Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
«Электронная система выдает налоговикам, кто требует особого внимания»
Материалы выпуска
Бизнес на преодолении Рынок «Электронная система выдает налоговикам, кто требует особого внимания» Рынок Технологии на службе Инструменты
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Материалы выпуска
«Электронная система выдает налоговикам, кто требует особого внимания»
Об основных способах минимизации бизнес-рисков РБК+ рассказал к.ю.н., руководитель департамента налоговой безопасности, международного планирования и развития аудиторско-консалтинговой компании КСК групп Роман Шишкин
Фото: Юлия Григорьева для РБК

— Какие тенденции в налоговом контроле сегодня влияют на развитие бизнеса?

— Налоговые проверки перестают быть формальными. Расширяются полномочия проверяющих и нестандартные методы проведения налоговой проверки: для сбора доказательств используют интернет, анализируются российские и зарубежные сайты компаний, допрашиваются свидетели, с помощью изучения рекламы выясняются данные о стоимости товаров, работ или услуг налогоплательщика. Если раньше налоговый инспектор приходил, доначислял какие-то суммы и на этом его задача была выполнена, то сейчас у налоговой службы цель — обязательно обеспечить поступление в бюджет.

Кроме того, появились электронные инструменты контроля, такие как система АСК НДС-2 и АИС «Налог-3». Первая отслеживает налог на добавленную стоимость (НДС) по всей цепочке движения продукции. Вторая анализирует саму среду, в которой компания ведет бизнес: сотрудников — кто, когда, куда переходил, движение платежей, в том числе отслеживает нестандартные (посреднические договоры, займы и т.д.), анализирует информацию, поступившую из других государственных органов. Сама система выдает налоговому инспектору, какая зона предпринимательской деятельности требует особого внимания. Например, система анализирует, что резко растут расходы по налогу на прибыль или размер налога на добавленную стоимость оказался меньше, чем в прошлом налоговом периоде, — это уже повод для проверки.

Налоговые инспекторы стали смотреть на то, как структурирован бизнес: выявляют взаимозависимость разных структур, реальных бенефициаров, компании-активодержатели. Повышенное внимание вызывают компании, применяющие специальные налоговые режимы, а также так называемые недобросовестные поставщики.

В этих условиях собственникам бизнеса нужен не просто практический и профессиональный совет консультанта, важен экономический эффект, соблюдение принципа ROI — возврат инвестиций на вложенное в консалтинг.

Например, один из выигранных нами в Верховном суде РФ процессов по оспариванию результатов налоговой проверки — дело компании ООО «Центррегионуголь» — стал резонансным в практике споров по необоснованной налоговой выгоде. Консультанты не только доказали добросовестность налогоплательщика и реальность сделки, но восстановили репутацию компании, работавшую в том числе по государственным контрактам. Выигранные в полном объеме налоговые доначисления в десять раз превышали стоимость затрат на юридическое сопровождение спора.

— Российским компаниям по-прежнему свойственно дробление бизнеса? Какие это влечет риски, в каких случаях оно оправдано?

— На самом деле большинство крупных компаний так или иначе осуществляют бизнес в формате нескольких юридических лиц. У дробления бизнеса две основные цели: это реальная защита активов от претензий государственных органов и третьих лиц и возможность в рамках действующего законодательства хоть как-то уменьшить налоговую нагрузку.

Но для бизнеса это всегда большой риск, поскольку налоговая инспекция воспринимает дробление исключительно с точки зрения целенаправленного агрессивного налогового планирования в целях уменьшения налоговой базы.

Обоснованность дробления всегда зависит от истории создания компаний и истории появления на них активов. Любое образование нового структурного подразделения в группе компаний должно быть экономически обосновано и оправдано управленческими решениями.

Одно дело, если собственник решает выделить из состава отдельное юридическое лицо, перевести на него недвижимое имущество — земельный участок, например, а саму компанию — на упрощенную систему налогообложения и себе же сдавать этот объект в аренду, скажем, для занятия сельским хозяйством. Совершенно очевидно, что возникнут вопросы: ведь раньше компания никому ничего не платила, у нее стоял на балансе земельный участок, какие-то здания, сооружения, оборудование — это шло в расчет амортизации, а теперь неожиданно она по несколько миллионов в месяц платит взаимозависимому лицу за объект, которым раньше владела сама.

И совершенно иная ситуация, если компания создается как полностью самостоятельная бизнес-единица: с новым собственником, который хочет вести совместный бизнес, рыночными операциями, товарным знаком и маркетинговой политикой. А также, что немаловажно, с новым штатом. Переток сотрудников из одной компании в другую легко отслеживается с помощью системы 2-НДФЛ и может вызвать много вопросов.

