«Наиболее острая конкуренция — в сегменте рефинансирования»
Материалы выпуска
Банковский передел Рынок «Наиболее острая конкуренция — в сегменте рефинансирования» Решения Санта-Клаус в банковской упаковке Экспертиза «Банки по качеству услуг во многом уступают инвестиционным компаниям» Инструменты
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
«Наиболее острая конкуренция — в сегменте рефинансирования»
Об основных тенденциях на рынке банковского обслуживания частных лиц и малого бизнеса в интервью РБК+ рассказал первый зампредседателя правления Росбанка Арно Дени.
Фото: Пресс-служба

— В третьем квартале 2017 года впервые за многие годы статистика ЦБ РФ зафиксировала снижение общего объема вкладов физлиц в российских банках. С чем вы это связываете, это разовый результат или тенденция?

— На динамику розничных вкладов в третьем квартале повлияло сразу несколько факторов. Я бы оценил их влияние следующим образом. Традиционный отток средств с рублевых текущих счетов в связи с сезоном отпусков привел к сокращению остатков на них на 7% за квартал. На такую же величину сократился и объем вложений в валютные депозиты — это очевидное следствие более высоких ставок по рублевым вкладам, а также стабильности курса российской валюты в 2016–2017 годах. В то же время рублевые срочные вклады продолжили рост, их объем в третьем квартале увеличился на 2%. При этом мы уже видим восстановление рынка в целом — так, в ноябре, по данным Банка России, объем вкладов населения в российских банках вырос на 1%. А в конце года ожидается сезонный приток текущих счетов — в том числе в связи с выплатой годовых премий. Общий рост вкладов за год, по нашим оценкам, составит 7–8%.

— Вместе с тем ставки по депозитам и кредитам падают, причем довольно быстро. Как это отражается на поведении клиентов, можно ли говорить о постепенном переходе со сберегательной на потребительскую модель поведения? Ищут ли вкладчики альтернативные депозитам варианты, например в ОФЗ?

— Мы не ожидаем значительного перетока вкладов в ОФЗ, поскольку это инструменты с совершенно разной дюрацией, средний срок вклада в российских банках — менее одного года. Если говорить о переходе населения от сберегательной модели к модели потребления — да, такая тенденция наблюдается. И в связи с этим мы действительно видим замедление темпов роста объема срочных депозитов. Однако одновременно наблюдается рост остатков на текущих счетах, обусловленный в основном не столько ростом доходов граждан, сколько переходом населения к безналичным расчетам, сокращению доли наличных, снимаемых через банкоматы, — люди предпочитают рассчитываться картами или с использованием мобильных приложений, а не иметь дела с наличностью.

— В 2017 году быстрыми темпами рос рынок кредитования физлиц, особенно быстрыми — ипотека. Сохранятся ли эти тенденции в 2018 году?

— Мы ожидаем, что темп роста залогового кредитования — ипотеки и автокредитов — в среднесрочной перспективе будет превышать темпы роста рынка необеспеченных кредитов. Ипотека будет расти благодаря значительному спросу на жилье и снижающимся ставкам. В настоящее время отношение ипотечного портфеля к ВВП в России составляет 5%; это намного ниже уровня стран Европы (48%) и США (63%). При этом в прошлые годы у россиян более половины ежемесячного платежа по ипотечному кредиту составляли проценты. Снижение ставок позволит наращивать портфели без увеличения долговой нагрузки населения и приблизиться к развитым странам по уровню проникновения ипотеки.

Мы также видим позитивную динамику продаж автомобилей в 2017 году и рост доли автомобилей, покупаемых в кредит. Эта тенденция сохранится, если не будет серьезных экономических шоков. Насыщение рынка произойдет не раньше 2020 года.

— А что происходит в сегменте необеспеченного потребительского кредитования?

— Этот рынок сейчас перешел в фазу устойчивого роста. При этом ставки по кредитам снижаются, что обусловлено как объективными факторами — снижением рисковой составляющей заемщика и стоимостью фондирования для банка, — так и ужесточением конкуренции за добросовестных клиентов. Наиболее острая конкурентная борьба развернулась при этом в сегменте рефинансирования ранее выданных кредитов. Помимо снижения ставок банки идут на увеличение кредитных лимитов и либерализацию условий выдачи, упрощение процесса оформления и получения кредита. Росбанк, например, видя повышенный интерес клиентов к рефинансированию, принял решение увеличить максимальную сумму кредита до 2 млн руб. и упростить условия его получения: для оформления кредита достаточно паспорта и положительной кредитной истории в Росбанке или любом другом банке.

