Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
«Наш пилот рисковать никогда не будет»
Материалы выпуска
Полет нормальный Рынок «Наш пилот рисковать никогда не будет» Решения Высокая мода Экспертиза Успеть на последний борт Рынок Карты, деньги, два крыла Экспертиза
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
«Наш пилот рисковать никогда не будет»
Когда командир судна может отказаться выполнять требование его владельца и почему стоит сдавать авиатехнику в аренду, РБК+ рассказал генеральный директор авиакомпании Aviatis Юрий Евдокимов.
Фото: Пресс-служба

— Многие российские владельцы регистрируют свои воздушные суда за рубежом. Чем это объяснить?

— Действительно, на российском рынке есть много судов, которые зарегистрированы в Ирландии, на Бермудах или острове Мэн. Большую роль в выборе места регистрации играют, в частности, требования лизингодателя.

С точки зрения законодательства никаких особых ограничений нет. Но чтобы воздушные суда иностранной регистрации попали в российский эксплуатант, должно быть соглашение о разделении ответственности за поддержание летной годности.

— Почему ваша компания использует российский сертификат?

— Это требование владельцев воздушных судов, которые мы эксплуатируем. По сложившейся практике владельцы судов хотят иметь российскую регистрацию, чтобы быть уверенными в качестве предоставляемых услуг.

У нас же владельцами воздушных судов зачастую выступают частные лица или компании российской юрисдикции, поэтому они хотят иметь воздушное судно в российской регистрации и российском эксплуатанте. Однако, если их финансирует западный банк, бывает необходимо, чтобы судно также стояло на регистрации в западном реестре. Надо заметить, что регистрация в российском реестре позволяет сэкономить на аэропортовых сборах и техобслуживании, поскольку в России стоимость рабочей силы и цены на базирование ниже, чем на Западе.

— Какие воздушные суда сегодня наиболее востребованы?

— В настоящий момент у нас 12 судов, в том числе вертолеты Airbus Helicopters H125, Agusta 109, Agusta 139 и самолет Bombardier Challenger 300. Мы выполняем два типа полетов: полеты в интересах владельцев и коммерческие перевозки. По российским правилам вертолеты массой меньше 3,1 т могут эксплуатироваться без сертификата эксплуатанта, однако большинство наших судов имеют большую массу и потому могут эксплуатироваться только в рамках авиакомпании. У нас есть сертификат коммерческого эксплуатанта, который дает нам определенное преимущество на рынке. Когда нужно везти владельца самолета, мы его везем по его заявке, а когда мы везем пассажиров, то мы выступает просто как чартерная компания. Благодаря достаточно большому объему перевозок мы можем более системно производить техническое обслуживание самолетов. У нас даже малые суда летают по правилам компании и в соответствии с федеральными авиационными правилами

— Вы базируетесь в аэропорту Шереметьево. В чем преимущества большого аэропорта?

— Во-первых, многие клиенты используют как полеты на бизнес-джетах, так и регулярные авиалинии, например, из аэропорта Шереметьево. Например, могут прилететь обычным рейсом из-за рубежа и сразу пересесть на вертолет для выполнения дальнейшего полета к месту назначения. Во-вторых, в больших аэропортах предусмотрена необходимая инфраструктура для пассажиров: VIP-терминалы, залы для делегаций и бизнес-залы, поэтому компания может предоставить им услуги высшего качества. Если воздушный парк, к примеру, базируется на маленькой площадке, то там, обычно нет терминала и необходимого набора услуг, а многим нашим клиентам это необходимо.

— Готовы ли российские владельцы судов отдавать их «напрокат», пользуясь услугами таких компаний, как ваша?

— Есть владельцы судов двух типов: одни используют его только для себя и не готовы отдавать в чужое использование, а другие все-таки заинтересованы в сокращении издержек. Среди наших клиентов соотношение двух типов составляет 50:50. В России пока не прижилось долевое владение бизнес-джетами, хотя в Европе, где этот инструмент очень развит, часть расходов владелец может покрыть за счет использования такой схемы. В любом случае намного удобнее поставить самолет в авиакомпанию, чтобы она заботилась о сокращении расходов, а самому пользоваться лишь преимуществами своего самолета.

— В чем различие эксплуатации частных вертолетов самим владельцем и с привлечением авиакомпании?

— Некоторые воздушные суда не могут эксплуатироваться вне эксплуатанта — это обязательство, установленное законодательством и федеральными авиационными правилами. Любая авиакомпания подлежит очень жесткой проверке со стороны регулятора и находится под постоянным надзором, поэтому она обязана соблюдать все требования, поддерживать безопасность полетов в соответствии с утвержденными программами. Если воздушное судно не эксплуатируется авиакомпанией, то надзор не настолько строгий. В результате мы видим катастрофы и происшествия, когда люди пренебрегают элементарными требованиями безопасности. У нас в компании есть своя система подготовки персонала, система оценки качества работы, система управления безопасностью полетов и контроля за работой инженеров — в авиакомпании часто проходят тщательные проверки, ведь она проходит сертификацию. В то же время частный владелец может к вопросам безопасности более прохладно относиться. Наш пилот никогда рисковать не будет и не станет садиться в сложных метеоусловиях. Он наделен правом принимать независимые решения и даже отказать владельцу судна, если экипаж расценит ситуацию как рискованную, — это наше кредо. Окончательное решение всегда остается за командиром воздушного судна.

— Каким образом вы поддерживаете квалификацию пилотов?

— Все наши сотрудники обучаются в сертифицированных центрах, постоянно проходят переподготовку и обучение с психологами. С каждым владельцем воздушного судна мы заключаем договор, в котором прописываем последовательность действий в случае отказа от полета или посадки на запасном аэродроме, — тем самым мы защищаем наших летчиков. Если частный пилот выполняет перевозку и не слушается владельца самолета, он рискует заработком. В отличие от него наш пилот защищен своим договором и знает, что все эти вопросы за него будет решать компания. Для нас безопасность всегда на первом месте.

— Нередко владельцы частных самолетов приглашают на работу пилотов из-за границы. С чем это связано?

— В коммерческой эксплуатации разрешается привлечение командиров воздушных судов из-за рубежа. Например, в «Аэрофлоте» сейчас летает несколько чешских пилотов. У нас такой необходимости пока нет. Все наши пилоты — российские, с серьезным опытом работы. Вчерашних выпускников в бизнес-авиацию обычно не берут, как правило, это люди с большим налетом. Большинство судов у нас — иностранного производства, поэтому все пилоты, которые с ними работают, проходили подготовку за рубежом. С другой стороны, мы не исключаем возможности пригласить и иностранцев, если такая необходимость будет.

— Собираетесь ли вы обновлять парк авиатехники?

— Мы намерены расширять свой парк воздушных судов. Например, рассматриваем возможность на перспективу о приеме в эксплуатацию самолетов типа Bombardier Challenger 605, некоторые модели Falcon. В настоящий момент идет активная коммерческая работа по их привлечению. Потенциально мы интересны заказчикам, потому что спектр предоставляемой нами услуги очень широк. Кто-то летает на средние дистанции, кто-то на короткие, кто-то на дальние... Мы же можем быть максимально гибкими с заказчиком.