Бизнес на преодолении
Материалы выпуска
Бизнес на преодолении Рынок «Электронная система выдает налоговикам, кто требует особого внимания» Рынок Технологии на службе Инструменты
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Бизнес на преодолении
Сниженный спрос, жесткая конкуренция, волатильность рубля в условиях зависимости от импорта мобилизовали внутренние ресурсы предпринимателей. Кому из них кризис открыл новые ниши для бизнеса?
Фото: Getty Images Russia

Кризисные управляющие

Зона турбулентности для российских компаний закончилась. По крайней мере, индекс экономического настроения, который ежеквартально считает Институт статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ, в первом квартале 2017 года достиг максимума за последние два года и составил 91,6 пункта.

Опрос руководителей почти 20 тыс. предприятий показал относительную стабилизацию спроса и ожидаемых изменений выпуска и запасов готовой продукции в добывающей и обрабатывающей промышленности, портфеля заказов в строительстве, экономического положения в розничной торговле и сфере услуг. Такие сферы, как розница и услуги, где сосредоточен малый и средний бизнес, восстановились, показав прирост на три процентных пункта каждая.

Однако деловой климат остается нестабильным, говорит директор центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ Георгий Остапкович: индекс с середины 2014 года держится ниже своего среднего долгосрочного уровня (100 пунктов). При этом, по его словам, последние два года значение индекса значительно превышает его параметры, зафиксированные в эпицентрах двух предыдущих экономических кризисов в России. Худшим положение бизнеса за последние двадцать лет было в середине 2009 года.

Бизнес, по словам Георгия Остапковича, успел накопить компетенции, способствующие выживанию практически в любых условиях. «Там, где европейский бизнесмен давно бы сломался, российские предприниматели стоят, как гвозди», — отмечает он. Помимо того что несколько улучшилась рыночная конъюнктура, управленческие действия самих предпринимателей также позволили им адаптироваться к новой реальности и обрести равновесие, отмечается в исследовании ИСИЭЗ.

В стране сформировался пул кризисных управляющих как в бизнесе, так и в госуправлении. «У нас нет предпринимателей, которые бы умели одинаково хорошо работать и на подъеме, и на спаде. Проблема в том, что кризисные менеджеры продолжают действовать по антикризисным схемам, проявляют излишнюю осторожность, даже когда идет экономический рост», — говорит Георгий Остапкович.

Действительно, российские частные компании значительно превосходят своих иностранных коллег по оперативности принимаемых решений (75% предпринимателей демонстрируют это качество), готовности нести повышенные риски (73%) и в целом отличаются «более развитым духом предпринимательства» (81%), приводят в PricewaterhouseCoopers (PwC) данные международного исследования частного и семейного бизнеса в 2016 году.

Более того, по данным PwC, 67% частных российских компаний, принявших участие в исследовании, хотя и меньшими темпами, чем раньше, продолжали расти в прошлом году. 86% из них рассчитывают на рост в ближайшие пять лет, причем 15% планируют рост быстрый и агрессивный. В международную выборку попали компании с оборотом от $10 млн (таких оказалось 6%) до более чем $1 млрд (19%). Большую долю участников (35%) составили компании с объемом выручки от $101 млн до 500 млн, они преимущественно заняты в розничной торговле (19%) и промышленном производстве (17%).

Санкции в помощь

По данным бизнес-омбудсмена Бориса Титова, на фоне общего тяжелого положения бизнеса в 2017 году действительно стала расти доля предприятий с положительной динамикой развития. Как следует из доклада уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте РФ, состояние порядка 60% компаний за последние полгода продолжало ухудшаться из-за низкого спроса, роста издержек, снижения стоимости и недоступности финансирования. Однако 15% предприятий отмечают позитивные изменения в своей работе, тогда как в прошлом году положительной динамикой могли похвастаться немногим более 5%.

Этим компаниям удалось добиться роста, как следует из исследования аппарата омбудсмена, подготовленного совместно с ВЦИОМом, за счет расширения линейки товаров (30%), возможности инвестирования (31%), расширения географии рынков сбыта и партнерских отношений (42 и 43% соответственно)  и, как следствие, повышения спроса на товары и услуги (51%).

По словам Георгия Остапковича, растут преимущественно крупный промышленный и аграрный бизнес и связанные с ними малые и средние предприятия.

Санкционная политика привела к снижению конкуренции со стороны иностранных производителей, отмечает вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП) Владимир Буев. «Особенно это заметно в сфере сельхозпроизводства: торговые сети развернулись в сторону отечественного производителя, включая фермеров. Импортозамещение расширило их географию сбыта».

Часть компаний сектора МСБ, по его словам, смогли закрыть пробел потребительского спроса и снижение потребности в своих товарах и услугах на b2b-рынке за счет госзаказа. «Объем прямых госзакупок и закупок госкомпаний в последние годы растет, в том числе на услуги IT-сектора. Хотя тут нужно отметить весьма неконкурентный и неэластичный по ценам спрос», — говорит Владимир Буев.