В нашей практике были примеры, когда мы смогли обосновать объективность и целесообразность взаимоотношений между взаимозависимыми компаниями крупного холдинга и убедить налоговую в отсутствии умысла собственников на неуплату налогов.

Правоприменительная практика показывает, что долгосрочное развитие бизнеса возможно только при его грамотном структурировании, защищенности от внешних угроз и прогнозировании потенциальных рисков со своевременными консультациями юристов по их минимизации.

— То, что бизнес заранее готовится защищать свои активы, это нормальное явление или симптом нездорового бизнес-климата?

— Это нормальная долгосрочная стратегия успешных собственников. Бизнес должен быть готов к проблемам и рискам, которые могут возникнуть у него завтра.

Например, даже если в компании самостоятельно нашли какую-то ошибку в бухгалтерском учете, а налоговая инспекция уже назначила проверку, штрафов не избежать — есть прямая норма в законодательстве, не освобождающая в этом случае от ответственности. Можно лишь снизить выплаты по части пеней и при наличии смягчающих обстоятельств претендовать на уменьшение штрафных санкций.

Стремление защитить активы — естественное поведение для бизнеса, который хочет прогнозировать свои риски и иметь возможность совместно с консультантами адекватно на них реагировать.

— Если применение льготных налоговых режимов — «красная тряпка» для регулятора, как ими пользоваться с минимальным риском?

— Если у компании появляется новое юридическое лицо, применение специального налогового режима обосновано развитием нового направления компании совместно с новыми партнерами и незначительными оборотами на начальных этапах. Самостоятельность новой компании минимизирует риски при взаимодействии с аффилированными компаниями группы. При этом у нового бизнеса должна быть прогнозная стратегия на несколько лет вперед — план роста оборотов компании, привлечения клиентов, выхода на новые рынки и т.д. Таким образом, сам по себе факт применения упрощенных режимов дочерними структурами законодательством допускается, но нужно показать, что нет единственной цели — оптимизировать налогообложение. То есть, во-первых, компания должна носить самостоятельный характер. Во-вторых, важно, с какими контрагентами работает компания, насколько они благонадежны. Поскольку регулятор сегодня внимательно анализирует деятельность всех участников сделки.

— Автоматизация налогового контроля, датчики в шубах, онлайн-кассы — все нацелено на повышение прозрачности бизнеса. Бизнес к этому готов?

— Очень многие компании целенаправленно отказываются от легальной оптимизации, чтобы стать абсолютно «белыми». Но есть объективный момент, почему не все на это идут. Дело в том, что конкуренты продолжат использовать механизмы по регулированию налоговой нагрузки: регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя, специальные налоговые режимы, завышение закупочных цен продукции, уменьшение налоговой базы путем применения посреднических договоров.

Они в одних и тех же условиях рынка смогут предложить покупателям более дешевый товар, клиенты пойдут к ним.

Поэтому бизнес и дальше будет пытаться искать легальные механизмы по уменьшению налоговой нагрузки и увеличению оборотных средств для более эффективного развития бизнеса.

— С момента перехода страны на рыночную экономику образовался пул собственников, которым предстоит передать выращенный бизнес в наследство. Это стимул для прозрачности?

— Когда собственник пытается создать так называемый семейный бизнес и передать его в дальнейшем детям, естественно, он хочет передать бизнес максимально защищенным. Именно поэтому собственник привлекает профессиональных консультантов для диагностики правовых рисков, перестроения юридической структуры и сопровождения сделки по регистрации смены бенефициара бизнеса. Собственнику важно понимать реальную картину рисков и получить практические советы по их минимизации, что невозможно без привлечения внешних экспертов.

— Налогоплательщики — собственники крупного бизнеса уходят из страны, среди средних компаний есть такая тенденция?

— Зависит от изначальной направленности. Если первоначально бизнес создавался как российский холдинг и не имел в своей структуре иностранной составляющей, то идти им особо некуда. Такие компании наоборот пытаются удержаться на российском рынке и в дальнейшем захватить сегмент, который освободится после ухода с рынка более слабых игроков.

Те компании, которые изначально были ориентированы на западные направления, привлекали иностранные инвестиции, и собственник переехал жить за границу, безусловно, сейчас они пытаются перевести денежные средства и активы в юрисдикцию своего местонахождения, потому что они считают это более безопасным.

По большому счету, российское законодательство приводится в соответствие с европейскими канонами. Та же самая система электронного НДС, например, в Европе действует давно, расширяется международное сотрудничество по обмену информацией и борьбе с размыванием налоговой базы. Другое дело, что мы находимся в процессе изменений, тогда как на западе законодательство более стабильное, риски более прогнозируемы.