Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Инноваторы восходящего солнца
Материалы выпуска
Инноваторы восходящего солнца Инструменты Толковый город Инновации «Умные» технологии дают прямой экономический эффект» Рынок
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Инноваторы восходящего солнца
Япония, ставшая официальным партнером международной выставки «Иннопром-2017», способна помочь России встроиться в новые технологические цепочки в самых разных отраслях.
Фото: Lori

Суперсмарт и четвертая революция

Участие в форуме японских компаний поддерживается правительственными организациями этой страны, прежде всего Организацией содействия внешней торговли и Министерством экономики, торговли и промышленности, говорит декан факультета международных отношений Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Ирина Тимонина. По ее словам, японские компании представят широкий спектр оборудования и технологий, которые могут быть востребованы для промышленного развития России. Приоритетом научно-технологического развития Японии является реализация концепции суперсмарт-общества, опирающегося на технологии интернета вещей, big data и искусственного интеллекта, а в Министерстве экономики, торговли и промышленности Японии была создана специальная исследовательская группа по проблемам четвертой промышленной революции, в круг интересов которой входят, в частности, вопросы изменения бизнес-моделей, конкуренции и защиты прав интеллектуальной собственности.

«Японские компании при активной поддержке правительства развивают все основные направления четвертой промышленной революции, однако ее специализацией, сферой, где она опережает другие страны, является робототехника», — говорит Ирина Тимонина. По ее словам, стратегия развития этого направления, разработанная специальным Советом по реализации роботореволюции, была основана на понимании, что интернет вещей может существенно изменить правила конкуренции в отрасли. В частности, она предполагает использование роботов и на производстве, и в повседневной жизни. Помимо робототехники, говорит ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов, Япония может предложить России свой опыт и достижения в развитии возобновляемых источников энергии, переработки промышленного и бытового мусора. В свою очередь, Россия, по его словам, способна помочь Японии в доставке грузов в Европу.

Диагноз и рецепты

Уже сегодня у обеих стран есть несколько интересных совместных проектов. Как сообщил РБК+ первый заместитель министра промышленности и торговли России Глеб Никитин, прежде всего, стоит отметить две глобальные российско-японские инициативы. Первая — «Диагностика производительности российских предприятий» силами японских специалистов. Уже отобраны 12 российских предприятий, которые в этом году должны пройти технический аудит. В феврале—марте 2017 года делегация Японской ассоциации по торговле с Россией и новыми независимыми государствами (РОТОБО) завершила ознакомительные поездки на предприятия, и первую диагностику прошли четыре из них. (Кстати, по итогам этой поездки японские инвесторы решили начать выпускать на заводе «Исток-Аудио» устройство для пожилых людей с нарушениями слуха.) Вторая инициатива — «Подготовка кадров в смежных отраслях», в рамках которой в 2017–2018 годах около 100 российских менеджеров пройдут стажировку в Японии. «Стажировка направлена на повышение квалификации специалистов в области автокомпонентов и металлургии и материалов», — говорит первый замглавы Минпромторга. Так, в мае 2017 года Японию уже посетили 16 менеджеров из «Северстали», НЛМК и ММК.

По мнению Глеба Никитина, благодаря кооперации между японскими и российскими компаниями наша страна может встроиться в новые международные производственные цепочки. «В России есть природные ресурсы, позволяющие обеспечить японских производителей оптоволокна, тепловизоров и солнечных батарей сырьем до ста лет работы вперед. Прежде всего, рядом с Японией, в Приморском крае, находятся месторождения германия», — говорит первый замглавы Минпромторга. Для их разработки требуются технологии подводной добычи угля, а по этому направлению Япония занимает ведущие позиции. «Вместе с тем в России расположен один из крупнейших заводов по получению германия в мире. У нас имеются ноу-хау, а также технологии получения германия из бурого угля и аргиллитов. В случае реализации этого амбициозного проекта совместно с Японией мы могли бы полностью закрыть потребности японских компаний в германиевой продукции», — рассказывает первый замминистра. Российская сторона, в свою очередь, предоставила Японии еще одну уникальную разработку — технологию получения дешевого лития из минеральных рассолов. «Сегодня по всему миру его добывают из руды, что очень дорого, или выпаривают на солнце. Однако литий используется в батареях любого мобильного устройства», — поясняет он.

