Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Студенты быстрого реагирования
Материалы выпуска
Студенты быстрого реагирования Рынок «Высококвалифицированных специалистов тоже необходимо оценивать» Рынок «Ключевым вопросом новой программы MBA будет бизнес в Евразии» Рынок Кадры с цифровой настройкой Инновации Кто выдаст грант на MBA Решения Бизнес-школы получили оценки Экспертиза
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Студенты быстрого реагирования
Чтобы сохранять востребованность на рынке труда, даже самых престижных дипломов вскоре будет недостаточно. Учиться придется всю жизнь, будучи готовым неоднократно менять сферу деятельности.
Фото: Getty Images Russia

Выступая 8 сентября на Московском финансовом форуме, премьер-министр Дмитрий Медведев предупредил, что развитие цифровой экономики и технологическая трансформация могут не только привести к взрывному росту производительности, но и убить целые профессии. Медведев призвал готовиться к новым вызовам в сфере занятости, добавив: «Критически важна готовность к новым вызовам таких ключевых госинститутов, как система образования, здравоохранения, социальной помощи, поддержки занятости». Системе образования первой предстоит адаптироваться к меняющимся запросам рынка труда.

Бунт машин

На рынке труда два выраженных тренда, связанных с развитием информационных технологий. Первый из них — замена работников-людей роботами и системами искусственного интеллекта. «Компании берут курс на тотальную автоматизацию труда — и в офисе, и на производстве, — говорит Андрей Веселов, основатель консалтинговой компании B2B basis. — Все большее количество людей умственного труда будут терять работу». Автоматизация, которая, захватив сферу производства, постепенно проникает в офис, оставит без работы многих. К примеру, Сбербанк, по данным Bloomberg, в течение нынешнего года собирается сократить около 26 тыс. сотрудников, или 8% своего штата: их функции теперь выполняют внедренные банком интернет-сервисы. Глава банка Герман Греф неоднократно заявлял о влиянии диджитализации бизнеса на кадровую политику компании: в частности, в июне в Екатеринбурге он заявил о грядущем сокращении в три раза полуторатысячного штата бухгалтеров.

Однако есть и обратная тенденция: появление новых профессий, связанных с диджитализацией бизнеса. Основательница Futures Initiative в Городском университете Нью-Йорка Кэти Дэвидсон полагает, что порядка 65% нынешних школьников будут работать по специальностям, которые в наше время еще не существуют. Например, чем не профессия — «архитектор живых систем». Или «экопроповедник».

Учеба длиной в жизнь

Нет сомнений, что система образования будет меняться в соответствии с меняющимися потребностями рынка труда. «Главный вызов системе образования — ответить на вопрос, за что именно будут платить люди, которые пришли его получать: за уникальные знания, за проверку своего уровня, за индивидуализацию и обучение с учетом своих потребностей, за вхождение в сообщество, за доступ к обновляемому ресурсу или за сертификацию. Сертификат как таковой станет наименее ценным из перечисленного», — говорит генеральный директор бизнес-школы MasterBrand Мария Хохлова.

Рассуждая о том, как изменится образование в ближайшие годы, эксперты выделяют несколько главных трендов. Важнейший из них — на смену единовременному образованию приходит lifelong learning, обучение в течение всей жизни. «Традиционный формат бизнес-образования — получил MBA, и ты молодец — исчезает, — уверена Мария Хохлова. — Цифровые технологии трансформируют бизнес-процессы, способы продаж, коммуникацию, методы менеджмента. Чтобы быть впереди, необходимо оценивать и внедрять новые модели маркетинга, дистрибуции, управления. Если человек не обновляет в течение трудовой жизни свою квалификацию, то, соответственно, он теряет свой производительный потенциал».

Она советует посмотреть список книг, который Греф рекомендует своим менеджерам: «Это очень интенсивное и действительно постоянное обучение. Поэтому вызов бизнес-образованию — быть актуальным, давать знания и навыки в новых, постоянно развивающихся направлениях».

Согласно цифрам, опубликованным в 2016 году американским Pew Research Center, три четверти (74%) жителей США в течение года занимались повышением своей квалификации хотя бы одним доступным способом — курсы при вузах, онлайн-образование, услуги тьюторов и т.п. Интересно, что 27% из тех, кто стремился повысить свою квалификацию, в итоге пришли к мысли, что им пора менять работу или даже учиться новой профессии.

