«Банки по качеству услуг во многом уступают инвестиционным компаниям»
Материалы выпуска
Банковский передел Рынок «Наиболее острая конкуренция — в сегменте рефинансирования» Решения Санта-Клаус в банковской упаковке Экспертиза «Банки по качеству услуг во многом уступают инвестиционным компаниям» Инструменты
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
«Банки по качеству услуг во многом уступают инвестиционным компаниям»
О том, какие основные события оказали влияние на финансовые рынки в 2017 году, чего ожидать частным инвесторам в 2018-м и на какие вложения ориентироваться, РБК+ рассказал управляющий партнер QBF Зелимхан Мунаев.
Фото: Олег Яковлев для РБК

— Какие события уходящего года вы бы отметили с точки зрения их влияния на финансовые рынки?

— Одно из важнейших событий — решение правительства избирательно применять норму об обязательном направлении госкомпаниями не менее 50% прибыли на выплату дивидендов. Вокруг этого в первом и втором кварталах было много спекуляций, и это поддерживало высокую волатильность рынка акций. Не менее важной стала активизация Банка России в вопросе снижения ключевой ставки. В прошлом году ЦБ снижал ставку два раза, а в этом году — шесть раз, за это время она упала на 3,75 процентного пункта, с 11 до 7,75% годовых. Это позволило компаниям рефинансировать рублевую задолженность, многие эмитенты смогли улучшить свои фундаментальные показатели. Ну и, конечно, если говорить об участниках рынка, то большое влияние на рынок оказала история со слухами о проблемах и последующей санацией нескольких крупнейших банков силами ЦБ, это привело к серьезному перетоку средств в крупнейшие госбанки — даже несмотря на их низкие процентные ставки по депозитам.

— В первой половине года был довольно серьезный спад на рынке акций. Чем, по-вашему, он объяснялся?

— Падение в первом квартале — переоценкой эффекта от избрания Дональда Трампа президентом США. Инвесторы поняли, что на скорое улучшение отношений России со Штатами рассчитывать не стоит, и рынок скорректировался. Во втором квартале — историей с дивидендами госкомпаний. Очевидно, что многие компании с госучастием, прежде всего сырьевые, получили в 2016 году повышенную прибыль за счет высокого курса доллара относительно рубля. И нежелание менеджмента компаний делиться этими дополнительными доходами с акционерами вызвало распродажу бумаг.

— Что при этом происходило со спросом и предложением на рынке финансовых услуг?

— Очевидно, что снижение ключевой ставки ЦБ привело к снижению ставки по банковским депозитам. И вызвало рост спроса на финансовые инструменты, прежде всего — консервативные. На мой взгляд, самой актуальной альтернативой депозитам стали и продолжают оставаться инвестиционные портфели, сформированные из корпоративных облигаций. Во многом этому способствовало то, что в марте 2017 года вступила в силу законодательная норма: купонные выплаты по рублевым облигациям российских эмитентов, доходность которых не превышает определенного, достаточно высокого, уровня, освобождаются от обложения подоходным налогом, то есть с точки зрения частного инвестора в данном плане они фактически приравниваются к банковским депозитам. И это не говоря уже о самой доходности облигаций по сравнению с депозитами: сравните ставку, например, по валютным облигациям Сбербанка с его же ставкой по валютным депозитам — это разница в несколько раз, здесь ведь все очевидно, причем приобретать такие облигации можно через любого профессионального участника рынка ценных бумаг. И в банках инвестиционные подразделения всегда осуществляют побочную деятельность, поэтому качество услуг банков уступает во многих аспектах инвестиционным компаниям.

— То есть вы сейчас рекомендуете частным инвесторам переключаться с депозитов на инвестиционные продукты?

— В целом — да, и именно с облигационной основой. Основой рублевого инвестиционного портфеля, с моей точки зрения, должны быть корпоративные облигации крупнейших российских эмитентов. Сейчас доходность к погашению облигаций ведущих российских эмитентов находится на уровне 8,4% годовых в рублях и 3,9% в валюте, что гораздо выше средних ставок по банковским депозитам на срок один—три года (6,3% годовых в рублях и 1,4% годовых в долларах, по данным ЦБ на октябрь). Кроме того, при вложениях через индивидуальный инвестиционный счет на срок более трех лет частный инвестор может получить еще и налоговые льготы — например, возврат 13-процентного подоходного налога на внесенную сумму.

Вместе с тем желательно, чтобы портфель имел также составляющую, способную генерировать высокий финансовый результат. Например, можно включить в состав портфеля акции российских компаний, в том числе государственных, с высокой дивидендной доходностью — это тоже актив, способный генерировать устойчивую прибыль. Правда, при этом я бы советовал неквалифицированным инвесторам тщательно оценивать свои аппетиты к риску и в любом случае держать долю облигаций в таких смешанных портфелях на уровне не менее 50%. Еще один способ разбавить приобретенный набор инвестиционных услуг — формирование структурных продуктов, то есть сочетание основной, облигационной, части портфеля со срочными контрактами (фьючерсы, опционы)  — это позволяет как защитить активы в случае неблагоприятной конъюнктуры рынка, так и заложить приемлемый уровень дохода на инвестиционном горизонте.

