Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Перемена мест слагаемых
Материалы выпуска
Перемена мест слагаемых Инструменты Потребительские кредиты берут свое Рынок «Финансовые технологии произведут тектонические изменения на рынке» Решения Большие надежды малого бизнеса Экспертиза «Перед выдачей кредита лучше пощупать бизнес руками» Рынок Свидетели роста Инструменты
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Перемена мест слагаемых
Снижение инфляции и процентных ставок заставляет вкладчиков искать альтернативы депозитам. Эксперты рекомендуют покупать облигации, но следить за рынком, чтобы не пропустить момент, когда с него придет время уходить.
Фото: Reuters

Основа основ

Инфляция в России бьет все рекорды, практически ежемесячно в этом году обновляя исторические минимумы. По итогам июля она составила 3,9% (в годовом выражении по отношению к ценам конца июля 2016 года), по итогам августа — 3,3%, по итогам сентября — 3,0%.

Большинство экспертов полагают, что в среднесрочной перспективе показатели инфляции будут оставаться на низких уровнях. «Инфляция в 2017–2019 годах на уровне 4–5% — вполне реалистичный сценарий. Низкий потребительский спрос станет тому поддержкой», — считает начальник управления по работе с состоятельными клиентами ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Андрей Хохрин. «В базовом сценарии мы ждем сохранения инфляции в районе текущих уровней», — говорит директор департамента управления активами УК «Альфа-Капитал» Виктор Барк.

Есть, правда, и более пессимистичные точки зрения. В торможение инфляции большой вклад внесли обвал реальных доходов россиян, укрепление рубля и два больших урожая подряд, причем не только в России, отмечает начальник управления аналитических исследований УК «Уралсиб» Александр Головцов. По его мнению, в течение двух-трех лет инфляция, вероятнее всего, вернется к уровню 5% годовых или выше.

То, что инфляция досрочно опустилась ниже целевого уровня, обозначенного денежными властями (4% к концу 2017 года), и продолжает снижаться, по всей видимости, произвело впечатление и на них самих. Придерживавшийся до этого довольно жесткой денежно-кредитной политики Центробанк начал снижать ключевую ставку, причем весьма быстрыми темпами. За последние полгода он делал это уже несколько раз, снижение было сразу на 0,5 процентного пункта — с 10% годовых в июне прошлого года до 8,5% годом позже.

И этот процесс, вероятно, далек от завершения. «Денежные власти взяли курс на снижение инфляции, и пока у них все получается, я думаю, им удастся удержать инфляцию на уровне ниже 4%, — рассуждает руководитель управления торговых операций компании «Финам» Сергей Дорогавцев. — При этом ЦБ заявлял, что ключевая ставка должна быть на 2,5–3 процентных пункта выше уровня инфляции. Соответственно, в среднесрочной перспективе можно ожидать ее снижения до 6,5–7% годовых». «Ключевая ставка завышена. На горизонте года, почти уверен, Банк России опустит ее ниже 6%», — полагает Андрей Хохрин.

Цепная реакция

Уровень ключевой ставки сильно влияет на уровень ставок по банковским депозитам — при ее снижении дорогие вклады становятся банкам невыгодны. Согласно статистике Банка России, средняя ставка по рублевым депозитам физических лиц сроком от года до трех лет в июле составила 6,87% годовых, тогда как еще в начале 2017 года она была на уровне 7,83%, в начале 2016-го — 9,49%.

В этих условиях логичным представляется открытие долгосрочного депозита, пока ставки не упали еще ниже, однако эксперты призывают не спешить с подобными решениями. «Проблема депозитов сейчас в том, что если вкладываться в короткие депозиты, то при их окончании ставки, скорее всего, будут ниже, чем сейчас. А если в длинные, то максимум, на что можно рассчитывать, — это ставка, уже не слишком высокая, а за нее придется заплатить еще ликвидностью», — говорит Виктор Барк. «Если мы ждем снижения ставок, то логично открывать депозиты на длинные сроки, на три года, а то и более. Но очевидная непредсказуемость и непрозрачность отечественной банковской системы делает эту логику спорной», — добавляет Андрей Хохрин.

«Ключевую ставку, вероятно, успеют снизить до 7–7,5% годовых к следующей весне, прежде чем новое ускорение инфляции станет очевидным, — прогнозирует Александр Головцов. — Ожидания такого снижения уже заложены в текущие котировки облигаций и ставки депозитов. В дальнейшем при развитии очередного спада в мировой экономике ставку вновь придется поднимать. Но это уже скорее история 2019 года. Соответственно, депозит можно открывать месяцев на шесть. А потом уже будет шанс реинвестировать на более выгодных условиях».

Гораздо более широкое поле для маневра консервативным инвесторам дают рублевые облигации — обратить внимание на этот сегмент рынка советуют все опрошенные РБК+ эксперты. Здесь тоже важную роль играет динамика ключевой ставки ЦБ — доходности облигаций, в первую очередь государственных и первоклассных заемщиков, привязаны к ней довольно жестко. Это означает, что в случае снижения ключевой ставки бумаги дорожают и инвестор получает не только купонный доход, но и доход от роста стоимости портфеля. Наиболее чувствительны к колебаниям ставок цены на облигации длительных сроков обращения, но они же и более рискованные — в случае разного рода катаклизмов эти бумаги могут резко подешеветь, как это было, например, в 2014 году.

