Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
«В нашей стратегии — двигаться к клиенту с продукцией высокого передела»
Материалы выпуска
Лес пошел на поправку Рынок «В нашей стратегии — двигаться к клиенту с продукцией высокого передела» Решения Целлюлозно-бумажная консолидация Рынок «Все дивиденды возвращаются на комбинат» Решения Дремучая инфраструктура Экспертиза Биржа прирастает регионами Рынок
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
«В нашей стратегии — двигаться к клиенту с продукцией высокого передела»
Как модернизация деревообрабатывающих производств позволяет наладить экспорт продукции высокого передела, РБК+ рассказал президент, председатель правления Segezha Group Камиль Закиров.
Фото: Пресс-служба

— Как вы оцениваете работу над новой стратегией лесопромышленного комплекса?

— Государство рассматривает сейчас лесную промышленность как стратегически важную, и это само по себе великолепно. Мы активные участники дискуссии — все крупные компании, работающие в этой индустрии, активно вовлечены в процесс. Голос индустрии слышат, принимают к рассмотрению предложения, и некоторые из них проходят. Очень надеемся, что документ, который вскоре родится, будет неким сводом дополнительных правил игры, которые облегчат работу.

— Замедление экономики в сочетании со снижением инфляции создало новую ситуацию для бизнеса. Как ваша компания адаптирует свою бизнес-модель в этих условиях?

— Современный мир — это короткие полосы стабильности и постоянные изменения. Время быстрых взлетов ушло, но ушло также время высокой инфляции и высоких рисков. Бизнесу нужно к этому адаптироваться. Сейчас как никогда важно просчитывать вдолгую. Этим и занимается Segezha Group. Мы вкладываем много средств, усилий, времени в проекты, которые будут работать и сегодня, и послезавтра.

— Какие у вас планы работы на международном рынке?

— В балансе продаж экспортные поставки занимают у нас в общей сложности порядка 70%. Стран, куда мы поставляли и поставляем свою продукцию, больше 70. Наличие в активах Segezha Group обширного лесфонда с высокой долей качественной северной древесины наряду с современными лесоперерабатывающими мощностями является залогом постоянного высокого спроса на продукцию Segezha Group: мешочную бумагу, бумажные мешки, пеллеты, фанеру и пиломатериалы. Многие предприятия российской лесной промышленности экспортно ориентированы. Сам факт, что мы поставляем за рубеж, не является для нас прорывом. Для нас прорыв — комплексное использование дерева и безотходное производство. В отличие от многих игроков у нас большие производственные мощности за пределами России — промплощадки в Европе, в том числе в Германии, Голландии, Италии, Румынии, Чехии, Дании и Турции, которые производят из российской бумаги готовую продукцию для конкретных потребителей в этих странах.

— Почему нельзя все это делать в России?

— Этот способ более эффективен с точки зрения логистики. Возьмем, например, бумажные мешки, один из главных наших продуктов. Сейчас в туго свернутом рулоне мы везем на наши западные активы плотную бумагу, а в мешках мы повезем воздух. Плюс возможность реагировать быстрее на запросы клиента. В стратегии компании — двигаться к клиенту с продукцией максимально высокого передела. У нас хороший задел: обширная собственная лесосека одновременно с развитыми мощностями по заготовке и глубокой переработке. Мы продаем соизмеримые с международными стандартами по качеству и по цене продукты с высокой добавленной стоимостью, конкурируем с крупнейшими иностранными и отечественными производителями: входим в топ-3 мировых производителей мешочной бумаги, являемся номером два по производству бумажных мешков в Европе, номером один по производству бумажных мешков и пиломатериалов в России. Мы четко видим потенциал «Сегежи» именно как международной компании, но так, чтобы центр прибыли оставался в России и деньги поступали сюда же.

— Каковы итоги вашей инвестиционной программы?

— Нет ни одного предприятия, которого бы не коснулась модернизация, все наши «дочки» — возрастные производства, которые мы модернизируем. Заканчивается строительство нового фанерного завода в Кирове, который удвоит наши производственные мощности, мы создаем полностью автоматизированное, технологически продвинутое производство продольной широкоформатной фанеры. Этот премиальный продукт в России никто не делает. Еще одна мегастройка — новая бумагоделательная машина на Сегежском ЦБК в Карелии. Строительства такого масштаба в России не было со времен СССР. Мы строим самую современную машину по изготовлению крафт-бумаги. Это последняя модификация от немецкого производителя Voith, лидера своей отрасли. Выпуск первой партии бумаги — вопрос нескольких недель. Мы очень горды, что у нас получилось.

— Какой будет компания в 2021 году, когда инвестплан будет выполнен?

— К тому времени у нас на треть увеличится производство бумаги. Все остальные направления — выпуск фанеры, бумажного мешка, лесопиление, домостроение — тоже вырастут, существенных изменений пропорций не будет. Уверен, что мы будем современным и развивающимся международным бизнесом, на равных конкурирующим с грандами индустрии.

— Зачем вы развиваете домостроение, ведь это локальное производство?

— Наш Сокольский ДОК — передовое предприятие, крупнейший в России производитель домокомплектов из клееного бруса. И коль скоро этот бизнес у нас получается, мы смотрим, что можем делать еще в этом направлении. Рынок деревянного домостроения в России еще нужно создавать. Мы пока ограничены старыми нормами, которые запрещают строить из древесины выше трех этажей. Хотя технологии сегодняшнего дня уже позволяют строить высотные дома, экологичные и безопасные.

— Что дают компании эксперименты с беспилотниками?

— Это не игрушки, а серьезная технология. Одна из больших проблем в лесу в том, что нет нормального учета. Где, какой, в каком состоянии лес, каков его ассортимент, возраст, дерево зрелое, здоровое или пораженное — вот этого учета на государственном уровне мало. Потому что ослаблена система лесничеств — ухода, присмотра за лесом. Беспилотники помогут нам начать с простых вещей. С учета вырубок — борьбы с «черными» лесорубами, пожарами, болезнями деревьев. Мы совместно с партнерами разрабатываем специальное решение с применением новейших беспилотных летательных аппаратов. Возможность вести учет с воздуха в десятки раз повысит качество полученной информации.

— Как на развитии компании сказались антироссийские санкции?

— Напрямую мы от санкций не страдаем. Деньги, которые мы используем на наших стройках, — это синдицированный кредит от группы банков, в том числе иностранных. Мы привлекаем лучшие мировые технологии, участвуем в интеграционных мировых процессах. Комплексный подход к древесине предполагает, что часть ее дает нам пиловочник для производства качественных пиломатериалов, часть можно лущить на шпон, из него делать фанеру. Часть режется на щепу, из нее варится целлюлоза, делается бумага. Оставшаяся часть может перерабатываться в пеллеты для получения энергии, тепла. Эта продукция стопроцентно экспортная, поскольку внутри России с газом пока ничто не сравнится. Но в мире, особенно в Северной и Западной Европе, а также в Азиатско-Тихоокеанском регионе потребление пеллет динамично растет, поскольку это качественное и недорогое топливо.

Текущие условия создают новые возможности, которыми мы пользуемся для расширения географии присутствия. Мы мыслим вперед, чтобы предвосхищать будущее, меняемся быстрее, чем меняется мир.