Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Против зацеперов, вандалов и зайцев
Материалы выпуска
Пригород нашел свой путь Экспертиза Меньше станет толкучка Экспертиза Шесть городов с удобным транспортом Решения «Регионы должны найти баланс между тем, что платит пассажир, и расходами» Рынок Восемь новых пригородных сервисов Инновации Как пригородные маршруты свяжут с МЦК Решения Эволюция электрички Инструменты Против зацеперов, вандалов и зайцев Решения
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Против зацеперов, вандалов и зайцев
Пассажиры, которые цепляются за вагоны, портят их или просто не платят за проезд, — головная боль пригородного сообщения. От нее помогает только комплекс мер: усиление контроля в сочетании с развитием сервиса.
Фото: DPA/TACC

«Им не хватает любви»

Зацеперы — это молодые, как правило, люди, которые хватаются за поручни, встают на сцепку, залезают на крышу вагонов и так едут до своей станции. «Физически неподготовленные подростки срываются с вагонов. Много случаев ударов током. Молодой человек думает, что если он залезет на крышу поезда в отстойнике и ничего не тронет, то все получится. Но электродуга возникает на расстоянии до метра, и 27,5 тыс. вольт его достают неминуемо», — отмечают в Московском межрегиональном следственном управлении (МСУ) на транспорте Следственного комитета РФ. В 2016 году увлечение зацепингом привело к смерти 21 несовершеннолетнего по состоянию на осень, сообщили в управлении. В нынешнем году таких случаев в сопоставимом периоде зафиксировано девять, что отражает положительную динамику. Уменьшение количества таких групп приводит к снижению интереса к теме, что в конечном счете позволяет сохранить жизни детей.

С апреля этого года за хулиганские действия, угрожающие безопасности эксплуатации транспортных средств, зацеперам грозит штраф от 150 тыс. до 300 тыс. руб., или в размере зарплаты (иного дохода) за период до двух лет, либо ограничение или лишение свободы на срок до двух лет. По версии Московского МСУ на транспорте, вовлекаются в опасное занятие молодые люди в основном через тематические сайты и мессенджеры. «На свои акции они собираются в течение получаса, атакуют конкретный состав. Проехали одну станцию — и разбежались, сделав селфи», — пояснили в ведомстве.

Отлавливать распространителей идей зацепинга Роскомнадзор и Центральная пригородная пассажирская компания (ЦППК) начали год назад. Удалось заблокировать более 200 групп, пропагандирующих зацепинг. По словам исполнительного директора ОАО «ЦППК» Максима Дьяконова, зацепинг создает потенциально опасные ситуации как для самих нарушителей, так и для других людей, не говоря уже о сбоях по вине хулиганов в графике движения поездов.

«Некоторые начинают заниматься зацепингом из-за любви к риску. А есть те, кто готов расстаться с жизнью и ищет способ. Зацепер у всех на виду, все его видят и считают крутым. Самая красивая для суицидников смерть», — рассуждает психиатр-криминалист Михаил Виноградов.

В октябре ролики с зацеперами и руферами Роскомнадзор приравнял к пропаганде суицида, и соцсети начали блокировать странички экстремалов. В свою очередь, сотрудники ЦППК занимаются обучением школьников правилам поведения на железной дороге и показывают им фильм «Поездка ценою в жизнь» и видеоролик «Путевые советы. Сделаем поездку безопасной».

«Зацеперство часто приводит к смерти. Это больше хулиганство, чем просто развлечение, — говорит председатель комиссии по безопасности Общественной палаты России Антон Цветов. — Те взрослые люди, которые катаются на электричках вне вагона, помимо штрафа должны нести уголовно-административную ответственность до 15 суток ареста». «В метро на каждой станции полно полицейских, а на пригородных электричках полиции в разы меньше. Это перекос, нужно увеличить штат полиции», — добавляет председатель Союза пассажиров России Кирилл Янков. По его мнению, нужно вести видеонаблюдение. «Как только камера фиксирует зацепера, машинист останавливает поезд и вызывает полицию. Когда этих ребят начнут в массовом порядке ловить, явление пойдет на спад», — дает рецепт эксперт.

