Энергия под прессом
Материалы выпуска
Доверие 2.0 Инструменты Кто пойдет несырьевым путем Рынок Налог не с тонны, а с дохода Решения «В химпроме строят стратегии на 50 лет» Экспертиза Нефтяники идут на Север Инновации «Геологоразведка — это ресурс прорывного роста экономики России» Решения Ядерные темпы Инновации Удобрения подкормят экспорт Решения Энергия под прессом Рынок «Во многих сегментах видна перспектива роста на годы вперед» Рынок Здравоохранение подключает пациентов Инновации «Регион может реализовывать инвестпроекты любой сложности» Инновации Защитный рефлекс Инструменты Лизинг идет в здравоохранение Решения Ферма переходит на «цифру» Инновации Четыре драйвера авторынка Рынок «Будущее уже здесь» Инновации Капитал в лицах Рынок Шестилетка для малого бизнеса Решения Умная ипотека Инновации
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Энергия под прессом
Россия при поддержке правительства наращивает экспорт древесного биотоплива. На внутреннем рынке условий для роста спроса на экологичное топливо не создано.
Фото: Алексей Даничев / РИА Новости

Производство биотоплива из отходов древесины в России растет рекордными темпами. Причем на внутреннем рынке эта продукция практически не используется, поскольку здесь относительно дешевы уголь, мазут и дрова. В нашей стране курс на «зеленую» энергетику взят не так давно в отличие от глобального рынка, где спрос на биотопливо увеличивается и где Россия может стать одним из крупнейших игроков.

Мировой спрос

От года к году международные экологические стандарты усиливают давление на энергетический сектор, что в итоге ведет к повышению безопасности и эффективности производства энергии, снижению отходов и негативного воздействия на биосферу. Биотопливо, производящееся из отходов деревопереработки, в отличие от ископаемых углеводородов практически не наносит вреда окружающей среде.

Наиболее распространенные виды древесного биотоплива — это брикеты и пеллеты. Технология их изготовления примерно одинакова. Брикеты (весом 0,5–2,0 кг) и пеллеты (гранулы) делают из коры, щепы, опилок, сучьев. Сырье измельчается в пыль, которая затем высушивается и прессуется при высокой температуре. Как пеллеты, так и брикеты обладают высокой калорийностью (теплотой сгорания). Брикеты находят своего потребителя в основном среди владельцев частных домов: при складировании они занимают меньше места, чем дрова: 1 т брикетов (около 1 куб. м) эквивалентна по теплотворности 3−4 куб. м дров.

Пеллеты имеют больше перспектив использования в промышленных масштабах для производства тепла и электричества, поскольку обладают высокой и постоянной насыпной плотностью, они удобнее при транспортировке; поджечь их легко, равно как и обеспечить автоматизированную подачу в котел для сжигания. При сгорании тонны биогранул выделяется 3,5 тыс. кВт·ч тепловой энергии, что в полтора раза выше, чем при сгорании дров, и практически соответствует показателю теплотворности каменного угля. В то же время пеллетное производство решает проблему утилизации отходов лесопереработки и низкокачественного леса и позволяет экономить на логистических расходах — вместо привозного угля теперь появляется возможность использовать местные возобновляемые ресурсы. Кроме того, пеллеты легко транспортировать, а топливное оборудование легко подключить — для этого не нужна привязка к магистральным трубопроводам, как, скажем, при использовании газа.

Наиболее высокую потребность в пеллетах демонстрирует европейский рынок, заметен также растущий интерес со стороны азиатских стран: к Южной Корее, которая в течение последних десяти лет наращивала потребление древесного биотоплива, присоединились Япония, Китай и Монголия.

Отметим, что Евросоюз сейчас — крупнейший регион не только по потреблению, но и по производству пеллет, его доля на мировом рынке составляет около 54%. Россия также является заметным игроком, и в последние несколько лет отечественные компании заметно усилили свое присутствие. Так, согласно информации Росстата, по итогам 2017 года они произвели 1,343 млн т древесных пеллет (это рекорд для нашей страны), большая часть которых была экспортирована в Европу и Южную Корею. По сравнению с 2016 годом рост объемов производства составил 30%, а Россия вошла в четверку крупнейших экспортеров этой продукции в мире.

Внутренний потенциал

При всех плюсах древесного биотоплива отечественные энергокомпании не спешат переводить свои станции с привычных угля и мазута на экзотическое пока для нас биотопливо. Увеличение спроса на пеллеты есть, но задают его небольшие компании. И ситуация не изменится, если не будет стимулирования со стороны государства, как это происходит в Европе и Японии, уверены производители и эксперты.

Старший консультант компании Poyry Management Consulting (специализируется на консалтинге в лесопромышленном секторе) Алексей Бесчастнов считает, что на сегодня в большинстве регионов России экономических резонов использования древесных пеллет нет из-за более низкой цены традиционных видов топлива — мазута, угля, газа или сжигания низкосортной древесины напрямую, без превращения в пеллеты. «Можно, конечно, субсидировать использование пеллет на отечественном рынке. Но даже если делать это по экологическим соображениям, в российских условиях все равно проще сжигать древесину напрямую, минуя пеллетное производство», — говорит эксперт.

Ориентированность на экспорт производства пеллет стала причиной того, что переработка древесных отходов в биотопливо оказалась включенной в Стратегию развития лесного комплекса РФ до 2030 года, разработанную в Минпромторге, как весьма важное направление промышленности. Предполагается, что общемировой годовой спрос на пеллеты к 2030 году может вырасти с сегодняшних 27 млн до 52–63 млн т в зависимости от реализации планов по увеличению доли возобновляемых источников энергии в мировом энергобалансе. Уровень спроса будет в основном определяться динамикой цены газа. В итоге Россия может претендовать на звание одного из мировых лидеров по производству древесного биотоплива, расширив свою долю на глобальном рынке пеллет до 5–8%.

Потенциал отрасли по производству древесного биотоплива велик, считает руководитель Информационно-аналитического агентства «Инфобио» Ольга Ракитова. На изготовление фанеры, пиломатериалов и другой полезной продукции идет всего лишь 40% древесины, а 60% — это отходы, которые могут стать хорошим биотопливом в виде пеллет, брикетов, щепы, говорит эксперт.

Николай Иванов, руководитель дирекции по связям с государственными органами Segezha Group (активно развивает производство пеллет), считает сектор биоэнергетики в лесной отрасли недооцененным и недоинвестированным: «Наша принципиальная позиция в том, что стратегия любой ответственной лесопромышленной компании должна базироваться на развитии биоэкономического потенциала, на системном снижении негативного воздействия на окружающую среду. Драйверами позитивных преобразований в экономике в лесопромышленном комплексе должны стать не только инновационные бизнес-модели и передовые технологии, но также и политические решения, и увеличение господдержки». Эксперт напоминает, что в стране действует Комплексная программа развития биотехнологий до 2020 года, но создать условия для устойчивого и последовательного развития биоэкономики, по его мнению, было бы намного легче при деятельном государственном участии. По сути, речь идет о создании безотходного производства, когда доверенный государством ресурс используется максимально и эффективно. Это позволит нарастить технологичность производства, одновременно снизив нагрузку на природу и себестоимость продукции.

В свою очередь, Ольга Ракитина считает, что государство должно прекратить дотирование использования угля в неугольных регионах или же предоставить те же льготы производителям пеллет. Тогда и у нас «расцветет биоэнергетика», подытоживает эксперт.