В поисках старшего товарища

Другой тренд связан с изменениями в психологии самих студентов, получающих бизнес-образование. Модель, когда студент сначала получает бизнес-образование, а затем поступает на работу в компанию или пытается открыть свое дело, устарела: повышать свою квалификацию в различных бизнес-дисциплинах все чаще приходят те, кто уже давно работает.

Включенность нынешних студентов в реальный бизнес куда выше, чем раньше, и они не могут позволить себе тратить годы на обучение в вузах. «В условиях быстрых изменений, в которых сегодня находятся почти все сферы жизни, теория и практика не могут усваиваться поэтапно, а должны комбинироваться в рамках общего процесса, особенно в сфере бизнеса. Одним из универсальных инструментов реализации подобного сценария является менторство», — говорит Олег Мансуров, руководитель программы развития предпринимательской деятельности «Преактум».

Согласно данным, опубликованным в 2015 году международной консалтинговой компанией Deloitte, менторство превращается в наиболее эффективный рычаг повышения лояльности к своей компании сотрудников-миллениалов: приверженность представителей этого поколения компаниям, в которых они работают, оказывается в два с лишним раза сильнее, если у них есть в компании ментор. Опытный товарищ обучает без отрыва от работы. «Практика становится для обучаемого первостепенной, а все теоретические вопросы отдаются на откуп более опытного коллеги, который может делиться своими знаниями в нужное время и в нужных пропорциях», — объясняет Олег Мансуров.

Главное отличие образования будущего от того, которое доступно сейчас, в том, что оно будет делать фокус не на получении конкретных знаний по той или иной специальности, а на улучшении самой способности человека к учебе. Знаний как таковых окажется мало — сотрудник должен будет уметь быстро адаптироваться к изменениям спроса на рынке труда.

Уход в онлайн

Необходимость учиться без отрыва от работы закономерно приводит к росту востребованности онлайн-образования. Согласно опубликованному в 2016 году американской исследовательской компанией Babson Survey Research Group отчету «Состояние онлайн-образования в США», более четверти американских студентов проходят хотя бы один онлайн-курс.

Дистанционное обучение — это доступ к образовательным ресурсам ведущих университетов и бизнес-школ. Можно пройти любой курс MIT, Оксфорда, ведущей бизнес-школы любой страны мира. Это повышает конкуренцию в сфере бизнес-образования, оказывает положительное влияние на уровень обучения: ведь вузам и образовательным платформам приходится конкурировать не с двумя-тремя конкурентами, предоставляющими услуги в том же городе, а с ведущими программами по всему миру.

Лишая вузы монополии на образовательную деятельность, программы дистанционного обучения создают условия жесткой конкуренции, в которой поставщики образовательных услуг будут стремиться предлагать наиболее современные знания. Показательно, что даже в университетской среде критики по отношению к онлайн-образованию поубавилось: если в 2015 году 70,8% преподавателей вузов США не считали эту новую форму обучения самодостаточной и дающей полноценные знания, то всего год спустя их число снизилось более чем на 7%.

Пока на мировом рынке образовательных услуг онлайн-образование занимает менее 3%, но этот сегмент демонстрирует наивысший рост. «Кажется, что это мало, но давайте смотреть динамику, а не абсолютные показатели, — говорит руководитель онлайн-университета «Нетология» Алексей Полехин. — Мне кажется, это более правильный подход к оценке столь молодой, но динамично развивающейся отрасли». Полехин приводит в пример число выпускников курсов «Нетологии», которое в 2016 году выросло в 2,5 раза по сравнению с 2015 годом.

В России онлайн-курсы предлагают уже несколько крупных онлайн-платформ — Uniweb, «Универсариум», «Нетология», Интернет-школа НИУ ВШЭ, Онлайн-МФТИ, но востребованность новой формы образования пока ниже, чем на Западе. «Доверие к онлайн-обучению в России примерно в 5–10 раз меньше, чем за рубежом», — говорит Андрей Веселов. По его словам, наибольший прирост в сегменте онлайн-обучения будет происходить за счет регионов, в основном в городах с населением меньше 500 тыс. жителей, так как в более крупных городах есть возможность пройти офлайн-обучение.