Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Кадры с цифровой настройкой
Материалы выпуска
Студенты быстрого реагирования Рынок «Высококвалифицированных специалистов тоже необходимо оценивать» Рынок «Ключевым вопросом новой программы MBA будет бизнес в Евразии» Рынок Кадры с цифровой настройкой Инновации Кто выдаст грант на MBA Решения Бизнес-школы получили оценки Экспертиза
Инновации
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Кадры с цифровой настройкой
Бизнес-образование не справляется с потребностью в диджитал-специалистах. Кадровый голод частично могут восполнить образовательные программы крупных IT-компаний.
Фото: Getty Images Russia

Цифровые технологии преобразуют бизнес начиная с 2000-х годов. Но теперь диджитализация стала для компаний решающим фактором: они получают все большую часть прибыли от электронной коммерции, прибегают к таким новым способам финансирования, как краудфандинг и ICO, внедряют маркетинг больших данных и системы электронного обмена данными.

«Диджитал прочно вошел в нашу жизнь около 15 лет назад. Скорость, с которой он меняет традиционный бизнес-ландшафт, растет по экспоненте, — говорит Дмитрий Саушкин, партнер по развитию бизнеса Международной высшей школы бренд-менеджмента и маркетинга. — Особенно заметно это стало в последние несколько лет. Такие технологии, как блокчейн, искусственный интеллект, интернет вещей, робототехника и многие другие, отправят в небытие многие из профессий, которые мы привыкли считать незаменимыми за последние 100–200 лет».

Эксперты предрекают тектонические изменения на рынке труда. «Бизнес трансформируется — сегодня телекоммуникационные компании, например, преобразуются в сервисные: собираются зарабатывать не на услугах связи как таковых, а на заказе такси, билетах на фильмы и т.п.», — говорит генеральный директор бизнес-школы MasterBrand Мария Хохлова.

До сих пор острая потребность в кадрах покрывалась в том числе узкопрофильными специалистами (такими как SEO-менеджеры или специалисты по контексту) и самоучками из смежных областей (например, обычными маркетологами или бренд-менеджерами), старающимися путем самообразования стать профессионалами в диджитал. Но такого рода самоучки не могут закрыть потребность компании в специалистах по цифровым технологиям в бизнесе ни количественно, ни качественно. Диджитал-специалистов должны готовить профильные программы. Развитие цифровой экономики, бросающее вызов рынку труда, будет зависеть в том числе от того, успеет ли бизнес-образование адаптироваться к переменам.

На Западе университеты начали массово выпускать специалистов по цифровым технологиям в бизнесе около пяти лет назад. Крупных магистерских программ по различным дисциплинам диджитал в университетах США насчитывается более 50. «Во всех ведущих мировых университетах — Гарвард, Нью-Йоркский университет и другие — есть программы, в рамках которых изучают диджитал», — говорит Сергей Попков, управляющий партнер и основатель компании AIC, занимающейся проектированием финансовых сервисов.

Российская магистратура

В России такие магистерские программы есть лишь в нескольких вузах: например, НИУ ВШЭ предлагает программы «Системы больших данных», «Бизнес-информатика», «Управление информационной безопасностью» и «Электронный бизнес». «Главной проблемой таких программ и на Западе, и особенно в России является сложность привлечения качественных спикеров, которые имеют подтвержденный опыт в этой сфере — сами создают продукты и делают руками, а не отсылают к знаниям зарубежных авторов, рассказывая об этом как о некоем наборе правил», — отмечает Сергей Попков. По его мнению, в России культура привлечения опытных спикеров пока не развита: «Мне, к сожалению, сложно представить лидеров рынка, которые преподавали бы в наших университетах».

Кроме того, многие российские программы по диджитал страдают той же узкопрофильностью, уклоняются в технические специальности. Например, в Дальневосточном федеральном университете во Владивостоке в этом году открылась первая в России магистерская программа Game development & VR («Разработка игр и приложений виртуальной реальности»), но, например, программ по маркетингу больших данных или электронной коммерции в этом вузе нет.

Готовить специалистов по цифровым дисциплинам в бизнесе модно, это благотворно отражается на имидже вуза. Но гарантируют ли вузы практическую ценность своих программ и что служит ее критерием? Распространенная проблема, вскрывшаяся уже при запуске первых магистерских программ по цифровым технологиям, — многие именитые спикеры и тренеры, авторы бестселлеров по специальностям, которые они преподают, в действительности не имеют ни долгого опыта работы по ним в крупных компаниях, ни сколько-нибудь значимых результатов. Сейчас университеты США и Европы стараются привлекать для своих магистерских программ специалистов крупнейших компаний — таких как Google и LinkedIn, а также самых известных агентств, занимающихся цифровым маркетингом, — Breakfast, Huge, Firstborn. Это обеспечивает содержательность программ и то, что знания окажутся не только теоретическими.

