Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
«Финансовые технологии произведут тектонические изменения на рынке»
Материалы выпуска
Перемена мест слагаемых Инструменты Потребительские кредиты берут свое Рынок «Финансовые технологии произведут тектонические изменения на рынке» Решения Большие надежды малого бизнеса Экспертиза «Перед выдачей кредита лучше пощупать бизнес руками» Рынок Свидетели роста Инструменты
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
«Финансовые технологии произведут тектонические изменения на рынке»
О том, насколько бизнес в России готов автоматизироваться и как банки этому способствуют, РБК+ рассказал руководитель корпоративного блока Промсвязьбанка Евгений Козеренко.
Фото: Пресс-служба

— Сейчас много говорят о цифровой экономике. В первую очередь, по мнению экспертов, она затронет финансовую и банковскую системы. Финансовые технологии способны изменить банковский рынок в ближайшее время?

— Есть полярные точки зрения. Одна из них заключается в том, что диджитализация — это модная болезнь, которая неизбежно пройдет. Я к людям, которые разделяют эту точку зрения, не отношусь. Финансовые технологии точно продолжат развиваться быстрыми темпами в ближайшие десять лет и могут произвести тектонические изменения на рынке. Вопрос скорее в том, в какой именно области будут нащупаны прорывные технологии и где они выстрелят. Революционных сдвигов вроде первого полета в космос в ближайшие два-три года, думаю, не произойдет, но банки будут встраиваться в новые тенденции.

— Что сдерживает развитие автоматизации российских компаний?

— Автоматизация — непростая задача, которая, как правило, требует перестройки всех бизнес-процессов в компании. Как только резко сокращается пробег документов, нужно менять нормативную базу, порядки согласования, форматы визирований, писать стандарты отправляемых документов, заниматься безопасностью и хранением. Это стоит денег. Для небольших компаний, не имеющих собственных разработок, это может быть банально дорого. Однако сейчас на рынке появляется все больше доступных решений, позволяющих вести управленческий учет в облачных сервисах, делать индивидуальные настройки управленческого и бухгалтерского учета, практически полностью отказаться от бумажного документооборота. Чем больше таких решений будет, тем выше будет уровень развития автоматизации в МСБ.

В крупном корпоративном сегменте сдерживающим фактором, как правило, являются вопросы информационной безопасности и исключения операционных рисков.

— Транзакционный бизнес сейчас одно из самых технологичных направлений в корпоративном сегменте банковского сектора?

— Да, ключевую роль в развитии транзакционного бизнеса играет уже не широта, а технологичность продуктовой линейки, скорость изменения под динамические потребности и проблемы бизнеса. Уровень финансового менеджмента в России растет, соответственно, растет и спрос на более сложные решения для управления расчетами и ликвидностью, для эффективного использования собственных ресурсов. Клиент не всегда знает, какие новые возможности для него откроются на рынке и когда, поэтому важно, чтобы при появлении нестандартных задач банк технологически был готов их быстро решить. Например, мы сделали интересный проект для крупного холдинга. У компании была необходимость отслеживать платежи своих подрядчиков в рамках заключенных контрактов. Мы выстроили систему так, что каждый платеж подрядчика совершался со специального счета только при условии одобрения такого платежа представителем холдинга. Как подтверждают многие бизнес-кейсы, для обслуживания расчетов крупные компании выбирают банк, сумевший быстрее остальных реализовать продуктовую надстройку под специфику компании, предложить технологичные решения.

— Второй год подряд по результатам исследования мирового рынка cash management Промсвязьбанк признан лучшим в России (рейтинг Euromoney составлен по итогам анкетирования 30 тыс. крупных компаний различных отраслей. — РБК+). Клиенты выбирают банк за счет способности к быстрой кастомизации?

— В том числе да. Мы готовы делать сложные продукты под требования конкретного корпоративного клиента. Это могут быть и решения, обеспечивающие эффективное управление денежными потоками компании, повышение доходности финансовых операций, оптимизацию расходов на организацию и сопровождение бизнес-процессов. Чтобы сделать новый качественный рывок в технологичности, мы разработали и внедрили концептуально новую платформу дистанционного банковского обслуживания корпоративных клиентов PSB Corporate. Система учитывает в архитектуре и функционале все технологические тренды построения современного интернет-банкинга (модульный принцип, микросервисная архитектура), которые позволяют не только поддерживать широкий функционал, но и обеспечивать высокую скорость изменений.

— Какие технологии есть у западных банков, которые интересно было бы перенять нам в ближайшей перспективе?

— Российский банковский рынок пока сильно отстает от Запада в части решений cash pooling (централизованное управление денежными потоками внутри группы компаний. — РБК+)  — в России законодательство в этой области требует серьезной доработки. На Западе давно набрали популярность такие решения, как трансграничный и мультивалютный пулинги. В России эти решения практически невозможно реализовать, хотя потребность такая на рынке есть. В некоторых странах можно совершать платежи on behalf of, то есть за другую компанию, и использовать так называемый daylight overdraft — банковское финансирование компании за счет средств, находящихся на счете другой компании без их переброски.

В Европе есть прямое дебетование счета. Для бизнеса это некое подобие автоплатежа: если вы утвердили один раз постоянный платеж, то биллинговая организация уже в следующий раз выставляет счет и списывает деньги автоматически. Этот инструмент позволяет экономить массу издержек.

Возможность управления денежными потоками в нескольких разных банках — на Западе такие услуги для корпоративных клиентов уже есть. Тот, кто сделает этот продукт для крупного бизнеса в России, будет очень востребован.

— Какие объемы данных могут уже сейчас автоматизировать банки? Войдут ли блокчейн и искусственный интеллект в корпоративный бизнес?

— Искусственный интеллект в первую очередь будет внедряться в ретейле и малом бизнесе, где все-таки есть большая доля типовых операций. В корпоративном бизнесе основная масса решений — это конструктор tailor-made. Искусственный интеллект поможет генерировать такие индивидуальные продуктовые предложения. Более востребованы технологии искусственного интеллекта будут в корпоративном риск-менеджменте. Сегодня мы можем автоматизировать только 60–70% объема данных. В ближайшем будущем наши кредитные аналитики будут работать с предварительными выводами, которые уже сделаны машиной.

Анализ поведенческих моделей на основе Big Data уже активно применяется в отрасли. Мы вложили много сил в автоматизацию кредитного процесса, ввели отраслевую экспертизу, внедрили интеллектуальную систему проактивного мониторинга кредитного портфеля, работаем над собственными разработками в этой области.

Вопрос внедрения блокчейна — только во времени, когда технология наберет обороты, накопит критичную массу пользователей и войдет в нашу повседневную жизнь.

— Какие риски существуют для банковского сектора из-за интенсивного развития финансовых технологий?

— Если говорить про корпоративный бизнес, то главная его особенность — персональный контакт клиента с менеджментом банка. Именно это, как правило, имеют в виду банки, когда говорят об индивидуальном подходе к клиенту как о конкурентном преимуществе. Диджитализация не отменяет необходимости персонального сервиса, но существенно расширяет набор факторов конкурентоспособности — скорость принятия решения, скорость адаптации под потребности клиента, степень технологической продвинутости предлагаемых банком продуктов и решений. Произойдет обострение конкуренции, так как основным критерием выбора банка станет уровень сервиса и технологичные продукты.