Ограничения внешних рынков заставили российскую обрабатывающую промышленность «слезть с толлинга» — отправки сырья на переработку за рубеж с последующим потреблением готовой продукции, говорит доцент кафедры бизнеса и управленческой стратегии Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС Эмиль Мартиросян. В ряде отраслей (например, в деревообработке и нефтехимии), по его словам, полный цикл — от сырья до готовой продукции — стал осуществляться в стране. По мнению эксперта, у малых и средних компаний b2b-сектора тоже появилось немало преимуществ. «Крупные предприятия, оптимизируя работу, до 60% функций выводят на аутсорсинг. А сейчас им нужна не просто массовая услуга, а бутиковое обслуживание, не простой бухучет, а финансовый имплант, не обычная транспортная компания, а логистика хрупкого груза, например», — отмечает Мартиросян. Этими возможностями могли воспользоваться компании, владеющие технологиями и способные быстро адаптироваться к внешним изменениям.

Новые компетенции

Сегодня в бизнесе ценятся специалисты, которые умеют искать новые ниши. «В условиях высокой конкуренции, вместо того чтобы бороться за существующий рынок, нужно создавать новый, еще не существующий рынок, и многие российские предприниматели это уже осознали и находятся в активном поиске, отсюда рост стартапов», — говорит Эмиль Мартиросян. Так, число зарегистрированных в системе СПАРК стартапов в марте 2017 года увеличилось более чем на треть по сравнению с аналогичным периодом 2015-го и составило 6422 компании. Активную деятельность, впрочем, ведут лишь 23% из них.

Инвесторами новых малых и средних производств выступают и крупные компании. «Снижение курса рубля сделало нас конкурентоспособными по сравнению с китайцами. Однако внешние факторы лишь подтвердили правоту нашей стратегии», — говорит управляющий партнер ООО «КИТ» Павел Спичаков. По его словам, ставку на собственное производство компания делала изначально. До сих пор бизнес был связан с производством медицинских изделий: бахил, медицинских масок, лейкопластырей. В 2016 году Спичаков с партнерами зарегистрировал новую компанию и запустил во Владимирской области производство латексных презервативов, детской косметики и подгузников. Коммерсанты целенаправленно подбирали и нишу, и регион для открытия производства. «Мы искали место в двух часах от Москвы с квалифицированными кадрами, низким уровнем коррупции, я лично встречался с чиновниками, прежде чем заходить в регион», — говорит предприниматель. В ближайшее время компания рассчитывает выйти на европейский рынок.

«Монопродуктовому производителю сложнее двигаться в какие-то другие ниши. Однако, когда рубль существенно упал, а внутренние зарплаты остались на том же уровне или ниже, это открыло нам возможность для того, чтобы масштабировать бизнес и предложить свой сервис зарубежным клиентам», — рассказывает Владимир Луценко, генеральный директор компании по производству съемных ортодонтических аппаратов. По его словам, сейчас порядка 30–35% от общей выручки компании приносят рынки США и ЕС.

Пример бизнеса предпринимателей Спичакова и Луценко — истории не массовые, но показательные. Согласно исследованию уполномоченного по защите прав предпринимателей при президенте РФ и ВЦИОМ, девальвация оказалась выгодной не более чем 6% компаний.

Бизнес не просто занялся оптимизацией внутренних ресурсов и стал более интенсивно работать с действующим рынком, но действительно активно интересуется экспортом, говорит президент «Опоры России» Александр Калинин. По его словам, программы Российского экспортного центра (РЭЦ) пользуются большой популярностью у предпринимателей.

По данным исполнительного директора РЭЦ Алексея Тюпанова, более 80% запросов на поддержку экспортной деятельности в прошлом году пришло от представителей МСБ. Специальный образовательный проект РЭЦ по повышению «экспортной грамотности» малых и средних компаний сегодня работает уже в 37 регионах страны.

«Готовясь к экспорту, собственники мыслят не интуитивно, а структурно. Модернизируют все: каталоги продукции, сайт, юридическую структуру, логистику. Неожиданно для себя на фоне улучшения бизнес-процессов под экспорт компании укрепляют свои позиции на традиционных рынках», — отмечает исполнительный директор аудиторско-консалтинговой компании КСК групп Александр Рагиня. Один из клиентов компании — производитель хлопчатобумажных тканей — не просто расширил географию продаж, а под влиянием внешнего рынка вывел параметры конкурентоспособного продукта: плотность ткани, стойкость красок, точность рисунка, толщину нити и т.д. В результате компания запустила производство новых видов тканей для фабрик по пошиву одежды в Финляндии, Швеции, а также странах Азии — Бангладеш, Вьетнаме, Индонезии. Кроме того, новая ткань востребована и на внутреннем рынке.