Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Деньги из вакуума
Материалы выпуска
Как реформируют космонавтику Решения Деньги из вакуума Рынок На Марс через Луну: куда теперь полетят ракеты Инновации
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Деньги из вакуума
Вслед за государственными агентствами на рынок космических услуг полетели частники: SpaceX запускает спутники, S7 покупает плавучий космодром, а Virgin Galactic привлекает саудовский $1 млрд в космический туризм.
Фото: Пресс-служба

Связь есть

Согласно отчету отдела коммерческих космических перевозок Федерального управления гражданской авиации США, общий объем рынка космической отрасли в 2016 году составил $335 млрд. В Роскосмосе приводят сравнимые оценки рынка — $320 млрд и ежегодный прирост на 5%. Примечательно, что в этой отрасли бюджеты государственных структур занимают вовсе не первое место. Так, $98 млрд приходится на бизнес спутникового телевидения, следом с $81 млрд идет сегмент глобальных навигационных спутниковых систем. При этом совокупный бюджет всех государственных космических агентств составляет $77 млрд. Все это говорит о том, что предприниматели научились неплохо зарабатывать на космосе.

Бизнесу в этой отрасли не так давно исполнилось полвека. В 1965 году США вывели на орбиту первый частный груз — это был коммерческий спутник связи Intelsat со скромными, по нынешним меркам, 240 телефонными каналами связи. С тех пор в космосе появились сотни подобных агрегатов, и 90% всех коммерческих запусков в мире выводят на орбиту именно телекоммуникационные спутники (еще 10% занимают старты экспериментальных аппаратов и научных зондов). В то время как в России рынок коммерческих стартов стал формироваться лишь в 90-х.

По оценке Федерального управления гражданской авиации США, в 2016 году в мире было произведено спутников на $17 млрд, тогда как вся пусковая деятельность (включая гражданские и военные старты) оценивается экспертами управления в $5,4 млрд. Из этой суммы на коммерческие полеты пришлось $2,5 млрд, причем за год обороты выросли более чем на 20%. В Роскосмосе эти данные связывают с высоким показателем возвратности инвестиций, поясняя, что, например, в сегменте спутниковой связи каждый вложенный в производство космических аппаратов доллар дает $16–30 прибыли. В госкорпорации считают, что в ближайшие десять лет в мире будет заказано 1,8 тыс. космических аппаратов на сумму свыше $300 млрд.

В 2016 году США осуществили 11 коммерческих полетов, Европа — восемь, тогда как Россия — лишь два таких старта. Между тем еще пять лет назад рынок был практически полностью поделен между Россией и Евросоюзом. Стабильны до тех пор были и цены на услуги: вывод спутника на геостационарную орбиту ракетой-носителем «Протон» обходился в $90–100 млн, а цена запуска европейским носителем Ariane 5 составляла $180–200 млн (на этой ракете можно установить сразу два спутника).

Передел рынка коммерческих стартов произошел из-за выхода в отрасль «частников», прежде всего американской компании SpaceX предпринимателя Илона Маска. В 2012–2015 годах американцы провели 20 удачных пусков ракеты Falcon, основательно сбив цены на эти услуги. К примеру, России пришлось снижать стоимость запуска «Протона» до $65–70 млн (у SpaceX старт обходится в $62 млн). Примечательно также, что сейчас в ГКНПЦ им. М.В. Хруничева сейчас активно разрабатываются новые версии этого носителя — «Протон Medium» и «Протон Light», а также совместно с частными компаниями ведется работа по спасению универсальных ракетных модулей для «Ангары» с помощью уникальной парашютной системы, что также позволит снизить стоимость запуска для потребителей.

В октябре 2017 года американское государственное агентство NASA выдало SpaceX разрешение на вторичное использование ступеней многоразовых ракет. По мнению Илона Маска, это снизит затраты на последующие старты еще на 30% (то есть до $43 млн). Член Российской академии космонавтики им. К. Э. Циолковского Александр Железняков считает, что себестоимость вряд ли уменьшится больше чем на 20%, но и этот показатель признает существенным.

Активно работают над подобными технологиями и в России. Так, компания «Атмосфера» вместе с Роскосмосом, ГКНПЦ им. М. В. Хруничева и РКЦ «Прогресс» проектируют специальные парашютные системы по спасению двигателей первой ступени ракет-носителей. По предварительным оценкам «Атмосферы», использование таких систем позволит сократить стоимость запусков на 15–20%. Иначе говоря, рынок ожидает дальнейшее обострение конкуренции.