Вне зависимости от проблем диджитал-образования спрос на специалистов растет быстрее, чем предложение. «Классическое и бизнес-образование не поспевает за этими стремительными изменениями. Причин тому много: не хватает экспертов, разбирающихся в предмете и готовых обучать этому других, отсутствует систематизация знаний. Например, конференции способны расширить взгляды, но не дают базы для дальнейшего применения полученных знаний. Кроме того, полученные знания быстро устаревают», — отмечает Дмитрий Саушкин.

При этом группы «цифровых» выпускников остаются небольшими — так, Болонская бизнес-школа ежегодно готовит всего 30–40 специалистов по цифровым технологиям в бизнесе; примерно на этом уровне находится и число выпускников аналогичных магистерских программ большинства крупных европейских университетов.

Подготовка для себя

По словам Дмитрия Саушкина, число запросов со стороны крупных и средних компаний из разных секторов бизнеса на обучение сотрудников в области диджитал-маркетинга и новых технологий постоянно растет. Компании осознают, что это долгосрочный тренд, который поможет бизнесу меняться в ногу со временем. Согласно цифрам, которые приводит американское агентство Huge, в США и Европе сейчас требуется в среднем в три раза больше специалистов по цифровому маркетингу, чем их выпускают университеты. Вполне естественно, что многие из крупнейших университетов мира стараются переводить программы в онлайн-форму, стараясь охватить как можно большее число студентов. Например, пройти онлайн-магистратуру по специальностям «цифровой маркетинг», «интернет-маркетинг» и «социальные сети» предлагает Лондонская школа бизнеса и финансов.

В условиях острого дефицита специалистов многие корпорации начинают брать их подготовку на себя. «Крупные IT-компании насыщают как внутреннюю инфраструктуру, так и внешние рынки собственными образовательными продуктами, по сути, выполняя функции университетов, что, конечно же, снижает потребность в MBA и EMBA», — говорит Сергей Попков. Однако ни подготовка специалистов компаниями для своих нужд, ни бизнес-образование не справляются с растущей потребностью обучения специалистов, и в ближайшие годы эта ситуация едва ли кардинально поменяется.


Пять «цифровых» профессий будущего

К 2030 году в России появятся 186 новых профессий. Такие прогнозы приводят авторы «Атласа новых профессий», подготовленного Агентством стратегических инициатив и Московской школой управления «Сколково». Профессиональная трансформация предстоит 25 отраслям, включая и IT-сектор.

1. Проектировщик нейроинтерфейсов

Разработчик интерфейсов понадобится для управления компьютерами, домашними и промышленными роботами, совместимыми с нервной системой человека и учитывающими психологию и физиологию пользователей. Сейчас подобные технологии используются в основном для развлечений, например в нейрошлемах для онлайн-игр.

2. Консультант по безопасности личного профиля

Специалист будет формировать по заказу клиента информационный образ на основе всех доступных данных в Сети. В задачи профессии будет входить аудит сетевой активности клиента: выявление уязвимости, обеспечение конфиденциальности и общей безопасности данных. В его компетенции также устранение слабых мест, смена имиджа клиента посредством редактирования информации о пользователе в Сети вплоть до ее удаления.

3. Киберследователь

Этот специалист в области криминалистики будет специализироваться на киберпреступлениях. В его арсенале активного поиска будут в том числе официально разрешенные кибератаки на подозреваемых и обработка информации в Сети (аналитик данных с навыками программиста). Киберследователи, к слову, уже существуют, и потребность в них будет расти.

4. Цифровой лингвист

Задачей специалиста будет разработка лингвистических систем семантического перевода, то есть перевода с учетом контекста и смысла, обработки текстовой информации. Цифровые лингвисты будут принимать активное участие в создании новых интерфейсов общения с компьютером на естественных для человека языках.

5. IT-проповедник

Специалист по коммуникации призван расположить консервативно настроенных по отношению к новым технологиям пользователей к IT-продуктам. Задача профессии — преодолеть цифровой разрыв, обучая все большее число потребителей новым программам и сервисам.