Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
«Зеленые» ростки благотворительности
Материалы выпуска
Промышленности подбирают замер Решения «Экологические проекты могут быть окупаемыми» Инструменты «Зеленые» ростки благотворительности Экспертиза
Экспертиза
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
«Зеленые» ростки благотворительности
Экологическая благотворительность в России пока не достигла того уровня, какого удалось добиться в других сферах общественной взаимопомощи. Мода на защиту природы только начинает набирать обороты.
Фото: AP

Во многих странах защита окружающей среды — привычная составляющая социальной ответственности компаний. Например, Google не только сокращает потребление энергии в своих офисах и инвестирует в возобновляемую энергетику, но и поддерживает такие некоммерческие проекты, как Geo for Good, в рамках которого работает сервис Global Fishing Watch, способный вычислять рыболовные суда, ведущие промысел без лицензии, — увидев перемещение браконьеров, волонтеры проекта передают информацию в соответствующие береговые службы. Компании хорошо понимают, что забота об экологии — отличный способ улучшения имиджа, да и многие сотрудники инновационных компаний на самом деле экоэнтузиасты.

В России же пока легче найти компанию, которая готова потратиться на фитнес-пробежку для сотрудников, чем на уборку парка или спасение вымирающего вида животных.

Редкие птицы

«Экоблаготворительностью в России занимаются только крупные и самые продвинутые компании», — говорит Анастасия Полетаева, руководитель Школы скандинавской ходьбы, которая проводит спортивные тренинги для «Роснефти», «Сколково», Райффайзенбанка, «Орифлейм», РЖД и других компаний. По ее словам, отчасти это связано с тем, что Россия — сырьевая страна и отношение к природе и экологии здесь в целом несколько иное, чем на Западе. Кроме того, если мероприятия здорового образа жизни компании подают как заботу о здоровье своих сотрудников, то сохранение природной среды обычно воспринимается и работниками, и работодателями как нечто далекое от их интересов.

Проще помогать, если зверь в поле зрения. Заметным проявлением экоблаготворительности в России является опека над животными в Московском зоопарке. «Зоопарку помогают очень разные компании — начиная от «Роснефти», которая опекает всех наших белых медведей, и аптечной сети «Самсон-Фарма», заботящейся о жирафе Самсоне, и заканчивая небольшими семейными компаниями и индивидуальными предпринимателями», — говорит Рита Шульгина, руководитель программы «Опека» Московского зоопарка.

Производственная компания ДСК АПС опекает азиатского слона, «Дальлес» — амурского тигра, «СТС Групп» (оказывает лизинговые услуги в сфере персонала)  — бобра. Серьезные компании, как правило, берут под свою опеку крупных животных, которым требуется много еды. Но и мелкие создания находят опекунов — среди граждан, некоммерческих организаций или неформальных объединений вроде паблика «ВКонтакте» поклонников рок-группы Madness, обеспечивающего пропитание для грызуна — африканской сони.

Нередко решению взять под свое крыло какое-либо из животных может сопутствовать рекламная цель. Например, когда издательство «Росмэн» выпускало очередную книгу о Гарри Поттере, оно оформило опеку над живущей в Московском зоопарке белой совой. О решении сообщалось на презентациях книги, в телерепортажах и газетных публикациях: опека над совой стала дополнительным инструментом продвижения книги.

В русле госполитики

Не последнюю роль в популяризации любых видов корпоративной благотворительности играет государственная политика. Спортивные благотворительные мероприятия, говорит Анастасия Полетаева, компании массово начали проводить 5–6 лет назад в связи с объявленным властями курсом на популяризацию спорта в преддверии Олимпиады в Сочи.

В США многие виды деятельности по защите окружающей среды позволяют корпорациям получить крупный, до 20%, налоговый вычет. В России госпрограммы по развитию корпоративной экоблаготворительности пока не существует. «Многие компании могут просто не знать об этом виде социальной активности или думать, что это дорого и сложно. Может быть, спасать амурских тигров по примеру президента действительно не так уж просто. Но помочь приюту для бездомных животных или провести уборку парка по силам любой компании», — отмечает Полетаева.

Тем не менее сейчас в России проходит Год экологии, и это один из факторов, который эксперты связывают с наметившимся ростом пожертвований.

При этом некоторые крупные экологические организации принципиально не работают с бизнесом — например, «Гринпис России». «Во всем мире «Гринпис» принимает только пожертвования частных лиц, но не бизнеса, политических партий или государственных структур», — говорит Наталья Журавлева, специалист отдела по работе со сторонниками «Гринпис России». По ее словам, организации важно оставаться независимой и пользоваться поддержкой большого числа людей с их пусть даже небольшими взносами.

Выгодная экология

По словам директора программы «Зеленая экономика» Всемирного фонда дикой природы (WWF) Михаила Бабенко, траты компаний на защиту окружающей среды неправильно воспринимать как чистую благотворительность. «Компании инвестируют в снижение будущих рисков», — отмечает эксперт. Так, многие зарубежные компании оказывают помощь фермерам и обучают их передовым сельскохозяйственным технологиям. «В Cеверной Африке итогом этой работы является снижение климатических рисков и воздействия на запасы пресной воды, а значит, обеспечение нужной продуктивности в долгосрочной перспективе», — приводит пример Михаил Бабенко.

Многие отечественные компании не задумываются о том, в каких условиях придется работать завтра. «Ограничения связаны с коротким горизонтом планирования — при трех—пятилетней перспективе сложно, да и не нужно внимательно смотреть на будущие возможные затраты при ошибках сегодня», — отмечает представитель WWF.

Судя по всему, бизнесу придется меняться: международные финансовые рынки и инвесторы все пристальнее смотрят на то, как компания снижает свой углеродный след, управляет нефинансовыми рисками и инвестирует в окружающую среду. «Неосведомленность компаний фактически перекрывает им доступ к ответственным и «зеленым» инвестициям», — отмечает Михаил Бабенко.

Нет ничего плохого в том, что бизнес использует благотворительность для улучшения своего имиджа, продолжает эколог. В качестве примера он приводит нефтяные компании, которые в Арктике и на Сахалине вкладывают средства в сохранение биоразнообразия.

Например, в ходе реализации нефтегазового проекта «Сахалин-2» компания «Сахалин Энерджи» совместно с Exxon финансировала программы мониторинга серых китов у северо-восточного побережья Сахалина. «Спонсировалось целое исследование по китам, чтобы выяснить, мешают ли им нефтедобывающие станции. В итоге получилась хорошая работа по миграциям этих морских млекопитающих», — рассказала РБК+ инженер-лаборант биологического факультета МГУ, участник научно-исследовательских программ Ольга Сибирякова.

Такого рода программы финансируют и другие нефтегазовые компании. «Нашей исследовательской группе дважды помогал «Газпром» — допускал проводить исследования на территории станции, обслуживающей газопровод, и поощрял изучение редкого дальневосточного моллюска, обитающего в окрестностях их станций», — говорит Сибирякова.

По словам Михаила Бабенко, ответственно относиться к природе начинают и лесопромышленные, и рыболовецкие компании. «Сертифицированные компании более ответственно относятся к биоресурсам, поскольку от этого зависит, сколько они смогут заработать в десятилетней перспективе. Мораторные соглашения на рубки, более щадящие инструменты лова — все это инвестиции в сохранение окружающей среды», — отмечает эколог.