Полеты на фоне санкций

Впрочем, Роскосмос вынужден действовать в условиях конкуренции, которую вряд ли можно назвать справедливой. Главный аналитик ГЛОНАСС Андрей Ионин напомнил РБК+, что в 2014 году в отношении России были введены американские санкции. Несмотря на это, в самой государственной космической корпорации коммерциализацией занимаются крайне активно, тем более что в мае 2017 года о важности этой задачи говорил президент Владимир Путин. В Роскосмосе приводят в пример сотрудничество с масштабным британским проектом OneWeb, который планирует вывести около 700 спутников на околоземную орбиту для обеспечения всей жителей планеты высокоскоростным интернетом. В 2017 году госкорпорация подписала соглашение о создании с OneWeb совместного предприятия. В его рамках российское АО «Спутниковая система «Гонец» будет поставлять услуги интернета, а заводы «Прогресс» и «Факел» — ракеты-носители «Союз» и двигатели для спутников OneWeb. Кроме того, Роскосмос активно развивает сотрудничество с компанией S7 в рамках проекта плавучего экваториального космодрома Морской Старт.

Отпуск космического масштаба

Чуть более новым способом заработка в ракетно-космической индустрии, чем доставка коммерческих грузов, выступает отправка на орбиту туристов. Хотя первые работы в этой сфере были представлены еще в 1967 году (сын основателя империи Hilton Баррон Хилтон тогда выступил с идеей создания сети отелей Orbiter в космосе), серьезно эта индустрия стала развиваться лишь в конце XX века. Точкой отсчета принято считать доклад 1986 года «Вероятные экономические последствия развития космического туризма», а также трагические события того же года, связанные с гибелью учительницы Кристы Маколифф вместе со всей командой корабля Challenger. В итоге первого туриста в космос запустил СССР: в 1990 году станцию «Мир» посетил японский журналист Тоехиро Акияма. Впрочем, это была скорее командировка: за отправку японца в космос заплатила телерадиокомпания Tokyo Broadcasting System (TBS). А первым собственно туристом стал в 2001 году на МКС американец Деннис Тито, самостоятельно заплативший за билет $20 млн.

Роскосмос по-прежнему курирует доставку туристов на орбиту. На МКС успели побывать еще шесть туристов, а цена билета существенно выросла. Например, основатель  Cirque du Soleil клоунГи Лалиберте заплатил за вояж на орбиту $35 млн. Интересно, что многим желающим отказали в полетах на МКС, и не только из-за проблем со здоровьем. Так, экстравагантный предприниматель Сергей Полонский не прошел в 2004 году контроль по росту и весу.

В итоге космические туристы приносят агентствам не так много, в сравнении с доходами от доставки спутников. К примеру, Роскосмос в 2016 году заработал на коммерческих стартах $130 млн (по оценке Федерального управления гражданской авиации США).

Однако и в туризме на пятки государственным агентствам мира наступают частники. Так, в США развитием космического туризма занимаются несколько компаний. Например, Virgin Galactic американского предпринимателя Ричарда Бренсона обещает отправлять желающих в космос уже через полгода. Речь, правда, идет об суборбитальных, а не полноценных космических полетах (на высоте около 100 км с использованием самолета в качестве разгонного блока). Но и билеты на такой полет продаются дешевле — за $250 тыс. Столь «доступная» цена привела к образованию очереди из сотни желающих, в которой числятся певица Леди Гага, актер Том Хэнкс и другие знаменитости. Кстати, недавно Бренсон обзавелся мощным инвестором: Саудовская Аравия заявила о желании вложить в проект Virgin Galactic $1 млрд, а в дальнейшем добавить еще $480 млн.

Кроме фирмы Бренсона, на ниве космического туризма работают еще несколько компаний, в том числе и российские, в частности «Космокурс» Павла Пушкина. Пушкин — выходец из отрасли, работал в ГКНПЦ им. М. В. Хруничева и сейчас, получив лицензию Роскосмоса на осуществление космической деятельности, разрабатывает многоразовую систему для суборбитальных полетов. Согласно предварительным планам «Космокурса», полететь в космос можно будет после 2021 года. По мнению Александра Железнякова, именно такие космические вояжи в перспективе могут стать массовыми. Ну, а для более состоятельных космических туристов в РКК «Энергия» изучают возможность запустить в 2021 году новую услугу — облет Луны на специально подготовленном корабле «Союз».