Ваш браузер использует блокировщик рекламы
Он мешает корректной работе сайта.
Добавьте rbcplus.ru в белый список. Как это сделать.
Банковский передел
Материалы выпуска
Банковский передел Рынок «Наиболее острая конкуренция — в сегменте рефинансирования» Решения Санта-Клаус в банковской упаковке Экспертиза «Банки по качеству услуг во многом уступают инвестиционным компаниям» Инструменты
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Банковский передел
В 2017-м на фоне восстановления кредитования и прибыльности банковской системы в целом начались проблемы у крупнейших участников рынка. И это только начало процесса смены сил в отрасли.
Фото: Наталья Селиверстова/РИА Новости

Первое полугодие уходящего года оказалось для российской банковской системы крайне удачным. По данным Банка России, прибыль российских кредитных организаций составила 770 млрд руб. — в два с лишним раза выше показателя первого полугодия 2016-го. Существенно выросли кредитные портфели: экономике — на 1,8%, нефинансовым организациям — на 1,0%, физическим лицам — на 3,8% (все данные — за вычетом фактора валютной переоценки). Банковский бизнес тоже наконец стал эффективным — с начала 2016-го по середину 2017 года рентабельность капитала у российских банков выросла в семь с лишним раз — примерно c 2 до 14,6%.

Но вторая половина лета и осень ознаменовались шоковыми событиями: введение временной администрации и отзыв лицензии у банка «Югра» (33-е место по объему активов в рейтинге «Интерфакс-ЦЭА» по итогам первого полугодия), введение временной администрации и начало процесса санации в банках «ФК Открытие» (7-е место по активам) и Бинбанке (12-е место). При этом в «ФК Открытие» впервые был применен новый механизм финансового оздоровления — его контролирующим акционером и санатором выступил Банк России, задействовав специально созданный для подобных случаев Фонд консолидации банковского сектора (ФКБС). По той же схеме пошла санация Бинбанка, а в конце года к ним присоединился и Промсвязьбанк, входящий в десятку крупнейших по объему активов.

Конечно, главное событие года — три крупнейших частных банка, которые попали в режим финансового оздоровления, говорит профессор РАНХиГС, бывший зампред ЦБ Константин Корищенко: «И еще одна новация — это более мягкий подход со стороны регулятора, отзыв лицензии применялся далеко не всегда».

Главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников также полагает, что «главное в банковском секторе в 2017 году — это продолжение процесса отзыва лицензий, который, впрочем, понемногу пошел на спад». Правда, он отмечает и положительные тенденции: банковская система наращивает прибыль, начался рост кредитования юридических и физических лиц.

Соображения, по которым ЦБ стал спасать три крупнейших банка, очевидны: их крах мог привести к серьезным проблемам у клиентов. И подобная практика не чисто российское изобретение. «Такой подход напоминает отношение ФРС США в кризис 2008 года к американским банкам, — отмечает Константин Корищенко. — Тогда была проведена докапитализация крупнейших банков, и потом они были должны, что называется, отработать. Citibank, Bank of New York передали пакеты ФРС, потом выкупали их в соответствии с планом оздоровления. У нас же пока просто передача пакетов государству».

Новое время

Вместе с тем тяжелое положение, в которое попали крупнейшие банки, — явно новый вызов банковской системе в целом, такого не было даже в жесточайший кризис 1998-го.

Первый вопрос, который при этом возникает: как такое могло случиться, ведь у «ФК Открытие» и Промсвязьбанка был статус «системно значимых» (по классификации ЦБ), находящихся под особым контролем регулятора. Прецедентов санации банков такого уровня до нынешнего года в России просто не было.

Если проблема финансовой несостоятельности проявляется во многих банках, то она, очевидно, носит системный характер, полагает проректор по научной работе Финансового университета при правительстве РФ Владимир Масленников. И, по его мнению, не ограничивается собственно банковской сферой. «Банк — это посредник. Проблемы могут, конечно, возникать и у посредника, но, если рассматривать систему в целом, чаще они могут генерироваться заемщиками, кредиторами банка, состоянием экономики. То есть это комплексные проблемы. Даже пресловутая проблема досоздания резервов банков, обусловленная на первый взгляд чисто нормотворческими причинами, на самом деле изначально вызвана проблемами в экономике, которые лишь проявляются в банковском секторе», — считает эксперт.

Также можно отметить, что, согласно заявлениям Центробанка, у всех трех ведущих банков, подпавших под процедуру финансового оздоровления, наблюдались большие проблемы в плане корректности учета рисков и оценки активов. В Промсвязьбанке процесс финансового оздоровления начался только в декабре, официальных оценок пересмотра финансовых показателей пока нет. Но данные по сравнимым по масштабам бизнеса «ФК Открытие» и Бинбанка впечатляют. По информации Банка России, за январь—август прибыль российских банков составила 997 млрд руб., а по итогам сентября упала до 675 млрд руб. При этом, согласно расчетам ЦБ, без учета банковских групп «Открытия» и Бинбанка прибыль банковского сектора по итогам первых трех кварталов составила 1,1 трлн руб. — таким образом, даже первые оценки финансовых потерь по двум этим историям составляют 425 млрд руб. Для сравнения: расходы бюджета на Фонд медицинского страхования в 2016 году — 1,53 трлн руб.

