С товаром на выход
Материалы выпуска
Субъекты стали привлекательнее Экспертиза Регионы примеряют кластеры Инструменты С товаром на выход Рынок Порт для развития Решения Оцифрованные киловатты Инновации «Будущее сейсморазведки — в использовании невзрывных технологий» Инновации Резиденты проявляют осторожность Экспертиза Уголь, золото, энергия Решения «Разговоры о том, что компании-гиганты заберут все, — от лукавого» Инструменты «США проспали момент сближения Китая и России» Экспертиза
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
С товаром на выход
Что мешает российскому малому бизнесу завоевывать зарубежные рынки?
Фото: ТАСС

На 30 тыс. малых предприятий, занятых сегодня в экспорте продукции и услуг, приходится $0,5 млрд экспортной выручки в год, рассказывает доцент Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Виктор Солнцев. Учитывая, что в стране 5 млн зарегистрированных предприятий, «это капля в море, а полмиллиарда долларов — всего лишь 0,2% от объема российского экспорта, величина бесконечно малая, особенно в сравнении с аналогичными показателями развитых и даже развивающихся стран», говорит эксперт.

Участие российских компаний малого и среднего бизнеса в несырьевом экспорте не превышает 9% — приводит данные Росстата и ФТС заведующий кафедрой предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова Дмитрий Завьялов. Однако, по его словам, на момент принятия Программы развития малых и средних предприятий (МСП) до 2030 года эта цифра не превышала 5–6%. Причины такого положения дел «связаны и с общей низкой долей МСП в экономике на фоне доминирования крупных госструктур, и со специфическими сложностями малого бизнеса в экспортной сфере: у него меньше возможностей для масштабного изучения внешних рынков сбыта и поиска надежных партнеров, маркетингового продвижения товаров, доступа к финансированию», говорит ведущий аналитик ГК TeleTrade Марк Гойхман.

«Выход на мировые рынки возможен только с продукцией высокого качества, сертифицированной по международным стандартам. Российская несырьевая продукция всегда с трудом преодолевает тяжелые административные барьеры при входе на насыщенные всевозможными товарами европейские, американские и даже развивающиеся азиатские рынки», — говорит Виктор Солнцев. По его словам, доверие к российским производителям практически на нуле, а уровень качества поставок не стабилен. «Есть и другая крайность — российские высокотехнологические приборы, системы диагностики и управления, материалы и технологии иногда опережают мировой уровень. Сертификация таких образцов маловероятна, так как каждая страна лоббирует интересы прежде всего своих компаний», — добавляет Виктор Солнцев.

Стимулы и преференции

Президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) Сергей Катырин считает, что в поддержке инициатив МСП по экспорту продукции и услуг очень важна помощь государства. Прежде всего это «финансовые преференции и налоговые стимулы», говорит он. По словам президента ТПП, 2 февраля 2018 года Минэкономразвития определило список банков — участников программы льготного кредитования МСП под 6,5%. Получить льготный кредит предприниматели могут в 15 банках, которым будут предоставлены субсидии из федерального бюджета на возмещение недополученных доходов по кредитам, выданным субъектам МСП по льготной ставке на реализацию проектов в приоритетных отраслях. Сроки льготного кредитования составляют десять лет на инвестиционные цели и три года — на оборотные. Кредиты будут выдаваться на проекты в сельском хозяйстве, обрабатывающих производствах, строительстве, транспорте и связи, туристской деятельности, здравоохранении и утилизации отходов, а также в сфере общественного питания и бытовых услуг и других отраслях. «К тому же льготные кредиты и сниженные ставки налогообложения создают привлекательный инвестиционный климат и способствуют притоку частного капитала. Например, в конце 1950-х годов в Японии был принят закон об электронной промышленности, который подразумевал специальные кредиты и налоговые льготы для фирм, которые развивали и использовали современные технологии производства. Благодаря этому закону Япония к началу 1980-х годов вышла в лидеры в области микроэлектроники», — рассказывает Сергей Катырин. Примерно то же самое происходило и в Китае — в свое время правительство этой страны уменьшило ставку НДС с 17 до 3% для местных разработчиков и производителей полупроводниковых компонентов, а в 2005 году полностью отменило для них НДС.

Глава ТПП убежден в необходимости нового комплекса мер по повышению доступности финансов для среднего производственного бизнеса. «Надо, чтобы деньги шли на конкретные инвестиционные проекты с высокой добавленной стоимостью. Одним из инструментов, которые могут существенно повысить инвестиционную привлекательность производственной сферы экономики, стало бы снижение ставки налогообложения тех доходов компаний, которые получены в результате реализации запатентованной продукции», — говорит Сергей Катырин. В частности, такую практику, по его словам, уже ввели в разных формах ряд стран ЕС и Китай.

Страхи и барьеры

Регистрация компании вне российской юрисдикции, говорит Виктор Солнцев, позволяет эффективнее капитализировать бизнес, упростить логистические процессы, получить доступ на рынки и больше шансов на доверие потребителя. «Чтобы поднять долю МСП именно в отечественном несырьевом экспорте, о чем так часто стали говорить в российском правительстве, нужно пересмотреть приоритеты и структуру развития всей экономики, ориентированной сегодня только на сырьевой экспорт госкорпораций и госкомпаний», — убежден эксперт.

Экспортные возможности российского малого бизнеса ограничены уже тем, что он преимущественно основан на торговле и услугах населению, а промышленное производство не превышает 8–10% в общем объеме, считает Дмитрий Завьялов. К тому же, как показали опросы, большинство руководителей МСП считают экспорт уделом крупных корпораций, а сами экспортные процедуры настолько сложными, что, по их мнению, осилить их малому бизнесу невозможно. По мнению Дмитрия Завьялова, финансовые риски и заморозка денежных средств, трудоемкость и длительность процедуры возврата экспортного НДС — все это отпугивает малый бизнес. «Государство старается помочь с решением перечисленных проблем, на этом направлении активно работают ТПП, Российский экспортный центр, центры поддержки МСП. Наряду с информационно-консультационной поддержкой существуют программы льготного кредитования экспортеров», — отмечает Дмитрий Завьялов. Однако, по его словам, с точки зрения масштабов государственной поддержки экспорта Россия далека от Китая и США, где Экспортно-импортный банк за счет кредитования покупателей американских товаров из других стран простимулировал экспорт товаров из США на сумму почти $500 млрд.

Эксперты считают, что шансы завоевать зарубежного потребителя есть у российских сельхозпроизводителей, представителей туристического бизнеса, легкой промышленности, большой потенциал они видят в экспорте продукции предприятий наукоемких и высокотехнологичных отраслей.

Виктор Солнцев в качестве успешного примера называет НПО «Белмаг» (Магнитогорск), которое с помощью технологий упрочнения металлов, разработанных учеными Магнитогорского технического университета, производит шаровые опоры и другие комплектующие для всемирно известных автомобильных брендов. По оценкам Сергея Катырина, к успешным предприятиям относится подмосковная компания «Текстиль — М», которой ТПП помогает с поисками финансирования и выходом на зарубежные рынки. Компания уже заняла лидирующие позиции в разработке и производстве огнезащитной спецодежды для предприятий нефтегазовой отрасли, выиграла тендер на поставку своей продукции в Сербию и начала строить там производственную базу с расчетом выйти на европейские рынки.

Дмитрий Завьялов среди компаний, которые добились успеха на международном рынке, называет производителя туннельных микроскопов НТ-МДТ, балетную обувь Grishko, производителя компьютерных игр Alawar, «хотя эти компании давно переросли понятие малого бизнеса».