«Современное человечество использует все доступные источники энергии»
Материалы выпуска
Органы энергетической безопасности Решения «Современное человечество использует все доступные источники энергии» Рынок Добыча без вреда природе Инновации
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
«Современное человечество использует все доступные источники энергии»
О месте России на глобальном энергетическом рынке и перспективах использования альтернативных источников энергии РБК+ рассказал президент ассоциации «Глобальная энергия» Игорь Лобовский.
Фото: Тимур Иванов для РБК

— Какое место сегодня занимает Россия на мировом энергетическом рынке?

— Россия — это крупнейшая в мире энергетическая держава, один из крупнейших в мире и производителей, и потребителей, и поставщиков энергии. Если посмотреть на разные направления энергетики и топливно-энергетический баланс, то станет очевидно, что нефть — традиционно главный энергоресурс страны, резервы которого заканчиваются в обозримом будущем.

Газ — более перспективный источник энергии, более экологичный, чем другие углеводороды, и в этом его преимущество. По всем прогнозам, его использование будет только расти, к 2020 году доля газа может достичь 28%. Более того, по мнению лауреатов премии «Глобальная энергия», к 2100 году доля газа в топливно-энергетическом балансе планеты составит 21%, что много, с учетом того что за 80 лет может много чего произойти.

На сегодняшний день Россия — один из крупнейших поставщиков газа, и, несмотря на попытки ЕС ограничить влияние «Газпрома», продажи компании только растут. У нас есть некоторое отставание по СПГ, но и здесь российским компаниям удается немало сделать, прежде всего в рамках уникального проекта «Сахалин СПГ». Китайские, японские и корейские компании уже готовы покупать у нас эту продукцию, это особенно важно с учетом активности США, которые уже строят специальный флот для перевозки СПГ. По ежегодному мировому прогнозу развития топливно-энергетического баланса ежегодный прирост продажи СПГ составляет 5% — для многомиллиардных объемов это серьезная цифра.

— Как вы оцените развитие в нашей стране возобновляемых источников энергии?

— Возобновляемая энергетика традиционно не наша сильная сторона, но в последние годы в этой области тоже наметились определенные сдвиги. В частности, показательно, что на Российской энергетической неделе в этом году рядом с президентом Владимиром Путиным сидели не только главы ОПЕК и Организации экспортеров газа, но также генеральный директор Международного агентства по возобновляемой энергетике IRENA. Это очень важный сигнал.

В энергетической науке не так давно появился термин energy mix. Его смысл заключается в том, что нет такого понятия, как эра углеводородов или паровой энергетики, мир окончательно изменился — современное человечество использует все доступные источники энергии. Главное, чтобы он, этот источник, был в нужное время в нужном месте.

Мало кто знает, но в России больше всего солнечных дней в году в Якутии: самый холодный регион в стране одновременно и самый солнечный. Если бы здесь разместить солнечные батареи, то и экология была бы лучше. А вариантов и путей уйма! К примеру, недавно я видел, как в небольшом английском городке на 100 тыс. человек недалеко от Лондона открыли электростанцию, которая работает на биотопливе — отходах местной лесопилки. Необслуживаемая станция, взятая в лизинг муниципалитетом в Австрии и оплачиваемая из коммунальных платежей жителей. Схожие решения можно применять и в России, ведь у нас во всей деревопереработке используется не более 5% отходов.

— В этом году лауреатом премии «Глобальная энергия» стал специалист по солнечной энергетике Михаэль Гретцель. Насколько влияет сфера деятельности на выбор лауреата?

— У членов нашего жюри — Международного комитета по присуждению премии «Глобальная энергия» — тяжелая работа. Это 20 человек из 13 государств, каждый из них по своему уровню и авторитету ненамного ниже лауреатского. Они должны из 100–150 представленных на премию ученых выбрать наиболее яркого кандидата.

