Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
«Игровые ноутбуки покупают как мотоцикл — для эмоций»
Материалы выпуска
Лэптопы снова в топе Рынок «Игровые ноутбуки покупают как мотоцикл — для эмоций» Экспертиза Рынок по правилам геймеров Инновации
Экспертиза
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Материалы выпуска
«Игровые ноутбуки покупают как мотоцикл — для эмоций»
О рынке ноутбуков и пользователях, выбирающих ультрабуки и игровые лэптопы, РБК+ рассказал вице-президент компании Acer в REET (Россия, Восточная Европа, Турция) Григорий Низовский.
Фото: Пресс-служба

— Продажи ноутбуков в России долгое время лихорадило. А что происходит сейчас?

— Да, с 2012 года в России и некоторых странах Восточной Европы рынок ежегодно сокращался на 30–40%, но сейчас стабилизировался и показывает рост 5–6% год к году. Для игроков рынка также важные новости — рост средней цены устройств, в том числе из-за того, что некоторые производители стали менее агрессивны и реже пытаются демпинговать.

Наиболее яркие сегменты — это ультрабуки и игровые лэптопы. Игровые линейки заметно расширяют свою аудиторию. Если год-два назад они предназначались скорее для энтузиастов, то сейчас это все, кто использует ПК в бизнесе, но не прочь поиграть в свободную минуту. Здесь уместно сравнение с мощными мотоциклами: у их обладателей явно уже есть комфортная и дорогая машина, но для получения дополнительных эмоций они покупают мотоцикл. Еще один выраженный тренд — пересечение характеристик ультрабуков и игровых ноутбуков. Например, наш Nitro 5 Spin — это 15-дюймовый трансформер с ярким дизайном, обладающий явно выраженными чертами ультрабука, при этом оснащенный игровой видеокартой.

— Что происходит в сегменте ультрабуков?

— Растет время автономной работы. Сейчас батареи ультрабука реально хватает на восемь часов, то есть на полный рабочий день. Ультрабуки становятся легче и компактнее. Например, наша модель Swift 7 уже тоньше сантиметра и в новой версии будет и далее «уплотнена». Для ноутбука с IPS-экраном и тачскрином это прекрасный результат. Что касается веса, то модель Swift 5 c 14-дюймовым сенсорным экраном уже легче килограмма. И это тоже отлично. Отмечу, что 14-дюймовые экраны в 13-дюймовом корпусе — это отличительная особенность нашей линейки. Для достижения таких качеств в наших ультрабуках используются современные материалы, в том числе композитные сплавы на основе магния, что обеспечивает хорошую теплоотдачу и, соответственно, надежность, а также является базой для интересного дизайна.

— Для кого предназначены ваши ультрабуки?

— Для всех тех, кто создает или обрабатывает контент и может себе такие ноутбуки позволить. И здесь наша основная бизнес-задача состоит в снижении доминирования компании Apple в этом сегменте. Успешные предприниматели, а также те, кто работает со сложным контентом, выбирают Apple, зачастую отдавая дань традиции. Но экосистема Windows уже сейчас предлагает большую надежность и долговечность, а также более широкий выбор как приложений, так и моделей ноутбуков.

— Способны ли ультрабуки завоевать более высокую долю рынка?

— Этот сегмент не станет в ближайшие годы доминирующим. Доля ультрабуков с 13–14-дюймовыми дисплеями будет на уровне 5–7% от общего рынка. Но ультрабуки останутся пространством, где технологические новинки будут появляться первыми, и это важно как для брендов, так и для потребителя. Быть успешными в ультрабуках и гейминге — основные задачи производителя, эти сегменты обеспечивают технологическое развитие.

Фактически три наши линейки — Swift (ультрабук в классическом корпусе), Spin (ультрабук с экраном, переворачиваемым на 360 градусов) и планшет Switch с присоединяемой клавиатурой — ориентированы на одного покупателя, которому предлагается выбрать форм-фактор, наиболее подходящий для основного сценария использования.

— А что происходит на рынке игровых лэптопов?

— Рынок растет на 30–40% в год и расширяется не только за счет энтузиастов и увлеченных игроков, но и за счет бизнес-сообщества. Сейчас доля игровых ноутбуков находится на уровне 5–7%, но в ближайшие несколько кварталов может вырасти до 10–12%. С формальной точки зрения потенциал роста здесь выше, чем у ультрабуков, потому что многие геймерские устройства подходят для профессионального использования. Думаю, увеличение продаж до12–15% от рынка в целом мы увидим уже во втором квартале 2018 года.

— Догонят ли со временем видеокарты в геймерских устройствах по мощности настольные компьютеры?

— Технологически десктоп остается для производителя местом для достижения максимальной производительности, а ноутбук — максимума производительности в компактном корпусе. Например, в нашем самом мощном игровом ноутбуке Predator 21X стоят две видеокарты. Но недавно мы представили десктоп Predator Orion 9000, в котором можно установить и четыре видеокарты. Поэтому нельзя сказать, что когда-нибудь производительность видео ноутбуков сравняется с десктопами и на этом все остановится.

— Компании Acer недавно исполнилось 40 лет. Какие ее достижения за эти годы вы бы выделили особо?

— Главное достижение — сами 40 лет работы на рынке ИТ. За это время появлялась масса компаний, но о ком-то уже забыли, кто-то ушел в другие секторы. Второй успешный момент для тайваньской компании — глобальное присутствие на всех рынках, ведь немногие производители серьезно ведут бизнес в Азии или Африке. И еще одно наблюдение. Многие бренды вокруг нас в разных отраслях, находясь под давлением конкурентов и потребителя, ожидающего лучших цен на продукцию, в течение многих лет снижали расходы не без компромисса для качества. Избитый пример с пультом управления японским телевизором, в котором сейчас применяется дешевый пластик в отличие от устройства 30-летней давности. Acer, можно сказать, идет в обратную сторону. Потребители, купившие продукт Acer десять лет назад, испытают еще больше положительных эмоций, купив продукт от Acer сейчас.

— Acer активно развивает другие направления — интернет вещей, трекеры для животных, бортовые велокомпьютеры… Насколько это важно для компании?

— В интернете вещей мы развиваем промышленный и потребительский секторы. В промышленном сегменте я бы выделил устройства видеоаналитики, способные, например, показывать на витринах магазинов рекламу в зависимости от выражения лица покупателей или заменить, скажем, службы секьюрити на входах в аэропорты. Упомяну также Cloud Professor — аппарат с датчиками и модулем, подключаемым к интернету, с помощью которого концепцию интернета вещей можно разъяснять старшеклассникам.

Для потребителей предназначено несколько устройств, многие из которых имиджевые для компании. Скажем, производя бортовые велокомпьютеры Xplova, мы поддерживаем среду, сообщество, откуда мы родом. Тайвань — крупнейший производитель велосипедов в мире, здесь много живописных велотрасс, и езда на двухколесной технике в крови жителей острова и многих, кто туда приезжает на отдых.

Xplova не продается в России, но аппараты Pawbo будут поставляться в 2018 году. Это носимый домашними кошками и собаками трекер с датчиками падения, местоположения и температуры. Данные с него передаются на смартфон. Другой блок — диспенсер, способный по программе автоматически выдавать питомцам еду. В 2015 году было продано трекеров для животных на $850 млн, а в 2018-м на них будет тратиться столько же, сколько и на корм. Это хороший рынок, ведь в мире сейчас порядка 600 млн домашних собак и кошек. Ну и конечно, этот прибор сделает их жизнь и жизнь хозяев лучше.