Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
«На вершине пирамиды в ИТ всегда скорость работы»
Материалы выпуска
Машины учатся управлять Инновации Эволюция данных Экспертиза «На вершине пирамиды в ИТ всегда скорость работы» Решения Металлургия и ЖКХ 4.0 Инновации
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
«На вершине пирамиды в ИТ всегда скорость работы»
О том, как новые решения в области хранения данных позволяют ускорить работу ретейлеров, банков и страховых компаний в десятки раз, в интервью РБК+ рассказал глава Violin Systems Ибрагим Аббаси.
Фото: Алена Кондюрина для РБК

— Насколько развитие технологий big data и интернета вещей увеличивает спрос на современные решения в области хранения данных?

— Одна из главных задач сегодняшнего мира — анализ больших данных. По сути, это основная задача ИТ-бизнеса на ближайшие годы, и для ее решения потребуется невероятно высокая скорость обработки информации. На вершине пирамиды в ИТ всегда находится скорость работы и выполнения задач. Мы не единственные, кто этим занимается, но мы специально делаем фокус на решении таких задач, стабильно обеспечивая самое низкое время отклика ИТ-систем. В свою очередь, интернет вещей позволяет соединить что угодно с чем угодно при любых обстоятельствах — по сути, мы получаем новый единый мир самых разных устройств. Благодаря этому в ближайшие семь лет потребности в хранилищах данных вырастут в 12 раз, что потребует огромных затрат от крупнейших компаний и сделает еще более востребованными технологии сжатия и хранения информации, то есть такие компании, как Violin Systems, от этого только выиграют.

— Как бы вы охарактеризовали, что является основным бизнесом для возглавляемой вами компании Violin Systems?

— Наш основной бизнес заключается в том, что мы разрабатываем all-flash array решения для хранения данных, ориентированные на локальное частное облако и критически важные и чувствительные к задержке приложения. Наши решения — это самые современные флеш-массивы плюс полный набор услуг по обработке данных, такие как дедупликация, репликация, сжатие и прочее. Наши основные заказчики — компании из списка Fortune 500, включая медицину, страховые компании, телекомы, банки, онлайн-магазины, технологические компании и т.д. К примеру, ведущей компании — производителю беспроводных устройств требуется разработать новую версию программного обеспечения под Android. Для компилирования ПО потребуется шесть—восемь часов, а благодаря нашей системе это можно сделать за 20 минут. Еще пример: один из крупнейших ретейлеров в США хотел провести инвентаризацию и анализ ценообразования во всех своих магазинах и подсчитал, сколько времени потребуется на все работы. В общей сложности это заняло бы у них неделю, но потом они обратились к нам и сделали то же самое всего за восемь часов. По сути, мы сохраняем деньги и время компаний за счет ускорения выполнения бизнес-операций, в том числе обработки счетов, инвентаризации, аналитики больших данных и т.д. Более того, технология all-flash array позволяет сократить объемы памяти, необходимые для хранения данных. Так, один из крупных ретейлеров в Турции владел большим центром обработки данных (ЦОД), а затем перешел на наши технологии. В итоге необходимость в пространстве ЦОД у компании сократилась на 90%. Конечно, мы не единственные на рынке, кто использует такую технологию, но за счет использования почти 200 собственных разработок, подкрепленных патентами, мы обеспечиваем максимальную скорость в индустрии.

— Вы сказали, что спрос на ресурсы ЦОД сократился на 90%, а скорость обработки данных вырастает в десятки раз. Какие именно разработки позволяют добиться таких результатов?

— Для систем хранения информации как на жестких дисках, так и на твердотельных дисках нужно много места, необходимы охлаждение и управление. Используя технологию all-flash, мы значительно сокращаем эти потребности. Мы также значительно повышаем скорость обработки операций и тем самым снижаем потребность в большой инфраструктуре хранения. Перед тем как приехать в Россию, я посетил одного заказчика, который обрабатывает 1 млн операций ввода-вывода за 150 микросекунд. Если вы обладаете такой скоростью, вам не нужно слишком много памяти. Более того, мы предлагаем нашим клиентам уменьшить объем данных в 2–20 раз за счет сжатия и дедупликации. Это означает, что компания, которая купила нашу систему хранения объемом всего лишь 22 терабайта, сможет в среднем управлять хранением 132 терабайт и тем самым хорошо сэкономить.

— В качестве потенциальных клиентов вы назвали ретейл-компании. В каких отраслях вы видите еще своих потенциальных клиентов?

