Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Приемы для лома
Материалы выпуска
Железный подъем Рынок Резервуар для импортозамещения Решения «Между производством стали и ее потреблением сохраняется дисбаланс» Рынок Приемы для лома Экспертиза Металлургия в 3D Инновации
Экспертиза
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Приемы для лома
Во вторичной переработке металлов крутятся миллиарды, и в основном наличными. Это стало главной проблемой отрасли — по закону об отмывании средств банки относят переработчиков лома к рискованным клиентам.
Фото: Игорь Онучин/РИА Новости

Использованные ценности

Металлический лом бывает очень разный. Это отслужившие свой срок инструмент, оборудование, машины или их металлические части (так называемый амортизационный лом), отходы производства металлов (оборотный лом), тара и упаковка из чугуна, стали, алюминия или олова, отходы металлообработки, отработанные аккумуляторы, старые провода. Оборот отрасли вторичной переработки металла, по данным отраслевой саморегулируемой организации «Руслом. ком», — 800 млрд руб. в год. Для сравнения: весь рынок вторсырья — около 1 трлн руб.

Средний срок службы металлических изделий, по словам Алексея Чижикова, эксперта Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы (МАНЭБ), — 15–20 лет. Металлофонд России, то есть суммарный объем металла, находящегося на территории государства, составляет, по последним расчетам, проводившимся в 2013 году компанией «Металл эксперт консалтинг», около 1,5 млрд т, замене каждый год подлежит от 75 млн до 100 млн т металлов. Вклад ломоперерабатывающей промышленности в металлофонд составляет около 45 млн т заготовки лома в год, около 30 млн т из этого количества снова перерабатывается металлургической промышленностью.

Использование лома позволяет не только снизить стоимость готового металла в два—четыре раза, но и серьезно уменьшить нагрузку на окружающую среду. По словам Алексея Чижикова, все процессы полного цикла получения металла — от добычи руды через обогащение и агломерацию до выплавки — заметно влияют на экологическую обстановку. Это выбросы вредных газообразных расходов (включая оксиды углерода, серы, азота), повышенное потребление кислорода, загрязнение воды. В то время как экологическая нагрузка основных процессов в ломопереработке — приема, сортировки и доставки до места обработки, переплавки — существенно ниже.

По данным «Руслом. ком», при выплавке стали из металлоотходов количество загрязняющих атмосферу веществ снижается на 85% по сравнение с производством из руды, при выплавке из лома цветных металлов количество выбросов газов снижается в 5–10 раз. Итоговые расчеты (по всему процессу, от добычи руды) для стали, которые приводит Алексей Чижиков, таковы: при электродуговой плавке с использованием лома суммарный выброс парниковых газов составляет 0,3–0,6 т СО₂ на тонну проката, при выплавке в доменной печи-конверторе — 1,8–2,3 т. Энергозатраты — 8 ГДж на тонну (для лома) против 18,3 ГДж (для выплавки в домне-конверторе). Экономия энергии при использовании вторичных цветных металлов еще существеннее: на 95% снижается расход энергии при производстве алюминия, меди — на 83%, стали — на 74%, свинца — на 64%, цинка — на 60%.

Мода на мини

В результате около половины стали в мире выплавляется из вторичных черных металлов, а в шихте электросталеплавильного производства доля металлолома составляет примерно 95%. По словам Леонида Хазанова, независимого промышленного эксперта, интерес к металлолому еще в середине прошлого века привел в США к появлению новой бизнес-модели — строительству так называемых металлургических мини-заводов. Она была так успешна, что начиная с 1980-х годов до середины 2000-х эта модель (на примере прибыльности мини-заводов компании Nucor) была излюбленным кейсом, демонстрирующим успешную бизнес-идею преподавателей менеджмента, кочуя из одного учебника в другой (пока ее в этом качестве не вытеснил авиалоукоcтер Southwest Airlines).

Мини-завод, поясняет Леонид Хазанов, это металлургическое предприятие с объемом выпуска до 1 млн т ежегодно (правда, в России сюда включают и предприятия до 1,5 млн т выпуска), использующее электродуговую плавку. Подобного размера заводы, отмечает Леонид Хазанов, появились еще в СССР — в Молдавии, на Украине и в Белоруссии. В 2000-х идея возродилась, теперь таких заводов в России более десятка, в частности Ростовский электрометаллургический завод, «Северсталь — Сортовой завод Балаково», завод «НЛМК-Калуга», Волжский электрометаллургический завод. Их главный продукт — сортовой прокат, то есть строительная арматура. Основное преимущество производственного формата — выбор местоположения не привязан к источникам руды, мини-заводы требуют меньше инвестиций и при грамотном управлении рентабельнее больших предприятий.

