Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Конъюнктура подчинилась дисциплине
Материалы выпуска
Море под запретом Решения Конъюнктура подчинилась дисциплине Рынок НПЗ не хватает глубины Экспертиза Миллиарды именем короля Решения
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Конъюнктура подчинилась дисциплине
Год назад ведущие страны — производители нефти подписали соглашение о сокращении ее добычи. Обязательство удалось выполнить, и это повлияло на стабилизацию рынка.
Фото: Bloomberg

Никто не нарушил

В декабре прошлого года страны — члены ОПЕК и 11 независимых стран-экспортеров, в том числе Россия, подписали соглашение о сокращении добычи нефти на 1,8 млн барр. в сутки по отношению к уровню октября 2016 года, а в мае 2017-го согласились продлить его на девять месяцев. По расчетам стран — участниц соглашения, ограничение добычи поспособствует росту цены нефти и восстановлению баланса спроса и предложения на мировом рынке. Россия, например, взяла обязательство уменьшить извлекаемые объемы нефти на 300 тыс. барр. в сутки. И, к удивлению игроков рынка, нарушения договоренностей оказались, по официальным данным, не столь существенными, как это бывало ранее. Например, за первое полугодие 2017 года выполнение обязательств среди сторон-подписантов достигло 98%.

Итоги прошедшего года показывают некоторую стабилизацию на глобальном рынке углеводородов. Так, если на начало 2017 года мировые запасы нефти превышали средние значения за предыдущие пять лет на 338 млн барр., то на октябрь этот показатель снизился до 170 млн барр. Кроме того, за два с половиной года, предшествовавшие заключению соглашения, произошел резкий спад инвестиций в нефтедобывающую отрасль, который, по экспертным оценкам, составил примерно $500 млрд. Сегодня же, когда в результате роста нефтяных котировок инвесторы стали вести себя более уверенно, снижение уровня инвестиций приостановилось.

Сейчас страны — экспортеры нефти обсуждают возможность пролонгации сделки, решение ожидается 30 ноября, когда они соберутся в Вене. «Со стороны Саудовской Аравии и России уже были даны позитивные сигналы о возможном продлении сделки ОПЕК+ за пределами марта 2018 года, так что вероятность ее продления очень высока, — говорит Татьяна Митрова, директор Энергетического центра бизнес-школы «Сколково». — Но одного лишь соглашения ОПЕК+ для поддержания баланса на рынке недостаточно. Крайне важен дальнейший рост спроса, который позволит продолжить сокращение объемов нефти в хранилищах и будет подталкивать цену на нее вверх».

Конкретного целевого показателя по ценам участники сделки не устанавливали, но говорили, что их вполне бы устроили бы $50–60 за баррель, а значит, можно считать, что желаемый результат достигнут. Средние цены на нефть Brent за первое полугодие 2017 года вышли на отметку $51,8 за баррель, что примерно на 30% выше, чем годом ранее; по предварительным данным, в ноябре они составят около $64. При этом количество резких колебаний и падения нефтяных цен за период действия соглашения также уменьшилось. По крайней мере, в прошедшем году рынок не опасался провалов, скажем, ниже $30 за баррель, как это случилось в начале 2016 года.

«Соглашение с учетом очень высокой дисциплины присоединившихся к нему стран действительно показало свою эффективность, — соглашается директор по исследованиям компании Vygon Consulting Мария Белова. — Мы видим рост цен до комфортного уровня выше $60 за баррель (это 20-процентный рост с момента продления сделки в мае текущего года).

Однако заместитель аналитического департамента компании «Альпари» Анна Кокорина уточняет: «Мы не можем сказать, что именно соглашение ОПЕК+ явилось причиной роста, потому что в совокупности сыграли роль различные причины: снижение коммерческих запасов нефти в США, негативные природные явления — несколько тайфунов, которые помешали американским нефтяникам добыть больше нефти. Нельзя не учитывать также ухудшение ситуации на Ближнем Востоке». В доказательство эксперт приводит тот факт, что «долгое время цены на нефть колебались в коридоре от $42 до $50 за баррель, неплохой рост начался только в середине лета».