— Есть ли в связи с высокими темпами роста рынка розничного кредитования опасность повторения ситуации 2012–2013 годов, перегрева рынка, ухудшения качества кредитных портфелей?

— Меры Банка России по ограничению максимальных процентных ставок и долговой нагрузки позволят, с нашей точки зрения, контролировать ситуацию в необеспеченном кредитовании с точки зрения рисков. В 2018 году мы ожидаем продолжения активного роста потребительской активности в сфере кредитования при стабильном качестве кредитного портфеля.

— В 2017 году после затяжной паузы ожил сектор кредитования малого и среднего бизнеса — за первое полугодие общий объем выданных займов вырос на 20%. Чем вы объясните этот рост? Что это в основном за кредиты?

— Я бы выделил два основных фактора, которые этому способствуют. Во-первых, это, очевидно, снижение ставок. Хотя уровень ключевой ставки Банка России еще остается достаточно высоким, каждое ее снижение стимулирует спрос на кредитные продукты. В этом году мы неоднократно снижали ставки, кредиты на оборотные средства предлагаем сейчас под 11,5% годовых.

Во-вторых, возобновился рост экономики. Ожидаемый прирост ВВП порядка 2% по итогам 2017 года показывает, что бизнес выходит на более высокие объемы производства, под которые нужны кредитные ресурсы. Мы видим увеличение спроса как на оборотный капитал, так и на длинные ресурсы под различные инвестиционные проекты.

— Как вы оцениваете риски кредитования сегмента МСБ?

— Профиль российского заемщика улучшается в последние месяцы, выручка малых компаний постепенно растет, особенно хорошие темпы набирают те отрасли, которые выиграли от импортозамещения и контрсанкций, — пищевая промышленность, производство непродовольственных товаров повседневного спроса. В то же время, полагаю, в ближайшие два года банки будут достаточно осторожны в своих риск-подходах и возврата к высокорискованному кредитованию, которое наблюдалось в 2014 году, не произойдет. В частности, я не ожидаю возврата к «кредитным фабрикам», когда в рамках скоринговых программ выдавались необеспеченные кредиты. Такой подход обернулся в свое время серьезными убытками для банков — проценты невозвратов выражались двузначными числами. В ближайшем будущем данный рынок будет развиваться очень медленно, хотя возможно, что банки будут осторожно экспериментировать со скоринговыми программами в рамках кредитов с залоговым обеспечением.

— Каковы в целом прогнозы в сегменте кредитования МСБ?

— Мы считаем, что ставки по кредитам малому и среднему бизнесу будут снижаться вслед за снижением ключевой ставки и в среднесрочной перспективе дойдут примерно до 10% годовых. При этом мы рассчитываем на почти 50-процентный рост кредитного портфеля, причем как за счет увеличения объема кредитования старых клиентов, так и за счет привлечения новых: сейчас в сегменте МСБ очень высокий уровень клиентской активности, мы привлекаем новых клиентов темпами вдвое выше, чем в первом полугодии. Наши планы подразумевают более чем двукратный рост клиентской базы в ближайшие три года.

— Двукратный рост числа заемщиков или просто клиентов сегмента МСБ?

— Числа клиентов в целом. Сегодня клиентам сегмента МСБ нужно не столько кредитное, сколько расчетно-кассовое обслуживание, использование дистанционных каналов, эквайринг, зарплатные проекты и другие продукты. По статистике, в России менее 10% общего числа клиентов малого бизнеса пользуются кредитами банков, и такая ситуация характерна для многих стран Восточной Европы. Безусловно, мы обязаны думать о тех 90% клиентов, которые на сегодняшний момент не кредитуются. Мы разрабатываем новые услуги и новую модель привлечения таких клиентов. В частности, внедрили новый тип клиентского менеджера, который привлекает клиентов только на расчетно-кассовое обслуживание, а затем передает их менеджеру счета, который осуществляет персональное обслуживание клиента. Большое внимание уделяем развитию дистанционных каналов обслуживания. До конца года мы планируем внедрить обновленный интернет-банк, доступный на всех интернет-браузерах и платформах. Также к концу 2017 года должен появиться наш мобильный банк для малого бизнеса.