Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Триллионы в кармане джинсов
Материалы выпуска
Триллионы в кармане джинсов Рынок Универсальные солдаты для цифровой экономики Рынок Интернет-среда для бизнеса Экспертиза Большие проблемы больших данных Решения Виртуальное будущее Инновации «Бюрократия редко работает на собственное уничтожение» Экспертиза Эволюция смартфонов Рынок
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Триллионы в кармане джинсов
Мобильная интернет-экономика к 2025 году достигнет триллионных объемов и обгонит сельское хозяйство по доле в ВВП России, даже если государство не сделает ее развитие приоритетом.
Фото: Getty Images Russia

Мобильная интернет-экономика в России, по оценкам РАЭК, занимает 3,8% ВВП и достигает $48,2 млрд (порядка 2,9 трлн руб.). Речь идет не только о прямом, но и о косвенном влиянии — компаниях и бизнесах, которые тесно связаны с мобильными технологиями. При этом интернет-экономику оценивают более чем в 20% ВВП: 2,8% — собственно Рунет и 19% — интернет-зависимые рынки.

При этом именно у мобильной экономики, по мнению экспертов РАЭК, самые радужные перспективы: она будет расти в среднем на 10,7% в год в ближайшие пять лет и создаст за это время 430 тыс. новых рабочих мест. В совокупности российский сектор мобильных технологий, если бы можно было его оформить как отдельное государство, мог бы войти в топ-80 стран мира по объему ВВП, опередив реальные экономики Белоруссии, Литвы и Азербайджана.

Уже сейчас мобильная экономика в России — это 11-я по размеру экономическая активность, по этому показателю она уже догоняет сельское хозяйство. Множество людей не представляют себе жизни без мобильного телефона или смартфона и постоянно находятся онлайн, а владельцы российских смартфонов — одни из самых вовлеченных в мире потребителей: Россия занимает пятое место по объему скачивания приложений как в Google Play, так и в App Store. В прошлом году две из пяти покупок в интернете совершались через мобильные устройства, а в этом году, по прогнозам РАЭК, такой станет каждая вторая покупка.

Экономим — значит, растем

Причин бурного развития мобильной экономики несколько. Во-первых, это уже признанный мировой тренд. Не последнюю роль здесь играют и глобальные корпорации, которые сделали мобильную экономику одним из приоритетов в своем развитии. «Сейчас у Facebook 80% рекламной выручки генерируется пользователями, которые заходят в сеть со смартфонов. Это стало возможно только потому, что Цукерберг провозгласил подход Mobile First», — говорит директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив Дмитрий Песков. Во-вторых, мобильная связь в России заметно дешевле, чем во многих странах, причем как в долларовом выражении, так и по паритету покупательной способности. В-третьих, россияне предпочитают дешевые смартфоны, что делает для них интернет через мобильный более доступным.

Ничто не может помешать развитию мобильной экономики, считает Марат Гуриев, советник по GR компании Samsung Electronics в России и СНГ: «Безусловно, сложная геополитическая ситуация влияет на Россию, но, несмотря на это, наша страна — неотъемлемая часть мира, в первую очередь в сфере цифровых технологий, поскольку интернет отличается «сверхтекучестью», он легко проникает сквозь границы».

Мобильникам закон не писан

Вместе с тем сегодня действуют и сдерживающие развитие цифровой и мобильной экономики факторы. Одно из основных препятствий — правовая база, требующая дополнений, законов, которые бы контролировали процесс, говорит Денис Черкасов, генеральный директор управляющей компании СБВК. Например, в России перспективные сферы для развития — это торговля, транспорт, телемедицина, способная повысить доступность здравоохранения в самых отдаленных районах. У телемедицины есть хорошие перспективы для роста в ближайшем будущем. В 2016 году эта сфера получила около $170 млн инвестиций, однако на Западе ее работа задокументирована и регулируется, чего не хватает нашей стране, приводит пример Черкасов.

Можно говорить о недостаточной законодательной базе, но уже идет работа по устранению этой проблемы, оптимистичен Иван Шумовский, руководитель направления инфраструктурных решений компании КРОК. Действительно, в декабре 2016 года Владимир Путин поручил правительству и администрации президента РФ совместно разработать и утвердить программу «Цифровая экономика», а чуть позже премьер-министр Дмитрий Медведев дал указание Минкомсвязи, Минэкономразвития, МИДу, Минфину, Минпромторгу и Минобрнауки разработать и утвердить программу. Ее публикация намечена на лето.