Сланцевые фобии

Страны-экспортеры на своей очередной встрече, несомненно, обсудят еще один фактор, влияющий на ценовые уровни нефти на мировом рынке, — рост добычи сланцевой нефти в США. Не стоит забывать, что именно сланцевая революция изменила баланс на мировом рынке нефти. До этого в истории нефтедобычи не было страны, которая смогла бы наращивать добычу четыре года подряд до уровня более чем 1 млн барр. в сутки, как это происходило в последние годы в Соединенных Штатах. Правда, в 2016 году добыча нефти в США оказалась провальной, но технологический потенциал американских нефтяников продолжал расти, а цена эксплуатации новых скважин — снижаться. Всего за последние годы издержки в сланцевом сегменте снизились в среднем на 25–30%, по оценке профильной американской консалтинговой компании IHS Global Inc.

В результате если раньше считалось, что добыча сланцевой нефти рентабельна при уровне цен около $60 за баррель, то сегодня для некоторых месторождений этот порог опустился до $38–40. Как следствие — рост количества буровых станков и намерения США увеличивать темпы нефтедобычи.

«Сланцевая нефть в последние 11 месяцев демонстрировала уверенный рост», — рассказывает Татьяна Митрова. По ее оценкам, для американской сланцевой нефти главными факторами роста сейчас является не колебание цен, а совокупность других факторов. В их числе эксперт назвала технологический прогресс, позволяющий снизить издержки при добыче, а также дешевые кредиты для добывающих компаний. Поэтому, по ее мнению, в ближайшее время можно ожидать позитивной динамики добычи сланцевой нефти.

В то же время Мария Белова указывает и на сдерживающие факторы. «С июля 2017 года по октябрь включительно активный фонд буровых в США сократился на 24 штуки, несмотря на 10-процентный рост нефтяных котировок», — говорит эксперт. — Положительная ценовая динамика привела к подорожанию сервисных услуг (рост на 40% с начала 2017 года), что снизило рентабельность операций по заканчиванию скважин».

Страны, подписавшие соглашение, понимают, что объемы и темпы добычи сланцевой нефти не зависят от договоренностей о ее ограничении. По мнению аналитика нефтяного рынка банка Raiffeisen Андрея Полищука, ОПЕК явно решила отказаться от борьбы со сланцевыми производителями с помощью демпинговой политики, поскольку очевидно, что это не дает никаких результатов, а лишь приводит к оптимизации расходов сланцевых компаний. «Из последнего отчета ОПЕК видно, что члены организации повысили прогноз по добыче сланцевой нефти к 2022 году с 7 млн до 11 млн барр. в год. То есть они сами признают, что избежать резкого роста добычи нефти в США не удастся», — говорит Андрей Полищук. Возможно, в ОПЕК просто готовы сдерживать цены на нефть на протяжении пяти или десяти лет, после чего ожидают органического снижения добычи сланцевой нефти в США. «Сейчас, по разным оценкам, дисбаланс на рынке составляет примерно 1,5–2 млн барр. нефти в сутки. Порядка 2% — это излишки рынка, которые давят на цены», — поясняет эксперт банка Raiffeisen. Именно эти излишки сокращаются в результате соглашения об ограничении добычи, в результате спрос растет.

Если учесть, что, по прогнозам, добыча нефти даже с учетом соглашения об ее ограничении будет расти до 11 млн барр. в год, для достижения баланса на рынке может потребоваться от двух до трех лет.

Сколь сильно Россия заинтересована в продлении действия соглашения об ограничении добычи нефти? «Для страны, а главным образом для бюджета, сделка имела позитивное значение, поскольку потери от снизившейся добычи были перекрыты выросшими доходами, полученными в результате роста цены нефти», — говорит Татьяна Митрова. Даже с учетом того, что некоторые новые проекты придется отложить, «что, конечно, не лучшая новость для отдельных компаний», уточняет эксперт. Мария Белова рассуждает примерно так же: «С одной стороны, действующие договоренности по сокращению добычи по результатам 2017 года принесут бюджету порядка 900 млрд руб. дополнительных доходов. Рост цен на нефть в результате сделки при достаточно слабом рубле выгоден и для компаний. С другой — дальнейшее продление сделки может негативно сказаться на будущих объемах добычи нефти уже в 2019–2020 годах».