Технологии в ударных дозах
Материалы выпуска
Копии в цене Рынок «Цель — предложить рынку всю линейку реагентов для генетического анализа» Инструменты Технологии в ударных дозах Инструменты «Снижение кардиоваскулярных заболеваний может увеличить ВВП на 1%» Инструменты Телеком отправился лечить Инновации «В России много нереализованных идей еще советского периода» Решения
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Технологии в ударных дозах
Объединение крупнейших фармацевтических и ИТ-компаний в разработке лекарств и биотехнологий может в ближайшие годы привести к прорывам в медицине.
Фото: Alamy/Legion-Media

До 2025 года фармацевтический рынок, включая сегмент биотехнологий, будет ежегодно расти на 4,6% и достигнет объема $1,7 трлн, прогнозируют эксперты международного консалтингового агентства Frost & Sullivan в аналитическом отчете Global Healthcare Industry Outlook, 2018.

Население стареет и мировые расходы на лекарства продолжат расти, отмечают в международной аудиторской компании Deloitte: к 2020 году людей старше 65 будет 604 млн человек, это 11% всего населения Земли, а мировые затраты на лекарства будут расти на 5% в год — вдвое быстрее, чем в предыдущую пятилетку.

Рынок препаратов для лечения редких заболеваний к 2022 году достигнет $209 млрд (для сравнения: в 2015-м — $102 млрд), а затраты на борьбу с онкологией будут расти на 9–12% ежегодно вплоть до 2021 года, прогнозируют в Deloitte.

Молекула все дороже

Исследования в области здравоохранения сегодня главным образом направлены на развитие прецизионной (персонализированной) медицины, профилактику заболеваний с помощью анализа ДНК, создание препаратов для лечения редких, в том числе онкологических, заболеваний, поиск эффективных способов борьбы с ожирением, сахарным диабетом и деменцией, говорит директор департамента аудита Deloitte Дамир Хусаинов.

85% мировых расходов на исследования и разработки (research and development, R&D) в сфере здравоохранения приходится на фармацевтическую отрасль — таковы данные Deloitte за 2016 год. Согласно рейтингу Pharmaceutical Executive, лидерами по инвестициям в научные исследования являются транснациональные гиганты: MSD ($9,8 млрд), Roche ($8,7 млрд), Novartis ($7,9 млрд), Pfizer ($7,84 млрд).

Однако процесс создания инновационных препаратов все дороже и сложнее, и рентабельность R&D-инвестиций снижается. «В период с 2010 по 2016 год средняя стоимость вывода лекарственного препарата на рынок возросла на 33%. При этом средний показатель максимальных продаж снизился на 49%», — отмечают в Deloitte.

Сегодня средняя стоимость разработки нового препарата составляет около $1,5 млрд, а время от начала разработки препарата до выхода на рынок в среднем достигает 12–13 лет, по данным Европейской федерации фармацевтической промышленности (European Federation of Pharmaceutical Industries Associations; EFPIA). При этом в среднем из 10 тыс. молекул, которые проходят все этапы разработки доклинических и клинических исследований, разрешение на маркетирование получают только одна или две.

Космически дорогая сфера — создание новых субстанций. Средняя стоимость разработок новой молекулярной основы лекарства за последние десять лет выросла до $4 млрд, отмечают в международной аналитической компании Evaluate Pharm. По ее прогнозам, фармацевтика и биотехнологии останутся драйверами рынка по объему абсолютных и относительных затрат на R&D. Мировые расходы на фармацевтические исследования будут расти на 2,4% в год и уже через четыре года составят более $180 млрд.

Цифровые ключи

Индустриализация фармацевтической отрасли (автоматизация бизнес-процессов, внедрение систем искусственного интеллекта и машинного обучения) и цифровизация клинических испытаний позволят сократить срок разработки новых препаратов на 30% и повысят производительность фармотрасли на 40% к 2022 году, прогнозируют в Deloitte: только автоматизация документооборота компаний ускорит срок вывода продуктов на рынок примерно на 12 месяцев.

Важнейшим бизнес-активом в здравоохранении становятся данные пациентов, необходимые в том числе для разработки персонализированных лекарств.

После освоения торговли, медиа и финансовой сферы технологические гиганты серьезно нацелились на здравоохранение. C 2013 по 2017 год компании Alphabet (Google), Microsoft и Apple подали более 300 заявок на патенты в сфере Life Science, по данным британской Ernst & Young (EY).

