Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Полис в зоне турбулентности
Материалы выпуска
Москва винтам не верит Инновации ​На взлет пойдут тяжелые Рынок Полис в зоне турбулентности Рынок Где учат на вертолетчиков Экспертиза ​Дрон в гражданском Инновации Вечное движение Решения
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Полис в зоне турбулентности
Несмотря на высокие риски, страхование частных вертолетов остается конкурентным сегментом рынка, а ставки по полисам — низкими.
Фото: Владислав Карпов/ТАСС
Серая зона

Страхование вертолетов в России — бизнес со множеством неизвестных. Даже точное число эксплуатируемых в стране частных вертолетов остается тайной. Как пояснил РБК+ президент Всероссийского союза страховщиков (ВСС) Игорь Юргенс, некоторое количество частных воздушных судов в нарушение всяких законов эксплуатируется без регистрации. «По итогам 2015 года отношение числа авиационных происшествий с зарегистрированными и незарегистрированными воздушными судами АОН (авиации общего назначения. — РБК+) составило два к одному. То есть можно предположить, что около трети таких воздушных судов не регистрируются», — делает вывод Игорь Юргенс.

По оценочным данным Андрея Осотина, заместителя начальника управления авиационного и космического страхования СК «Согласие», в России более 500 частных вертолетов. Потери 2009 года эксперт оценивает в 40 машин.

Лететь любой ценой

Между страхованием коммерческих и частных вертолетов разница очень большая, отмечают страховщики. Заместитель генерального директора «ВТБ Страхование» Алексей Володин говорит, что страхование частных вертолетов сопряжено с более высокими рисками, поскольку на них летают, как правило, непрофессиональные пилоты — сами владельцы.

При этом, говорит Игорь Юргенс, и в сегменте коммерческих вертолетов, которые эксплуатируются авиакомпаниями, количество авиационных происшествий и катастроф вот уже на протяжении шести лет держится на неудовлетворительном уровне — примерно полтора авиационных происшествия на 100 тыс. часов налета, а по вертолетам АОН показатели еще хуже.

Страховщики отмечают, что пилоты-частники позволяют себе отвлекаться, не следовать правилам полетов по приборам, стремятся выполнить полет во что бы то ни стало, несмотря на возникшие риски. Нередко выяснятся, что отсутствует не только государственная регистрация воздушного судна, но и сертификат летной годности, свидетельство о допуске пилота к полету на данном типе воздушного судна, а также медицинский сертификат.

Для получения пилотского удостоверения достаточно около 50 учебных часов налета в сертифицированной школе плюс около 300 часов теории. Далее пилот может приступить к выполнению самостоятельных полетов, поясняет директор департамента авиастрахования компании «АльфаСтрахование» Александр Хомяков: «Пилот самостоятельно определяет, когда, как и с какой целью он выполняет полет, каким топливом заправлять вертолет, как его обслуживать, в какое время суток лететь. Здесь очень широкое поле для ошибок. Статистика такова, что основные причины аварий чаще всего — неверные решения самого пилота».

Тариф вне плана

Отдельной статистики по страхованию вертолетов нет ни у регулятора, Банка России, ни у Российской ассоциации авиационных и космических страховщиков. Компания Mains Insurance Brokers & Consultants опросила страховщиков, на долю которых приходится 80% рынка страхования вертолетов, и выяснила, что их сборы за 2016 год по страхованию частных вертолетов составили $5,5 млн, а выплаты оказались намного больше — $23 млн.

Владелец вертолета обязан страховать гражданскую ответственность перед третьими лицами. А страхование каско вертолета — дело добровольное, оно включает страхование рисков гибели, повреждений, пропажи без вести, угона. Однако стоимость вертолетов подталкивает большинство владельцев оформлять полис авиакаско. Если техника эксплуатируется непосредственно владельцем-пилотом в личных целях, риск будет оценен выше, чем по коммерческим вертолетам. Соответственно, если вертолет приобретается крупными компаниями, риск наступления страхового случая снижается.

При расчете стоимости полиса учитывается не только тип вертолета, но и многие другие факторы: история убытков, цели использования воздушного судна, интенсивность его эксплуатации, опыт пилотов, география полетов, климатические условия. Страховщики оценивают и степень изношенности старой техники, и отсутствие достаточного опыта эксплуатации новой. В первую очередь машин иностранного производства, поскольку в основном частные владельцы предпочитают технику Eurocopter, AgustaWestland, Bell, а чаще всего покупаются вертолеты Robinson. Самые популярные модели вертолетов Robinson — R66 и R44 — в самой последней модификации стоят $1,2 млн и $670 тыс. соответственно.

Наименее привлекательными для страховщиков выступают относительно недорогие и обманчиво простые в управлении модели. По словам Андрея Осотина, ряд страховщиков не занимаются страхованием вертолетов Robinson R44 в силу их особенностей (двухлопастной несущий винт, минимум приборного и навигационного оборудования, отсутствие самописцев), не всегда высокого уровня подготовки пилотов, эксплуатирующих такие машины. Принимается в расчет и тот факт, что потери данного типа вертолетов в России начиная с 2009 года составляют порядка 25 бортов.

Размеры тарифов, как отмечает Роман Чернов, директор Центра авиационного страхования СК «Альянс», очень различны и варьируются от 1,5 до 4% от стоимости вертолета. Как сообщили РБК+ в СК «Согласие», тарифы на каско для R44 и R66 будут на уровне 1,8–2,2% от цены вертолета, а страхование гражданской ответственности обойдется в 12–14 тыс. руб.

В «АльфаСтраховании» приводят другой пример — в среднем по рынку годовая премия при страховании R44 и R66 составит около 1,5%, то есть примерно $6–15 тыс.

Несмотря на высокие риски, этот сегмент страхового рынка весьма конкурентен, что, конечно, отражается на тарифах. «К сожалению, из-за концентрации страхового рынка и избытка перестраховочных емкостей, что ведет к обострению конкурентной борьбы между авиационными страховщиками, вопреки высокой аварийности в этом сегменте рынка все чаще прослеживается негативная тенденция снижения применяемых тарифов, никак не связанная с уровнем безопасности полетов», — уверяет Игорь Юргенс. Из-за низких тарифов страховщики начинают терять интерес к страхованию частных вертолетов. «Мы отказались от этого бизнеса: убытки существенно превышают доходы», — говорит Александр Хомяков.