В положении о премии детализированы критерии отбора лауреатов, но главный фактор — это польза для нашей цивилизации от изобретения, разработки конкретного ученого. Решение принимается тайным голосованием, иногда в три, четыре или пять раундов, если ни один кандидат не получает нужного числа голосов. За лауреата должны проголосовать не менее двух третей присутствующих и не менее половины всех членов комитета.

Победитель этого года Михаэль Гретцель — самый известный ученый в области солнечной энергетики, и присуждение ему нашей премии — это сильное решение. Чем он отличается от других? Он поставил перед собой цель: сделать солнечную энергию доступной любому жителю нашей планеты, и ему удалось создать новый тип солнечной батареи. До него большинство солнечных батарей были кремниевыми, их КПД составлял около 20–21%. Швейцарский ученый нашел альтернативный вариант — вырабатывать энергию с помощью фотосинтеза, для этого он использует натуральные красители. На сегодняшний день КПД таких батарей несколько ниже кремниевых — около 15%, но они дешевле в три раза. Более того, профессор Гретцель работает над своими «ячейками Гретцеля» и смог повысить КПД до 20%. К тому же они не бьются, их можно скручивать в рулоны и придавать им различные цвета — например, в Европе можно устанавливать солнечные батареи цвета черепичных крыш.

— Недавно вы разработали с МФТИ универсальную платформу, которая позволяет проводить отбор кандидатов в автоматическом режиме. Как это работает?

— «Глобальная энергия» — это российский проект нового тысячелетия, и мы считаем, что он должен быть технологичным. Мы долгое время не могли найти партнера, обращались в западные и российские крупные компании, но они посчитали задачу необычной.

В итоге партнера мы нашли, это московский Физтех, и благодаря академику Николаю Кудрявцеву, ректору МФТИ, создали такую платформу. Мы используем нобелевский принцип, когда нет самовыдвижения на премию, — выдвинуть номинанта на премию имеет право только тот ученый, который является всемирно признанным экспертом. Только это обеспечивает высокий уровень номинантов.

Сегодня номинационный пул — это три тысячи человек из 90 стран. Но понятно, что чем больше сеть, тем больше рыбы она захватывает и тем выше вероятность, что в сеть попадет особо крупная или редкая рыбина. Так что одной из главных задач перед рабочей группой московского Физтеха была поставлена задача поиска новых номинирующих — в автоматическом режиме на основе всемирной базы научных знаний Scopus. В итоге платформа выдает лонг-лист номинантов в соответствии с баллами, проставленными экспертами. После этого приступают к работе члены Международного комитета по присуждению премии, а затем они тайным голосованием выбирают лауреатов. Для нас разработка технологичной платформы — это необходимое условие, которое делает конкурс абсолютно прозрачным, мало кто может с нами тягаться по открытости.

— В этом году премии исполняется 15 лет. Какие лауреаты вам больше всего запомнились?

— Мы считаем принципиально важным рассказывать об ученых, которые прошли через борьбу за свои идеи. В их числе изобретатель светодиодного освещения японец Сюдзи Накамура. Сегодня без его открытия невозможно представить ни телефон, ни лампу, ни автомобиль, однако Накамура долгое время не мог добиться признания в фирме, в которой работал после окончания университета. Его собирались уволить, но внезапно выяснилось, что его очередная научная работа об открытии синего светодиодного света вызвала настоящий фурор.

Несмотря на то что руководство компании к тому моменту передумало его увольнять, Накамура ушел и выставил иск за моральный ущерб, выиграл крупную сумму и уехал в США. Позднее он стал лауреатом Нобелевской премии и премии «Глобальная энергия». Он не боялся идти на конфликты, верил в свою звезду, и половина наших лауреатов шли тем же путем, и это совершенно фантастично.

Не менее тернист был путь Филиппа Рутберга, российского ученого, академика, который разработал низкоплазменную технологию уничтожения всех видов отходов, включая медицинские. Честно говоря, в науке, как и в жизни, просто так ничего не дается.