Тем не менее одновременно в России был принят закон, согласно которому на цифровые товары распространяется необходимость уплаты НДС (так называемый налог на Google), указывает Дмитрий Песков. «По факту получилось, что расходы были переложены на покупателей, потому что цены были просто увеличены на этот процент: музыкальный трек в iTunes стоил 17–19 руб., теперь — 22 руб. Получается, что за этот законопроект платит потребитель из своего кошелька. Это привело к сокращению потребления», — резюмирует эксперт.

Еще одна проблема — безопасность. Причем речь идет как о хакерских атаках, ущерб от которых, по оценкам управляющего инвестиционным портфелем ФРИИ Сергея Негодяева, к 2021 году может составить до 1% ВВП, так и о том, что из-за цифровой неграмотности пользователи раскрывают о себе все больше информации, оставляя ее в открытом доступе. Геолокация, файлы cookie, история посещений, маршруты — все это легко позволяет мошенникам изучить любого человека и использовать эти данные по своему усмотрению. При этом есть прямо противоположная проблема, говорит Сергей: доступ к данным ограничен, их никто не отдает, и это, по его мнению, ключевое препятствие для развития экономики.

Еще одна проблема, на которую он обращает внимание, — дублирование технических систем и IT-инфраструктур, стоимость которых огромна. В итоге получается, что существует большое количество недозагруженных различных мощностей, которые крайне сложно объединить, а денег на формирование поверх этой инфраструктуры конечных сервисов просто не остается.

Если наложить все это на проблему нехватки специалистов в России и утечку мозгов, ситуация становится не столь оптимистичной, как выглядит на первый взгляд.

Перспектива с экрана смартфона

И все-таки развитие цифровой экономики в целом и мобильной в частности невозможно затормозить, считают эксперты. «Я не знаю таких идей, которые могут остановить мобильную экономику. Это связано с тем, что мобильная экономика является очередным этапом развития информационных технологий, которое продолжается, несмотря на кризисы и изменения экономической и политической обстановки в мире», — заключает Марат Гуриев.

Мобильные технологии уже вышли за рамки смартфонов. Согласно исследованию шведской компании Ericsson, посвященному wearable-технологиям и IoT, уже сегодня 40% пользователей носимых мобильных устройств — «умных» часов, фитнес-браслетов — могут обходиться без смартфонов и чувствуют себя голыми без носимого гаджета, четверть пользователей не расстаются с таким устройством даже во время сна. Производитель телекоммуникационного оборудования прогнозирует, что wearables уже в ближайшие пять лет будут выполнять основные функции смартфона, а в конечном итоге заменят и традиционные наручные часы, медицинское оборудование, глюкометры например, или даже ключи от дома или автомобиля.

Рост продаж смартфонов уже прекратился, этот тренд фиксируют по всему миру. Как только появится новый медиум, правила игры изменятся, им может стать, например, интернет вещей. В свое время с появлением дешевого мобильного телефона отказались от пейджера, приводит пример Дмитрий Песков. Это подтверждают прогнозы Gartner: уже в 2020 году 100 млн потребителей будут делать покупки в дополненной реальности, 30% сеансов просмотра веб-страниц будет осуществляться без экрана (VR/AR), а уже к 2019 году 20% брендов откажутся от своих мобильных приложений.

При этом, по мнению Пескова, сектор мобильной экономики в среднесрочной перспективе будет расти темпами 50–70% в год и в 2025 году достигнет триллионов рублей. По прогнозам Сергея Негодяева, развитие цифровой экономики в торговле, АПК, транспорте, обрабатывающей и добывающей промышленности в ближайшие пять—семь лет будет иметь общеэкономический эффект в объеме более 6 трлн руб. в год. К 2025 году мобильная экономика достигнет размера от 7 трлн до 14 трлн руб., соглашается Иван Шумовский.

«Если брать отдельные сегменты мобильной экономики, например интернет вещей, автопилотируемые устройства, то мы ожидаем ежегодного удвоения, а по некоторым видам (гибкие тач-скрины, например) десятикратного роста рынка в ближайшие пять—десять лет», — прогнозирует Денис Черкасов.


Налог на Google

С 1 января 2017 года иностранные компании платят НДС (18%) в России за то, что продают через интернет электронный контент пользователям. Речь идет как о ПО, так и об облачных сервисах, музыке, фильмах и т.д. Раньше они платили налоги только в своей юрисдикции.

Россия вовсе не первая страна, где взимают налог «по месту потребления»: в 2015-м в ЕС была введена похожая норма, согласно которой налог платится по месту нахождения потребителя услуги в соответствии с законодательством конкретной страны (в Швеции, например, налог на потребление — 25%, а в Люксембурге — 15%). Подобные законы действуют в Японии (8%) и Южной Корее (10%).