Бюрократия в ускоренном режиме
Материалы выпуска
Рынки подключились к росту Рынок «Борьба с киберугрозами, но не железный занавес» Экспертиза «Не нужно переезжать за границу, чтобы реализовать глобальную мечту» Экспертиза Бюрократия в ускоренном режиме Решения Четыре электронных лидера Решения Потребитель в Сети Экспертиза
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Бюрократия в ускоренном режиме
Цифровизация госсектора в развитых странах повышает эффективность экономики. Процесс набирает обороты и в России, но ему мешает «цифровой феодализм».
Фото: Пресс-служба

Более 95% населения в странах — лидерах цифровизации получают госуслуги онлайн, отмечают авторы доклада «Россия онлайн: четыре приоритета для прорыва в цифровой экономике» международной консалтинговой компании The Boston Consulting Group (BCG). В Дании, Великобритании и Сингапуре «самоцифровизация государства» — инструмент развития цифровой экономики.

Дания, например, по данным рейтинга Всемирного банка, в тройке стран — лидеров по условиям для ведения бизнеса благодаря технологичности этих процессов: компании имеют возможность и регистрироваться, и осуществлять все взаимодействие с государством в интернете. Правительство Дании, например, создало единую платформу данных ЖКХ — бизнес и муниципалитеты могут обмениваться информацией в реальном времени. Данные востребованы и в смежных отраслях — строительстве, страховании, сельском хозяйстве. Это повысило эффективность бизнес-процессов, дало возможность для роста новых предприятий: понадобились системные ИТ-решения и алгоритмы принятия решений для компаний отрасли и государства, интеллектуальные системы управления энергопотреблением, развитие индустрии building management.

Цифровое правительство прежде всего сокращает расходы на госуправление, отмечается в исследовании BCG. Использование больших данных и цифровизации системы трудоустройства граждан в Саудовской Аравии, например, экономит государству до $1 млрд в год. Ожидаемый эффект цифровизации государственных систем стран Евросоюза в рамках программы «eGovernment Action Plan 2016–2020» — до $5 млрд ежегодно.

Модернизация государственных администраций стран — участниц ЕС — это одно из условий создания единого рынка. Цель программы — обеспечить гражданам мобильность в рамках ЕС с возможностью получения бизнесом и населением качественных госуслуг на территории любой из стран Евросоюза. Сегодня доступность электронных госуслуг в ЕС достигла уровня 81%, а их удобство — 83% (такие данные приводятся в отчете Еврокомиссии 2016 года). Однако интеграции пока не произошло: трансграничные услуги отстают от услуг, предлагаемых гражданам внутри страны, — так, 25% услуг, необходимых иностранным предпринимателям для начала своего бизнеса в другой стране, доступны только в автономном режиме. Исключением здесь, пожалуй, является Эстония, предоставляющая в том числе цифровое резидентство владельцам бизнеса (подробнее в материале на с. 12). К лидерам цифровизации государств в ЕС относятся страны Скандинавии, а также Нидерланды и Австрия.

О том, что самоцифровизация государства — путь к сокращению цифрового отставания, созданию благоприятных условий для ведения бизнеса и повышению уровня жизни, на экономическом форуме в Сочи заявил глава правительства РФ Дмитрий Медведев. Он анонсировал создание на базе Росстата национальной системы управления данными, которая сократит количество сдаваемой государству отчетности и снизит нагрузку на бизнес. Сервис онлайн-регистрации бизнеса в России, например, разрабатывали в течение нескольких лет, и только в прошлом году Федеральная налоговая служба анонсировала такую возможность для обладателей квалифицированной электронной подписи (получить ее необходимо лично в аккредитованном Минкомсвязи удостоверяющем центре).

В этом году впервые во время выборной кампании россияне могли зарегистрироваться онлайн в списке избирателей не по месту прописки, а по месту пребывания. По данным Минкомсвязи РФ, более 1,6 млн граждан выбрали участок через Единый портал госуслуг. По словам директора департамента развития «электронного правительства» Минкомсвязи Владимира Авербаха, это привело на портал госуслуг новых пользователей: «Только за последний месяц на портале зарегистрировались 2 млн человек».

Всего в системе сегодня 68 млн граждан России, в 75 регионах число пользователей портала превышает 50% населения. В целом по стране доля граждан, пользующихся государственными и муниципальными услугами в электронной форме, растет: в 2017 году она достигла 64,3% (годом ранее — 51,3%, в 2015-м — 39,6%).

В этом году на развитие и эксплуатацию электронного правительства как цифровой платформы Минкомсвязи было выделено 1,6 млрд руб.

Цифровизация 25% госуслуг для бизнеса (всего в год их оказывается 10,3 млн) в России позволит к 2019 году сэкономить 34 млн часов в год и даст экономический эффект до 5,7 трлн руб., прогнозируют в BCG. Но такой эффект возможен только при интенсивной цифровизации госфункций, отмечают аналитики компании.

Однако таких темпов цифровизации госсферы, отмечают эксперты, уже недостаточно. Страны, которые раньше других с помощью цифровых инструментов повышают эффективность механизмов экономики и госуправления, получают значительное конкурентное преимущество перед отстающими, отмечает советник президента Московской торгово-промышленной палаты Артем Далевич. В свою очередь, по его словам, опоздание в этой сфере, по сути, лишает экономику конкурентного преимущества.

Источник: e-Government Rankings 2017 (составляется токийским Университетом Waseda и Международной академией CIO)

Самоцифровизация госаппарата должна носить опережающий характер, согласен замруководителя реализации программы «Цифровая экономика Российской Федерации» Евгений Кисляков: «Наша страна пока не в авангарде государств, а во втором эшелоне».

Основными сдерживающими факторами, по словам Евгения Кислякова, выступает разрозненность самих ведомств — так называемый цифровой феодализм, когда каждая задача по внедрению информационных технологий создается по собственным стандартам и с отдельным бюджетом, а также отсутствие системного законодательства в сфере регулирования создания и использования ИТ. В Израиле, например, Бюро цифровых технологий имеет широкий круг полномочий: от назначения ИТ-лидеров отраслевых программ до формулирования новых стандартов цифровой среды.

Еще одна проблема — низкая заинтересованность госслужащих в оптимизации работы, считает Артем Далевич: автоматизация шаблонных процессов приведет к повышению эффективности рабочего времени, а значит, многие штатные единицы можно будет сократить как излишние.

Люди до сих пор боятся деанонимизации персональных данных, уверен президент АКИТ Алексей Федоров: «Несмотря на современные системы защиты информации, которые практически исключают опасность использования персональных данных, многие в силу возраста или других обстоятельств с недоверием относятся к современным технологическим решениям и в итоге отказываются от них».

Государство станет трендсеттером цифровизации, если будет принимать продвинутое законодательство и внедрять высокотехнологичные решения в формате государственно-частных партнерств, отмечает эксперт РАНХиГС Александр Черкавский.


Какие функции цифровизирует государство

G2G. Внутренние процессы — коммуникация между министерствами и ведомствами, интеграция и автоматизация больших баз данных. Позволяет обеспечить координацию работы ведомств разного уровня, к примеру федеральных и муниципальных органов власти.

G2B. Взаимодействие с бизнесом — налоги, цифровой документооборот, оформление необходимой документации (регистрация бизнеса, получение разрешений) и предоставление отчетности.

G2C. Взаимодействие с гражданином — медицина, услуги ЖКХ и связи, оформление справок, разрешений и т.д. Россия активно развивает этот сегмент, наиболее заметный проект — интернет-портал государственных услуг РФ.