«Я бы рекомендовал покупать рублевые облигации высокого качества, со ставками около 8% годовых и сроками обращения от двух-трех лет, если вы опасаетесь волатильности котировок, до пяти и более, — советует Андрей Хохрин. — Здесь почти вне конкуренции — ОФЗ и облигации субъектов Федерации с доходностями 7,5–8,5% годовых. А для рисковой части облигационного портфеля хорошим наполнением могут стать облигации «ФК Открытие» и Бинбанка. После начала Центробанком процедур санации в этих банках риски невозвратов по их облигациям, по моему мнению, резко снизились, при этом их доходность составляет 15–18% годовых при сроках к погашению от полугода до пары лет».

Эксперты считают, что с выходом на облигационный рынок лучше не затягивать — тенденция роста цен может себя через некоторое время исчерпать. «Рублевые облигации к началу следующего года еще могут немного подорожать — пока не станет очевидным близкое завершение цикла понижения ключевой ставки, — говорит Александр Головцов. — По соотношению доходности и риска предпочтительнее выглядят корпоративные выпуски со сроком погашения или оферты порядка трех лет. В отличие от длинных ОФЗ они не перегреты покупками обезумевших западных спекулянтов».

В текущей ситуации самым правильным решением является портфель облигаций, причем длинных, говорит Виктор Барк: «Идея снижения ключевой ставки ЦБ, от которой мы отталкиваемся, оценивая привлекательность рублевых облигаций, будет актуальна еще примерно год-полтора. Затем, вероятно, нужно будет искать альтернативы».

Сергей Дорогавцев, в свою очередь, также советует инвестировать в облигации с длительными сроками до погашения, но при этом внимательно следить за рыночной ситуацией. «Рыночная ситуация может меняться очень быстро, — поясняет он. — Новые санкции, обострение ситуации вокруг Сирии или Северной Кореи — все может случиться. Поэтому я бы посоветовал сформировать портфель из длинных ОФЗ или облигаций квазигосударственных компаний и держать их ближайшие год-полтора или, по крайней мере, до президентских выборов в марте 2018 года. А после того как они подорожают в силу снижения ключевой ставки, перекладываться в менее чувствительные к геополитическим рискам короткие бумаги».

Страховой случай

Еще одной перспективной инвестиционной идеей в нынешней экономической ситуации может стать использование структурных продуктов с защитой капитала. Структурный продукт включает в себя инвестиционные инструменты двух типов — защитные (с фиксированной доходностью, что гарантирует возврат фиксированной части вложений) и рискованные, способные принести большую прибыль при определенном движении рынка. Российские консервативные инвесторы, как правило, выбирают структурные продукты со 100-процентной защитой капитала; в качестве защитного актива при этом выступают облигации, в качестве рискованного — опционы.

«Структурные продукты интересны, поскольку опционы сейчас сравнительно дешевы из-за аномально низкой волатильности, — говорит Александр Головцов. — Защитным компонентом лучше делать индекс долларовых облигаций развивающихся стран — он наименее перегрет по сравнению с другими классами активов и все еще обеспечивает текущую доходность 5% годовых при умеренном риске. В рублевом выражении на трехлетнем горизонте это, скорее всего, будет больше 15% годовых».

При этом инвестиционной идеей для рискованной компоненты может стать ставка на рост российского рынка акций. К этому есть предпосылки: появились признаки оживления экономики (рост ВВП — почти 2%, инвестиций в основные средства — порядка 5%), банки активно наращивают кредитование, растет потребительский спрос — а значит, и акции должны дорожать на ожиданиях роста прибыли предприятий (подробнее об этих ожиданиях — в материале на с. 8).

Выстрелить могут структурные продукты, направленные на рост российского рынка акций, полагает Андрей Хохрин: «Хотя риски снижения западных рынков в силу их запредельной дороговизны и близкого начала сворачивания программ количественного смягчения могут подпортить динамику и наших бумаг. Ставить же через структурные продукты на рост золота или западных акций представляется не особо перспективным решением — рублевые облигации сейчас интереснее».

Рост акций является не единственной инвестиционной идеей — можно и «поставить на черное». «Наш опыт показывает, что наиболее популярны два типа структурных продуктов и все покупающие их инвесторы делятся по большому счету на два лагеря», — рассказывает Сергей Дорогавцев. Первые считают, что в стране будет все хорошо, инфляция будет низкой, экономика начнет расти — они покупают структурные продукты, включающие опционные решения, ориентированные на рост индекса РТС. Вторые уверены, что курс рубля искусственно поддерживается на завышенном уровне, особых предпосылок для реального экономического роста нет — они предпочитают продукты с рискованной частью, рассчитанной на рост курса доллара. «Единственное, что их объединяет: и те и другие — консервативные инвесторы, они покупают исключительно продукты со 100-процентной защитой капитала, то есть доход по безрисковой части портфеля полностью покрывает возможные убытки по рискованной. Потенциально более доходные продукты, например с 80-процентной защитой капитала, отечественные инвесторы покупать пока не готовы», — добавляет эксперт.