Несмотря на то, что действующее законодательство наделило перевозчиков полномочиями по взиманию штрафа за безбилетный проезд, основной проблемой безбилетного проезда остается отсутствие неотвратимости наказания на законодательном уровне. Перевозчик не имеет права задерживать зайцев, препятствовать их передвижению по составу, применять меры по доставке этих граждан в ЛОВД, требовать удостоверение личности для составления акта о безбилетном проезде, блокировать, задерживать и препятствовать передвижению граждан, осуществляющих проход в несанкционированных местах и спрыгивающих с платформ.

А вот Михаил Виноградов считает, что взрослые люди — педагоги, родители — прежде всего должны понять, почему ребенок в это втягивается. «А не хватает подростку чаще всего домашней любви», — резюмирует эксперт и предлагает взрослым переориентировать склонного к риску ребенка с зацепинга на настоящий спорт — например, на горные лыжи.

Всех — на видео

Граффитчики разрисовывают поезда и станции, хулиганы разбивают окна, портят кресла, крадут все, что могут открутить. С начала 2017 года ЦППК зафиксировала 192 акта вандализма, в том числе 18 случаев нанесения ущерба поезду граффитчиками и 11 краж в вагонах. Вандалам по закону грозит штраф до 40 тыс. руб. либо, если они действуют группой, заключение на срок до трех лет (ст. 214 ч. 2 УК РФ). Но в реальности, пояснили в ЦППК, их часто невозможно наказать, в большинстве своем это несовершеннолетние.

Михаил Виноградов обращает внимание, что на «Ласточках» вандализма гораздо меньше. «Хулиганов отпугивает усиленная охрана этих поездов, во-вторых, разрисовывать «Ласточку» неудобно, она пролетает маршрут на высокой скорости», — пояснил эксперт.

В ЦППК также отмечают, что оборудованные видеокамерами поезда повышенной комфортности страдают от вандалов меньше: «Экспрессы «семитысячной» нумерации, как правило, пассажиры не портят». Видеонаблюдение, сходятся эксперты во мнении, — самое действенное средство против вандализма.

Платить удобно, не платить трудно

Примерно 20% пассажиров до сих пор ездят на электричках зайцами или не полностью оплачивают проезд, подсчитали в ЦППК. Кирилл Янков называет чуть меньшую цифру — 15%. Он рассказывает, что недобросовестные граждане находят новые лазейки. «После установки турникетов появились «полузайцы», которые берут билет не на всю поездку, а только чтобы зайти или выйти», — констатирует он. По мнению Кирилла Янкова, решить проблему может прежде всего увеличение числа контролеров. «В советское время было больше милиции и контролеров на железной дороге и меньше шансов от них убежать», — говорит он.

Между тем за последние годы число безбилетников сократилось, уверяют в ЦППК, и это связано с усилением борьбы по пресечению безбилетного проезда в поездах, развитием автоматизированной системы оплаты контроля и учета проезда в пригородных электропоездах (АСОКУПЭ) и другими мероприятиями. Сочетание контроля и сервиса, полагают в компании, и в дальнейшем будет снижать число безбилетников.

ЦППК неоднократно выходила с инициативой восстановить административную ответственность за безбилетный проезд на железнодорожном транспорте, которая ранее была предусмотрена Кодексом об административных правонарушениях РФ, а также создание нового органа на федеральном уровне с полномочиями по выявлению и самостоятельному привлечению безбилетных граждан к административной ответственности.


Зарубежный зацепинг

В европейских странах, Канаде, Новой Зеландии с зацеперами борются высокими штрафами. Так, в Новой Зеландии размер штрафа составляет 10 тыс. новозеландских долларов. В Германии зацепинг расценивается как опасное вмешательство в работу железнодорожного транспорта, и размер штрафа, прямо пропорциональный опасности этого вмешательства, может составлять €50 тыс. В Канаде за зацепинг предусмотрен арест сроком до одного года, а также штраф в размере от 130 до 10 тыс. канадских долларов.

В Индии многие пассажиры поездов становятся зацеперами поневоле — из-за нехватки мест в вагонах. Ежегодно на железных дорогах страны гибнут около 15 тыс. человек. В Мумбае и его пригородах ежедневно гибнут около 12 человек, большинство из которых — пассажиры, сорвавшиеся с переполненных поездов.