублевое кредитование продолжает уверенно расти, но с учетом падения валютного портфеля по итогам нынешнего года, возможно, будет даже зафиксировано снижение общего объема выданных предприятиям кредитов. При этом рост рынка будет поддерживаться за счет кредитования среднего и «не слишком крупного» бизнеса. «Крупнейшие корпорации будут все активнее привлекать средства на долговом рынке, преимущественно на Западе, где процентные ставки гораздо ниже, чем в России, — полагает он. — Малый бизнес у нас в основном представлен предприятиями сферы торговли и услуг, и ему сейчас не до кредитов и не до экспансии — падение доходов населения продолжается, на рынке превалирует сберегательная модель поведения потребителей, спрос на довольно низком уровне. А вот средние производственные предприятия, а также крупные, но недостаточно крупные, чтобы выпускать евробонды, выиграли от девальвации рубля и вполне могут начать активно наращивать обороты. Именно им в ближайшее время в первую очередь и будут необходимы кредиты на развитие».