— А как выбирать бумаги с точки зрения горизонта инвестирования? Имеет смысл покупать облигации в расчете на вывод средств после их погашения или брать более длинные выпуски в расчете на рост их курсовой стоимости?

— Если речь об облигациях ведущих эмитентов, выпущенных в 2017–2020-х годах, полагаю, что спокойно можно покупать и выпуски больших сроков обращения. При этом мы рекомендуем частным инвесторам раз в квартал или раз в полгода проводить мониторинг портфеля, оценивать целесообразность замены бумаг, эмитентов.

— Если каждый квартал проводить перекалибровку портфеля, да еще при малых объемах вложений — не съест ли брокерская комиссия львиную долю дохода?

— Нет, речь именно о мониторинге, а не о перетряхивании портфеля. Дело в том, что очень распространенная ошибка инвестора, покупающего некий продукт на определенный срок, — в течение этого срока не обращать внимания на то, что с ним происходит. Скажем, вы купили у финансового института готовый продукт — инвестиционный портфель с горизонтом инвестирования три года и определенными параметрами риска и доходности. Но это не значит, что вы должны сидеть именно в данных бумагах все эти три года. Допустим, какие-то длинные облигации уже отыграли идею роста за счет падения процентных ставок — тогда можно подумать о замене их на более короткие с целью снижения рыночных рисков изменения цены и т.д. Поэтому стоит периодически проверять, что происходит с активами, входящими в ваш портфель, и не надо ли пересмотреть его структуру. Кстати, именно из подобных соображений мы рекомендуем институциональным инвесторам, вкладывающим средства на длительные сроки, покупать именно длинные облигации — чтобы реже возникала необходимость перекалибровки портфеля. Другая распространенная ошибка инвесторов — желание как можно быстрее выйти из позиций или зачастую заменять приобретенные активы, если цена немного двинется в неблагоприятное русло. Как правило такие решения не приводят к положительному финансовому результату. А регулярный мониторинг позиций и ожидание завершения цикла реализации конкретной инвестиционной идеи — идеальное поведение инвестора с точки зрения контроля сроков, рисков и доходности.

— Чего стоит ожидать частным инвесторам в 2018 году. Скажем, с точки зрения политики ЦБ, уровня ставок? Какие будут идеи роста?

— Политика ЦБ в отношении участников рынка едва ли изменится — в частности, продолжится зачистка банковского сектора. Это, разумеется, не особо порадует вкладчиков: хотя вклады и застрахованы, их извлечение из банков, лишившихся лицензий, все же требует усилий, к тому же теряются начисленные проценты. Не говоря уже о том, что 2017 год ярко отметился проблемой «забалансовых вкладов» — выяснилось, что сразу несколько достаточно крупных банков, принимая от клиентов деньги, не открывали им счета в установленном порядке — в результате эти вклады оказались как бы не существующими и не застрахованными.

Снижение ключевой ставки ЦБ, очевидно, уже не будет идти столь активно, хотя понижение ставки все еще возможно. Тем не менее снижение ставок по депозитам продолжится — оно будет отражать уже принятые решения по снижению ставки ЦБ; временной лаг здесь обычно порядка нескольких месяцев. Динамика же фондового рынка в целом, скорее всего, будет главным образом зависеть от темпов роста экономики в стране. Сейчас прогнозы в данном плане не особо оптимистичны — большинство экспертов ожидают стагнацию или довольно слабый рост. В этих условиях основными драйверами роста станут корпоративные события, прежде всего сделки слияния и поглощения. Мы рекомендуем инвесторам внимательно следить за активностью компаний-эмитентов в данном направлении, с наибольшей вероятностью ждем значимых сделок M&A в потребительском, финансовом, металлургическом и транспортном секторах. Что касается других инвестиционных идей, более общего плана, с моей точки зрения, в 2018 году наиболее перспективно в рублевом сегменте смотрится покупка дивидендных акций, для валютных вложений привлекательно выглядят структурные продукты с формированием основной части портфеля из еврооблигаций ведущих российских эмитентов, доходной части — за счет срочных контрактов (опционы, фьючерсы).

— Мы начали с факторов, в силу которых фондовый рынок падал в первом полугодии 2017 года — геополитика, неопределенность с дивидендами госкомпаний. Какие из подобных рисков сохранятся в 2018 году, какие новые появятся?

— Что касается дивидендной политики госкомпаний, то ситуация, к сожалению, вряд ли улучшится: все, видимо, будет решаться в режиме ручного управления в каждом конкретном случае, а это означает рост волатильности рынка. Геополитические риски также присутствуют, главный из них — возможные ограничения на покупку американскими инвесторами российских госбумаг в рамках нового санкционного пакета США. Если такое решение будет принято, это вызовет краткосрочное, но довольно значительное падение на рынке российских рублевых и валютных облигаций. Для среднесрочных и долгосрочных инвесторов это не опасно, нужно будет только не паниковать и переждать период спада, а результат не заставит себя ждать.