Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Китай на «зеленом» пути
Материалы выпуска
В режиме климат-конфликта Решения Китай на «зеленом» пути Решения «Химия может вносить серьезный вклад в охрану окружающей среды» Решения Пластик из CO2 Инновации
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Китай на «зеленом» пути
Китай — «мировая фабрика» и крупнейший эмитент парниковых газов — постепенно превращается в лидера в области чистой энергетики, электротранспорта и климатической политики.
Фото: Reuters

За последние два года КНР инвестировала в «зеленую» энергетику более $200 млрд — вдвое больше, чем США, и планирует потратить еще $360 млрд до 2020 года. Планы развития автомобильной отрасли предусматривают жесткие стандарты экономии топлива и рост парка электромобилей — к 2020 году их число на дорогах КНР должно достичь 5 млн единиц. Страна также постепенно сокращает использование угля — через три года его доля в энергетическом балансе должна сократиться до 55% с нынешних 64%. В конце 2017 года в КНР должен появиться единый национальный рынок для торговли квотами на выброс парниковых газов — пилотные проекты уже запущены в семи городах.

Причины поворота страны в сторону чистых технологий очевидны: накопленный экологический ущерб негативно отражается на здоровье граждан и приводит к экономическим потерям, тогда как стратегические инвестиции в стремительно развивающийся многомиллиардный рынок чистых технологий позволяют Китаю закрепить за собой статус ведущего производителя и экспортера источников энергии будущего — а значит, и позицию экономической супердержавы.

Желтое небо Поднебесной

Китайское экономическое чудо и десятилетия роста национальной промышленности и автомобилизации сопровождались резким ростом загрязнения воздуха, в том числе оксидами серы и азота, формальдегидом и ртутью. Зимой, когда снижение температуры вызывает рост потребления электроэнергии, китайские города окутывает удушающий желтый смог: почти две трети электричества в стране производятся угольными ТЭС. Сжигание угля сопровождается выбросом мельчайших взвешенных частиц (PM), которые, смешиваясь с атмосферной влагой, превращаются в густой туман, снижающий видимость до нескольких метров. Опасность для здоровья человека представляют частицы размером 10 микрометров (мкм) и менее, самыми опасными являются частицы меньше 2,5 мкм (PM 2,5)  — проходя через стенки легких, они попадают в кровоток, провоцируя дыхательные, сердечные и онкологические заболевания. Рекордный уровень концентрации PM 2,5 был зафиксирован в Пекине в январе 2013 года — почти 1 тыс. мкг/куб. м (при суточной норме 70 мкг/куб. м). По подсчетам ученых, каждый год от последствий загрязнения в КНР умирают около 1,6 млн человек — это 17% всех смертельных случаев в стране. По данным Всемирного банка (ВБ), преждевременные смерти из-за низкого качества воздуха в 2013 году стоили Китаю $1,4 трлн, а сопутствующие заболевания — еще $1,5 трлн. В целом ущерб от загрязнения в ВБ оценили почти в 10% ВВП Китая. Оценки Министерства охраны окружающей среды КНР существенно ниже: в 2010 году ведомство признало ущерб в 1,5 трлн юаней ($227 млрд), или 3,5% ВВП.

Борьба за воздух

В конце 2013 года Госсовет КНР издал план по предотвращению загрязнения воздуха, предусматривавший сокращение на 25% концентрации взвешенных частиц в Пекине, Тяньцзине и провинции Хэбэй к 2017 году, на 20% — в провинциях Шаньси и Шаньдун, на 10% — во Внутренней Монголии. Спустя год власти пошли на существенный пересмотр и ужесточение экологического законодательства. Новый закон об охране окружающей среды, вступивший в силу в начале 2015 года, расширил полномочия властей, позволив им накладывать гигантские штрафы и конфисковывать имущество предприятий, ответственных за незаконное загрязнение, а их владельцев — арестовывать на срок до 15 суток. Кроме того, основных загрязнителей обязали установить автоматизированные приборы учета и публиковать данные о загрязнении.

На местные власти возложили ответственность за качество воздуха и обеспечение соблюдения требований экологического законодательства. Центр стал оценивать регионы не только по темпам экономического роста, но и по экологическим показателям. Местные власти также обязали создать централизованные системы экомониторинга и регулярно обнародовать полученные данные. Однако до сих пор полноценную сеть удалось создать лишь в Пекине.

