«Геологоразведка — это ресурс прорывного роста экономики России»
Материалы выпуска
Доверие 2.0 Инструменты Кто пойдет несырьевым путем Рынок Налог не с тонны, а с дохода Решения «В химпроме строят стратегии на 50 лет» Экспертиза Нефтяники идут на Север Инновации «Геологоразведка — это ресурс прорывного роста экономики России» Решения Ядерные темпы Инновации Удобрения подкормят экспорт Решения Энергия под прессом Рынок «Во многих сегментах видна перспектива роста на годы вперед» Рынок Здравоохранение подключает пациентов Инновации «Регион может реализовывать инвестпроекты любой сложности» Инновации Защитный рефлекс Инструменты Лизинг идет в здравоохранение Решения Ферма переходит на «цифру» Инновации Четыре драйвера авторынка Рынок «Будущее уже здесь» Инновации Капитал в лицах Рынок Шестилетка для малого бизнеса Решения Умная ипотека Инновации
Решения
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
«Геологоразведка — это ресурс прорывного роста экономики России»
О том, почему не нужно стесняться углеводородной экономики, в интервью РБК+ рассказал президент крупнейшей геофизической компании России «ГЕОТЕК Сейсморазведка» Владимир Толкачев.
Фото: Пресс-служба

— Считаете ли вы эффективным разделение труда в международном масштабе, когда какие-то страны занимаются сейсморазведкой, другие работают с открытыми месторождениями? Подходит ли России такая схема?

— Действительно, такое разделение произошло, на поиск нефтегазовых месторождений активно выдвинулись китайские компании. В первую очередь речь идет о китайском гиганте BGP («дочка» Китайской национальной нефтяной корпорации, CNPС. — РБК+). Они занимаются первоначальной сейсморазведкой, а далее на разработку и на владение месторождением заступают американские и английские компании. Это все ведет к определенным проблемам, а именно к потере геологического суверенитета. Нужно проводить работы, связанные с переработкой нефти, развивать нефтехимическое и газохимическое производства. Должен быть глубокий передел, должна образовываться добавочная стоимость.

— Насколько критична ситуация с открытыми месторождениями?

— Сейчас сформировался колоссальный дефицит новых запасов, и мы не можем себе позволить не заниматься поиском новых, особенно на подсолевых глубинах свыше 5 км. Там тоже есть нефть, с ней можно работать, то же самое — с газом.

Нужно постоянно заниматься разработкой новых ресурсов, именно эту задачу решает сейсморазведка. Это вопрос экономического развития страны, а для экономического прорыва нужны углеводородные ресурсы. И не нужно стесняться углеводородной экономики. Нефть — это хороший продукт, у нас он есть, и мы будем с ним работать. Многим странам приходится закупать нефть и нефтепродукты. При этом надо иметь в виду, что из госбюджета деньги на бурение постоянно выделять невозможно, финансирование должны обеспечивать коммерческие компании, а от государства требуется создать условия для эффективных инвестиций.

— Какой должна быть схема государственно-частного партнерства (ГЧП)?

— Схема ГЧП такова. На участках недр, признанных перспективными для лицензирования, геолого-разведочная компания проводит масштабные площадные сейсморазведочные исследования, в результате которых должен быть подготовлен пакет геолого-геофизической информации и рекомендации по максимально привлекательной «нарезке» блоков. Источник финансирования работ — средства инвесторов или кредиты, привлекаемые исполнителем. В свою очередь, государство принимает на себя обязательства в согласованный срок рассмотреть предложения и организовать реализацию недропользователям подготовленных лицензионных участков недр. Стоимость участков должна включать в себя расходы исполнителя на подготовку лицензируемой территории, в том числе на обслуживание займов.

Иными словами, идея очень простая. ГЕОТЕК разворачивает полномасштабные поисковые работы 3D на перспективных участках за счет банковского финансирования. Через год государство предлагает недропользователям купить эти участки, что дает возможность решить вопрос с возвратом кредитов. А наша компания занимается реализацией участков, пакетов с информацией недропользователям и проводит дальнейшие работы.

— Как можно заинтересовать нефтегазовые компании отказаться от буровзрывного метода сейсморазведки в пользу невзрывных источников?

— Думаю, не нужно постоянно заинтересовывать в этом нефтегазовые компании, так как все методы хороши по-своему. И нужно развивать «зеленую» сейсмику. Однако мы работаем для компаний и не можем диктовать им технические условия. Какие они посчитают нужными, такие и будут применять.

— В марте вы презентовали начало работы предприятия «ГИНРАН ГЕОТЕК Евразия». Что представляет собой пилотный проект в Прикаспийской низменности?

— Основная задача пилотного проекта по проведению поисково-оценочных сейсморазведочных работ 3D — это выявление новых нефтегазопоисковых объектов и подготовка их к лицензированию. Поиск будем вести на участках традиционной нефтедобычи, наша цель — это и стратегические месторождения, сопоставимые по запасам с Карачаганакским, Астраханским, месторождениями Тенгиз и Кашаган, и средние месторождения в надсолевом комплексе — на небольших глубинах.

Совместно с нашими партнерами из Республики Казахстан мы намерены собрать и систематизировать геолого-геофизическую информацию как по российской, так и по казахстанской части бассейна Прикаспия. Это общегеологические данные, информация по скважинам, по электромагнитной разведке, данные гравиразведки. Всю полученную информацию будем анализировать с учетом принципа «геология без границ». Только такой подход даст возможность находить новые объекты. И конечно, особое внимание будем уделять скважинам, вскрывшим подсолевые отложения (на глубине 3,0–4,5 тыс. м. — РБК+). А ресурсы таковых в Прикаспийской низменности колоссальные на территориях обеих стран.

— Каково место вашей компании на международном рынке нефтегазоразведки сегодня?

— ГЕОТЕК — крупнейшая сейсморазведочная компания в мире. По некоторым параметрам крупнее нас только китайцы — BGP. Но с точки зрения квалификации работы в сложных широтах, тяжелых климатических условиях, с учетом географической разбросанности объектов, непростой логистики, конечно, мы первые. Мы также лидируем по количеству видов выполняемых работ, по количеству профессионального кадрового состава. А сейчас, когда многие компании уходят с рынка сейсморазведки, такие как крупнейшая международная нефтесервисная Schlumberger, например, для нас создается лучшая ситуация, ГЕОТЕК в таких условиях становится уникальной компанией.

Еще один важный момент: все стараются уходить в обработку и интерпретацию данных геофизических исследований скважин. Но кто-то ведь должен «делать поле», полевые работы нельзя сворачивать. Дефицит открытых месторождений, который мы имеем сегодня, означает невозможность восполнить минерально-сырьевую базу, и этот дефицит очень опасен. Сегодня мы на шестом месте в мире по неразведанным запасам, это плохой показатель. Обнадеживает приход в правительство Российской Федерации по нашим направлениям новых энергичных руководителей.