— Когда клиенты спрашивают меня, что мы продаем, я всегда отвечаю, что мы не продаем услуги, мы предлагаем новый опыт. Мы работаем с заказчиками в различных областях, помогая им ускорить работу баз данных, аналитику больших данных, оптимизировать управление инвентаризацией, увеличить скорость обработки транзакций в режиме реального времени (OLTP) и запустить виртуализацию рабочих мест (VDI). Violin Systems — небольшая компания, но мы сильно сфокусированы на технологиях и инновациях, которые можем предложить клиентам. Нам не нужны миллионы клиентов, но мы уделяем внимание каждому клиенту, которого можем выслушать и сделать счастливым.

— Совсем недавно ваша компания прошла процедуру банкротства, после чего ее новым владельцем стал фонд под управлением известного миллиардера Джорджа Сороса. Как это повлияло на работу компании?

— Действительно, после того как наша компания прошла через процедуру банкротства, она была поддержана одним из самых уважаемых инвестиционных фондов в мире. С поддержкой такого фонда мы концентрируемся на наших инновационных флеш-продуктах, но еще и добавляем больше программных возможностей, таких как программно-определяемые хранилища (SDS), горизонтальное масштабирование и распределение по уровням хранения.

— Какие шаги вы предприняли на посту CEO после процедуры банкротства?

— Сначала мы перестроили поддержку заказчиков, перейдя в режим работы 7/24/365. Затем мы вложились в НИОКР и за счет найма большего количества инженеров расширили наш инновационный потенциал. Мы пересмотрели нашу стратегию продаж, расширив штат сейлз-менеджеров. Мы набрали новых сотрудников, разработали новую платформу для своих программных решений, сфокусировались на разработке программного обеспечения. Сейчас мы разрабатываем разные решения, для того чтобы удовлетворить потребности наших клиентов, прислушиваемся к ним и развиваем свои продукты, адаптируя под заказчиков. Это корпоративная культура, которую я развиваю: клиенты вовлечены в разработку продуктов и на самом раннем этапе высказывают свое мнение.

— За счет чего удалось вернуть заказчиков, о которых вы говорите?

— Когда мы проходили через процедуру банкротства, работа компании была полностью остановлена, но после смены менеджмента и разработки новой стратегии 120 клиентов постепенно к нам вернулись; выручка растет, и я лично встречаюсь с нашими клиентами по всему миру, в том числе в России. Мы предоставили им обновленную информацию о том, как мы представляем себе дальнейшее развитие продуктов, рассказали о мерах поддержки и гарантировали выполнение всех обязательств. Правда, в рамках нашей реорганизации нам пришлось сократить наши ресурсы, в том числе закрыть свое представительство в России.

Иногда, чтобы сделать два шага вперед, надо сделать шаг назад. У нас в России сейчас есть отличные клиенты и наш партнер — КРОК, который помогает нам вновь развиваться на российском рынке. Наши клиенты переживают о нашем будущем, и нам важно, что они вернулись к нам. Я всегда отвечаю, что, имея поддержку фонда, насчитывающего несколько миллиардов долларов, и эффективно управляя компанией, мы останемся крепким игроком. Поэтому мы себя чувствуем отлично и твердо идем по пути, позволяющему приносить ценность всем наших стейкхолдерам и особенно нашим клиентам.

— Как сейчас выглядят стратегические приоритеты компании?

— Если говорить о решениях, то в ближайших планах — инновационное развитие наших all-flash массивов и своевременный вывод на рынок платформ с поддержкой NVME. Мы также продолжим развивать программные возможности, разрабатывать программно-определяемые хранилища, горизонтальное масштабирование, а также распределение по уровням хранения. Кроме того, планируем реализовать поддержку файлового, блочного и объектного хранения на единой платформе.

Мы вернулись в Россию и очень заинтересованы в российском рынке. Мы видим огромный потенциал и намерены остаться здесь, рассматриваем возможность снова открыть офис в России.

— В чем заключается смысл вашего партнерства с КРОК?

— Компания КРОК — наш ценный партнер и отличный клиент. Мы очень уважаем ее за лидирующие позиции. Мы вместе работаем в области создания комплексных решений для бизнеса. С помощью компании КРОК мы планируем расширение клиентской базы в России. Наш потенциальный заказчик может использовать разработки Oracle, Dell, Violin Systems, но, когда что-то не работает, он должен знать, к кому обращаться. Вместе с компанией КРОК мы готовы избавить бизнес от головной боли, так как это один из немногих интеграторов, обладающих максимально широкими компетенциями во всем стеке технологий, применяемых у наших заказчиков. Среди наших клиентов уже есть такие крупные компании, как, например, Райффайзенбанк и «Ингосстрах».