Сотрудничество уже начато в самых разных отраслях. Например, крупнейший лесопромышленный холдинг Дальнего Востока — РФП ведет переговоры с домостроительной компанией из Японии Iida Group. Предварительный объем финансирования составит более $200 млн, в том числе эти средства будут направлены в создание лесоперерабатывающего кластера в Амурске Хабаровского края.

Во Владимирской области на территории Ковровского электромеханического завода уже запущен проект по совместному производству линейки токарно-фрезерных обрабатывающих центров нового поколения с такими японскими компаниями, как Takisawa и Akira Seiki. А в сентябре 2016 года германо-японский концерн DMG Mori Seiki и Ульяновский станкостроительный завод подписали специальный инвестиционный контракт о расширении производства токарных и фрезерных станков и создании обрабатывающих центров в России: объем инвестиций составил $79 млн.

«В целом могу констатировать, что наше взаимодействие сконцентрировано на поиске и реализации проектов в области промышленности, которые бы качественно поменяли в лучшую сторону существующие экономические цепочки. Необходимо привлекать инвестиции в производство такой продукции, которая бы также была востребована на рынках третьих стран, прежде всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе», — говорит Глеб Никитин. По его словам, российская сторона также рассчитывает на дальнейшее развитие взаимодействия в сфере автомобилестроения. В сентябре 2016 года на полях Восточного экономического форума был подписан специальный инвестиционный контракт с компанией «Мазда — Соллерс Мануфэкчуринг Рус» по созданию завода по производству двигателей для автомобилей Mazda, эта продукция пойдет на экспорт и будет использоваться в одноименных автомобилях по всему миру. Объем привлекаемых инвестиций в проект составляет 2 млрд руб.

Участие японских инвесторов помогает российским компаниям перейти к более глубокой переработке сырья. Например, Балтийская газохимическая компания совместно с Mitsubishi Heavy Industries строит экспортный терминал и завод по производству 1,7 млн т метанола в год из природного газа в промышленной зоне Усть-Луги в Ленинградской области. По словам Глеба Никитина, «российская сторона также представила на рассмотрение Японии предложения по перспективным направлениям взаимодействия в области гражданского авиастроения, вертолетостроения и отраслевого научно-технического сотрудничества», а очередная рабочая встреча экспертов по сотрудничеству в области гражданского авиастроения состоится на полях МАКС-2017 в июле 2017 года.

Ключевой момент

Актуальность сотрудничества с российскими компаниями, полагают эксперты, связана в том числе с поиском новых возможностей для наращивания IТ-экспорта. В глобальном инновационном индексе, который рассчитывают французская школа бизнеса INSEAD, Всемирная организация интеллектуальной собственности ООН и Корнелльский университет США, Япония переместилась за два года с 19-го на 14-е место, но при этом доля высокотехнологичного экспорта Японии сократилась с 22% в 2006 году до 15–17% в 2014–2016 годах. «Обладая конкурентоспособным научно-техническим потенциалом, Россия способна предложить Японии современные научно-производственные площадки», — говорит начальник аналитического отдела ИК «Русс-Инвест» Дмитрий Беденков. Он напоминает также, что товарооборот между нашими странами с 2014 по 2016 год упал с $45 млрд до 15 млрд.

«Главной проблемой остается низкая заинтересованность японских компаний в локализации производства на территории России. Если степень локализации будет повышаться, то и японские «умные» производства будут распространяться на российском рынке», — говорит доцент кафедры международного бизнеса и таможенного дела РЭУ им. Г.В. Плеханова Игорь Хмелев. Однако, по его словам, более 70% японского импорта из России до сих пор составляет нефть и газ. Для сравнения: в структуре российского импорта из России 48% занимает транспортное оборудование, еще 21% — машиностроительное и энергетическое оборудование. Свою роль в этом сыграла авария на атомной станции в Фукусиме в 2011 году, после которой Япония пересмотрела свою энергетическую стратегию и стала ориентироваться на газ как клю