Впрочем, муниципалитеты КНР по-прежнему больше обеспокоены не вопросами экологии, а экономическим ростом. Вопреки обещанию правительства сократить избыточные мощности по производству стали они увеличились в 2016 году на 36,5 млн метрических тонн.

Начало 2017 года в Пекине вновь ознаменовалось сильнейшим смогом — наивысший уровень опасности держался несколько недель подряд, из-за низкой видимости были отменены сотни авиарейсов, власти вынуждены были ограничить использование личного транспорта, остановить работу ряда предприятий и электростанций — и даже начать борьбу с мангалами.

Глава города Цай Ци объявил о намерении закрыть 500 заводов и модернизировать более 2,5 тыс. фабрик, а также на 30% сократить использование угля к концу 2017 года. В марте закрылась последняя крупная угольная ТЭС в пределах города — вскоре после того как премьер Госсовета КНР Ли Кэцян пообещал «снова сделать наши небеса синими».

В апреле Министерство защиты окружающей среды дало старт годовой программе мониторинга воздуха в 28 городах КНР.

Парниковые газы

Усилий властей может быть недостаточно, чтобы решить проблему смога. Согласно недавнему исследованию одной из причин безветренной погоды в регионе, повышающей концентрацию взвешенных частиц, является глобальное изменение климата — а значит, решение должно носить планетарный масштаб.

КНР, на долю которой приходится почти четверть всех мировых выбросов, в рамках Парижского соглашения может достичь пика выбросов СО2 к 2030 году. Однако согласно официальной статистике выбросы парниковых газов в последние несколько лет не только не росли, а даже немного снижались, несмотря на рост ВВП.

Главным образом снижение происходит за счет постепенной замены угольных электростанций возобновляемыми источниками энергии (ВИЭ)  — к 2030 году их доля в энергетическом балансе страны должна составить 20%. В январе 2017-го власти объявили об отмене строительства 85 угольных электростанций, еще 18 объектов были заморожены ранее. Строительство новых угольных станций полностью запрещено в трех крупнейших городах — Пекине, Шанхае и Гуанчжоу, а в целом по стране число разрешений на их строительство в 2016 году упало на 85%. К концу 2015-го установленная мощность солнечных батарей и ветряных турбин превысила 170 ГВт — это примерно четверть всех мировых мощностей.

Стимулирует строительство ВИЭ бум на рынке «зеленых» облигаций, поддерживаемый Народным банком Китая. По его подсчетам, для достижения заявленных целей необходимо инвестировать в «зеленые» проекты не менее $320 млрд, или более 3% ВВП, в течение следующих пяти лет.

Главной альтернативой углю в стране считают газ, в том числе синтетический, получаемый за счет переработки угля. Однако хотя его использование в энергетике и способно сократить выбросы загрязняющих частиц, совокупный объем выбросов СО2 при производстве и сжигании только увеличится, предупреждают экологи.

«Зеленый» транспорт

Экологическое законодательство Китая также уделяет особое внимание сокращению автомобильных выбросов. В 2014 году на дорогах страны появилось 17 млн новых машин, а число автовладельцев достигло 154 млн по сравнению с 27 млн в 2004 году.

В Пекине на долю автотранспорта приходится существенная часть загрязнений, в том числе 86% монооксида углерода, 57% оксида азота и 31% PM 2,5. В 2017 году власти города ввели строгое нормирование автомобильных выхлопов, аналогичное тому, что действует в экологически продвинутой Калифорнии. В КНР развивается массовое производство электрокаров и гибридных автомобилей с ценой от $10 тыс.

«В электроавтомобиле в несколько раз меньше деталей, чем в машине на углеводородном топливе; соответственно, меньше затрат на обслуживание и выше надежность. В экологическом строительстве при той же цене новые материалы, например поликарбонат, получаемые из переработанного сырья или просто из содержащегося в воздухе диоксида углерода, служат дольше, — отмечает член правления Совета по экологическому строительству Антон Чупилко. — Дальнейшее движение в этом направлении неизбежно не только из-за угрозы глобальной климатической катастрофы, но прежде всего из-за реальной эффективности и выгод для общества и бизнеса».

За стремительный экономический рост Китай расплатился экологическим бедствием. Справиться с его последствиями и выстроить новую «зеленую» модель экономики — серьезный вызов. Похоже, страна его принимает, став крупнейшим и самым быстро растущим рынком экотехнологий — его общий объем с учетом товаров и услуг оценивается в $60,7 млрд.