Леонид Хазанов говорит, что сейчас международный опыт развития таких предприятий привел к их дальнейшей миниатюризации. В России проектировщики предлагают свое развитие идеи. Алексей Чижиков считает, что с учетом изменения цен на разные виды ресурсов, используемых в металлургии, весьма разумной выглядит идея интегрированного мини-завода — когда к электродуговой плавке добавляется и мини-домна.

Железное право

Виктор Ковшевный, директор «Руслом.ком», сравнивает лом с нефтью. Например, приводит он аргумент, вся продукция отрасли, а это более 5 тыс. предприятий с активами и технологиями по переработке лома и отходов черных и цветных металлов, может быть экспортирована. «Много вы знаете еще таких отраслей?» — задается вопросом глава «Руслом.ком».

В «Руслом.ком» положительно оценивают влияние на рынок лома нового законодательства, которое вводит повышенную ответственность производителя за влияние его продукции на окружающую среду. Производитель может выбирать: заплатить экологический сбор при продаже или перечислить его утилизаторам. Законодатели и регуляторы рынка выносят решения, направленные на повышение экологических требований к утилизации. Например, с 10 июля 2017 года в России изменился порядок прекращения регистрации утилизированных автомобилей. Теперь собственники транспортных средств не смогут снять с учета машины без предоставления свидетельства об утилизации.

Однако проблем у ломопереработчиков хватает. Поскольку 80% поступлений лома обеспечивают физлица, даже у добросовестных компаний высока доля наличных денег в обороте. Закон о противодействии отмыванию незаконно полученных средств и финансированию терроризма заставляет банки автоматически относить ломопереработчиков к категории высокорискованных компаний. Без объяснения причин банк может заблокировать счета переработчика металлолома — в 2017 году эта проблема стала особенно острой.

«Мотивы банкиров понятны, но сейчас речь идет уже о выживании большого количества добросовестных компаний», — говорит Виктор Ковшевный. Он настаивает на том, что отрасль достаточно консолидирована, чтобы предпринимать совместные усилия по решению подобных проблем. Сейчас совместно с Киви Банком предложено решение с использованием оплаты на банковские карточки, которое повышает прозрачность расчетов.

До сих пор, по данным «Руслом.ком», в России остается около 110 тыс. несанкционированных свалок, на которых захоронено более 250 млн т металлов, и при нынешнем статус-кво у заготовителей недостаточно стимулов для их возвращения в оборот.


Ломовые данные

Согласно данным международного Bureau of International Recycling, которое изучает в том числе объем использования металлолома при производстве стали, в мире в последние несколько лет этот показатель колеблется между 560 млн и 585 млн т в год, при том что, скажем, в 2016 году общемировое производство стали оценивается в 1,63 млрд т. 195 млн т из всего объема металлолома — это так называемый оборотный лом. Он образуется на самих металлургических заводах и ими, как правило, тут же потребляется, не попадая на рынок.

Почти половина общемирового объема производства стали — 808 млн т — произведена в 2016 году в Китае. Эта страна имеет и самый высокий объем потребления металлолома — 90,1 млн т в 2016 году. В 2017 году на китайском рынке произошли серьезные изменения, их влияние на потребление металлолома еще предстоит оценить: в текущем году в Китае начались массовые закрытия металлургических производств, которые не отвечают ужесточившимся экологическим нормам.

Однако если смотреть на отношение объема использованного металлолома к общему объему выпуска стали, то Китай скорее аутсайдер: лидирует здесь Турция с 78%. Вторым номером идут США — 72%. Высока доля использования металлолома в странах ЕС — 54,4%, а также в Южной Корее — 40%. В России этот показатель составляет 24,3%, что ниже среднемирового уровня — 34,36%. Китай — в конце списка лидеров мировой металлургии с долей 11%.

Турция же является и главным импортером металлолома в мире — 17,7 млн т в 2016 году. Следующие за ней в этом списке Индия, Корея, США и Тайвань лишь вчетвером набирают такой же объем импорта. Лидером среди экспортеров является Евросоюз (17,8 млн т), среди 28 стран союза лидирует Великобритания с 6 млн т. Россия (вслед за США и Японией) входит в четверку мировых лидеров по экспорту лома (5,6 млн т), почти половину этого объема (2,52 млн т) поставляется именно в Турцию. Значительные объемы металлолома у России покупает также Белоруссия, которая входит в топ-10 стран — импортеров металлолома.