Одна из главных причин неудовлетворительного финансового состояния проблемных банков, по данным ЦБ, — активная скупка активов и чрезмерная увлеченность финансированием бизнеса владельцев кредитных организаций. «Убытки банков, у которых отозваны лицензии или которые теряли по 60–70% активов, — все эти истории не имеют никакого отношения к реализации кредитных рисков. Это в основном вывод активов акционерами», — соглашается с позицией регулятора Михаил Матовников.

Вместе с тем многие эксперты склонны оценивать проблемы банков, возникшие из-за больших объемов кредитования бизнеса собственников, скорее не как ошибки менеджмента, а как системную проблему. «Основная причина проблем крупных банков — структура экономики, — говорит Константин Корищенко. — У нас банковский капитал является, с одной стороны, источником средств, а с другой — неким механизмом по приобретению собственности и управлению ею. Любая крупная финансово-промышленная группа стремится иметь в своем составе банк, который используется не только как казначейство, но и как механизм финансирования бизнеса. Это объективная необходимость: если вы свои активы для рефинансирования заложите в стороннем банке, высока вероятность при определенных обстоятельствах их потерять. А срочно продавать бизнес в кризисное время — тоже не лучший вариант, много не дадут».

Поле для конкуренции

Появление нового класса банков — подпавших под санацию Центробанка и получивших статус квазигосударственных — может серьезно повлиять на конкурентную ситуацию в секторе. Потенциал влияния «новой силы» признают даже в столь крупном естественном монополисте, как Сбербанк.

Новая форма санации серьезно повлияет на ситуацию в отрасли, прогнозирует Михаил Матовников. «Бинбанк, «ФК Открытие» сотни миллиардов рублей должны по кредитам ЦБ. Часть превратится во взносы в капитал, но значительную часть придется вернуть. Вернуть можно только привлекая средства клиентов. Значит, эти банки должны будут вести политику активного привлечения для замещения госфинансирования. Работать это будет только если эти банки предложат весьма привлекательные ставки. И это, во-первых, приведет к росту стоимости пассивов банковской системы в целом — речь же о сотнях миллиардах. Во-вторых, это дополнительная конкуренция частным банкам: когда квазигосбанк ведет процентную политику, характерную для частных банков, это тот вызов, с которым российская экономика пока не встречалась. Плюс к этому — привлеченные деньги, а также взносы от ЦБ нужно как-то размещать. Это означает усиление конкуренции на рынке кредитования», — описывает масштаб проблемы эксперт. По его данным, кредитный портфель банков, подпавших под ФКБС, — 2,4 трлн руб. По этому показателю «группа» Банка России занимает в банковской системе четвертое место, опережая ВЭБ, РСХБ, она в полтора раза больше Альфа-банка, в четыре раза — МКБ. Сравнимых частных и иностранных банков в РФ нет.

Еще один вызов для крупных госбанков — ограниченность ресурсов в целом по системе. «Процесс отзыва лицензий подталкивает клиентов к переходу в госбанки, которые получают фору перед частными банками. Но этот бонус для госбанков рано или поздно закончится, поэтому проблемы не решаются, а просто переносятся на более поздний срок», — отмечает Владимир Масленников. Правда, он при этом прогнозирует и сохранение проблем у частных банков: «При сохранении текущих условий и предпосылок оснований, для того чтобы прекратился процесс отзыва лицензий, нет. Аналогично и по другим вопросам. Чтобы что-то изменилось, должна измениться и ситуация в экономике. Иначе не будет меняться и состояние банковской системы. Очень важный фактор — наличие обоснованного спроса на кредиты со стороны заемщиков. А он может появиться только если произойдет оживление в экономике».

Пределы роста

Новые реалии в развитии экономики влекут и новые подходы к оценке бизнеса. Так, например, Константин Корищенко считает, что фактор конкуренции — это не проблема банковского сектора как такового, а возникновение нового класса банков, подконтрольных ЦБ, не сильно влияет на рынок. «Конкуренция может развиваться там, где есть рынок, — подчеркивает он. — Вопрос не только и не столько в форме собственности, сколько в наличии спроса и предложения. Сегодня спрос на кредиты, мягко говоря, не растет. Какая форма собственности у того лица, которое не дает кредиты, — это практически не важно. Если бы был конкурентный кредитный рынок, вопрос формы собственности был бы важен, поскольку это связано с прибыльностью бизнеса, развитием отрасли. Пока этого нет».

В свою очередь, Владимир Масленников считает, что Банк России в качестве задачи должен видеть экономический рост, а не просто стабилизацию инфляции, тогда и банковский сектор начнет развиваться. При этом он считает, что денежно-кредитная политика Центробанка сама по себе не может обеспечить экономический рост, она должна быть скоординирована с налогово-бюджетной, валютной и инвестиционной политикой, чего сейчас не наблюдается.

Константин Корищенко также подчеркивает негативное влияние государственной политики на банковский сектор. «Самый большой рынок в РФ сейчас — это рынок госзаказа, он приближается к 15 трлн руб., что практически соответствует, к примеру, общему объему депозитов частных лиц в нашей банковской системе, — говорит он. — Это значит, что, с одной стороны, в экономике стоит государство, а с другой — небольшие или средние предприятия, потому что большинство крупных предприятий — государственные». Это первая причина, по которой нет рыночного спроса на кредиты. Вторая причина, по мнению эксперта, высокая реальная процентная ставка, которая удерживается ЦБ. 

×
Ваш браузер устарел
Пожалуйста, обновите его или установите новый.
Ваш браузер не обновлялся уже несколько лет. За это время некоторые сайты стали использовать новые технологии, которые он не поддерживает и не может корректно отобразить страницу. Чтобы это исправить, попробуйте установить новый браузер.