Знаковыми событиями для рынка стали, например, создание в 2016 году французским фармпроизводителем Sanofi и подразделением Verily Life Sciences (входит в состав Alphabet) совместного предприятия Onduo для разработки новых решений для лечения диабета, а также объединение датской Novo Nordisk с IBM Watson Health (тоже для разработки решений для диабетиков). Транснациональная Teva Pharmaceuticals совместно с Intel интегрирует информацию, полученную с носимых устройств, в свои клинические исследования по мониторингу протекания болезни Хантингтона. А партнерское соглашение Novartis и Verily Life Sciences предусматривает разработку сенсоров, встроенных в контактные линзы.

70% фармкомпаний в ближайшие два-три года планируют использовать слияния c компаниями технологического сектора для развития диджитал-направлений, отмечают аналитики EY в исследовании Beyond borders: Biotechnology report 2017.

Развитие российской фармацевтики

Российский фармрынок считается одним из самых динамичных. В 2015 году темпы его роста составили 10% по сравнению с показателями 2014-го. С поправкой на снижение потребительской активности в связи со сложностями в экономике ожидается, что в ближайшие пять лет ежегодный рост будет в пределах 5–6% и к 2020 году объем рынка увеличится примерно до 1,4 трлн руб. Такие данные приводят аналитики рынка инноваций и инвестиций Московской биржи и Фонда развития промышленности в обзоре тенденций на фармрынке.

Однако повышение эффективности и технологичности сектора в стране только начинается, говорит руководитель практики по работе с компаниями сектора здравоохранения и фармацевтики KPMG в России и СНГ Виктория Самсонова: «Россия совсем недавно начала переход к развитию частной медицины». Согласно «дорожной карте» «Хелснет», например, российские компании должны войти в мировой топ-70 по объему продаж лишь к 2035 году, к этому же сроку 70% продуктов и услуг рынка здравоохранения должны иметь полный цикл производства в России.

За десять лет с 2006 года только прямые инвестиции международных фармацевтических компаний в отрасль составили в России порядка 213 млрд руб., по данным EY. Общий их вклад в экономику оценивается в 1,14 трлн руб. «Было инвестировано порядка 87,8 млрд руб. в НИОКР, клинические исследования, а также в строительство, расширение и модернизацию производства», — говорится в отчете EY.

Государственная политика, стимулирующая локализацию производств, а также интерес международных медицинских, технологических и ИТ-гигантов (Philips, GE Healthcare, Siemens, Abbott) к российскому рынку, их готовность к предметному сотрудничеству и локализации технологий, является драйвером технологического развития отрасли, считает Виктория Самсонова. Например, в рамках ПМЭФ-2017 Philips подписала соглашение о локализации в Подмосковье производства медоборудования. Abbott на базе «Верофарма» локализовала в России выпуск трех флагманских брендов компании.

Глобальный бизнес, не ассоциировавшийся ранее с рынком медицинских услуг, также проявляет интерес к проектам в сфере здравоохранения, отмечает директор лабораторной службы «Хеликс» Дмитрий Денисов. Однако, по его словам, сложности с производственной базой и регистрацией медицинских изделий зачастую заставляют инвесторов со скепсисом смотреть на отечественные инновационные проекты.

Регулирование не успевает за рынком, говорит Виктория Самсонова: законодательство в области телемедицины, работы с большими данными, использования блокчейна и других цифровых технологий довольно рамочное, но не дает четких правил игры в виде стандартов, регламентов, ограничений или ключевых показателей эффективности. 60% фармкомпаний, как следует из опроса Deloitte, считают несовершенство законодательства даже большей проблемой, чем проблемы экономики в целом. Тормозить технологическое развитие будет и недостаток бюджетного финансирования при превалировании государственной медицины, считают в KPMG.

Кроме того, по-прежнему значительная часть российской фармпромышленности — это лишь упаковка готовых зарубежных препаратов. Основная масса российских производителей (78%) импортируют готовые лекарства, а более трети (31%)  — субстанции, по данным исследовательского центр Deloitte в СНГ. Основная часть импорта для российских фармкомпаний поступает из стран Европы (50% готовых лекарств и 68% субстанций). Примечательно, что почти четверть компаний-импортеров приобретают субстанции в Китае.

Тем не менее в 2017 году интерес к собственным R&D в стране рос. Согласно результатам опроса Deloitte, 28% компаний, работающих на российском рынке, считают разработки одной из основных стратегий бизнеса. Причем, по данным аналитиков, в России производители дженериковых препаратов занимаются разработкой новых продуктов чаще (35%), чем производители оригинальных лекарств (24%).