Вертикальный старт
Материалы выпуска
Город Next Инновации Вертикальный старт Инструменты «Сокращение ставок сделает ценовые войны неэффективными» Рынок Замедление обеднения Экспертиза Легковушки на общей платформе Инструменты Высокий рост с низкой базы Инструменты «Бренд Курильских островов уже сложился» Решения Угольщики на восходящем тренде Рынок Диверсификация как вызов Экспертиза E-commerce в промышленном масштабе Экспертиза «Лет десять назад нас слушали, а последние лет пять нас слышат» Инструменты В борьбе за туриста Инструменты «Для инвестиционного страхования важны макроидеи на долгий срок» Рынок «Университету нужно вобрать в себя функции инкубирования и акселерации» Инструменты
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Вертикальный старт
Перед новым правительством РФ уже поставлены амбициозные задачи. Деньги на их решение, скорее всего, будут изысканы за счет повышения налогов. А рост обеспечат крупные проекты государства и компаний с госучастием.
Фото: РИА Новости

Стабильность или стагнация?

Если ориентироваться на сведения официальной статистики, новый срок президента Владимира Путина и премьера Дмитрия Медведева начинается на фоне удовлетворительных экономических результатов. По данным Росстата, в 2017 году был зафиксирован рост ВВП на 1,5% в реальном выражении против спада на 2,5% в 2015 году и на 0,2% — в 2016-м.

«На текущий момент макроэкономическая ситуация в России достаточно благоприятная. Показатели госдолга низкие — 11,8% ВВП, бюджет сверстан весьма консервативно, рыночные цены на нефть существенно превышают заложенные в бюджет, при сохранении текущей ситуации по итогам года высока вероятность увидеть существенный профицит вплоть до 2% ВВП против заложенного дефицита в 1,4%», — перечисляет положительные моменты аналитик УК «Альфа-Капитал» Дарья Желаннова.

Вместе с тем особых поводов для оптимизма эксперты тоже не видят. «В целом мы вышли из рецессии, какого-то особого негатива не видно, однако проблема в том, что после кризиса не случилось выхода на хорошие темпы роста», — говорит аналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. Такое положение дел он связывает прежде всего с тем, что удар кризиса по потребительскому сектору был достаточно серьезным, доходы населения восстанавливаются очень медленно.

Действительно, темпы роста экономики порядка 1,5% в год не особо впечатляют. По этому показателю Россия уступает всем странам G7, не говоря уже о соседях по БРИКС Индии и Китаю, которые в прошлом году показали рост 6,7 и 6,9% соответственно. «Ситуация в экономике стабильная, я бы даже сказал стабильно застойная, — говорит директор аналитического департамента ИК «Локо-Инвест», бывший директор департамента макроэкономического прогнозирования Минэкономразвития Кирилл Тремасов. — В России по итогам первого квартала этого года рост экономики замедлился (1,3% по предварительной оценке Росстата. — РБК+), по итогам второго квартала тоже будет в пределах 1,5%. И это на фоне ускорения мирового экономического роста с 3,6 до 4% в год. Ничего позитивного с точки зрения экономического роста у нас не происходит».

Движение по указу

Почти за две недели до назначения нового правительства были обозначены его основные задачи — соответствующий майский указ Владимир Путин подписал 7 мая, сразу после инаугурации. Среди наиболее амбициозных целей, достижение которых запланировано к 2024 году, — повышение средней продолжительности жизни с нынешних 72,5 до 78 лет, вхождение России в число пяти крупнейших экономик мира, обеспечение темпов экономического роста выше мировых при сохранении низкой инфляции, ускоренное развитие инфраструктуры (в первую очередь — транспортной) и несырьевого экспорта.

В целом новый майский указ более амбициозен, чем прошлый, поскольку раньше был фокус на оборонную отрасль и социальную сферу, а сейчас акцент сделан на повышение темпов и качества долгосрочного экономического роста, считает Станислав Мурашов. Вместе с тем, по его мнению, в указе, как и раньше, по-прежнему очень много качественных целей и мало определенных количественных ориентиров.

Также эксперты отмечают, что в президентском указе обозначены цели, но отнюдь не методы их достижения. В указе практически отсутствует какая-нибудь информация о «промежуточных целях», позволяющая предположить, за счет чего можно достичь высоких темпов роста, отмечает профессор РАНХиГС, бывший зампред Банка России Константин Корищенко. По его мнению, попасть на пятое место по паритету покупательной способности в мире — это задача скорее «статистическая», многое зависит от того, как считать паритет покупательной способности. «Если же судить по абсолютным значениям ВВП, скажем, в долларовом выражении или в неизменных ценах, то при сегодняшней конфигурации макроэкономической политики непонятно, откуда могут взяться темпы роста», — говорит он.

Также очевидно, что предусмотренное указом президента развитие инфраструктуры и социальных программ потребует дополнительных бюджетных расходов. Премьер Дмитрий Медведев уже привел первые оценки: общая стоимость предусмотренных мер — 25 трлн руб., из которых 8 трлн не заложены в бюджетных проектировках, их придется изыскивать дополнительно.

Откуда правительство возьмет эти деньги, пока неизвестно, но эксперты уже строят предположения. Причем не особо оптимистичные с точки зрения бизнеса. «Что касается майского указа президента, здесь масса вопросов, — отмечает Кирилл Тремасов. — Пока абсолютно непонятны источники обозначенных в нем инвестиций. А также логика правительства, которое сейчас активно обсуждает повышение налогов, — речь идет об увеличении налога с продаж и об отмене льгот на НДС. Это выглядит странно — стимулировать экономический рост за счет повышения налогов. Подразумевается, конечно, что собранные средства будут проинвестированы в те проекты, которые обозначены в указе президента как приоритетные, однако и в теории известно, и на практике мы многократно могли убедиться, что эффективность государственных инвестиций — не особо высокая». По оценкам Кирилла Тремасова, возможное увеличение налоговой нагрузки приведет к увеличению инфляционного фона в экономике, а в течение года-двух после повышения налогов может вызвать еще большее замедление экономического роста, вплоть до его полной остановки.

«Мне кажется, что экономическая политика правительства будет выглядеть следующим образом. Будет попытка максимально мобилизовать ресурсы вне нефтегазового сектора, сэкономить на трансферте в Пенсионный фонд путем повышения пенсионного возраста и повысить некоторые несырьевые налоги — например, отменив льготные ставки НДС», — прогнозирует Станислав Мурашов.

Идеи роста

Традиционный для российской экономики риск снижения нефтяных цен в текущей ситуации эксперты считают в среднесрочной перспективе не особо существенным в первую очередь из-за напряженной международной обстановки. Одной же из самых существенных угроз они называют возможность дальнейшего ужесточения западных санкций. «Основной риск — дальнейшее обострение геополитической ситуации, — полагает Дарья Желаннова. — По заявлениям американской стороны, пока новую порцию санкций вводить не планируется, тем не менее нет оснований полагать, что санкционное давление прекратится, — скорее всего, в долгосрочной перспективе тренд на ужесточение продолжится».

Константин Корищенко считает, что самый большой негативный эффект от санкций заключается в усложнении работы финансовой системы: «В целом санкции оказывают замедляющее действие на экономику. В терминах ведения бизнеса санкции можно сравнить с повышением стоимости и уменьшением объемов доступного капитала».

Отметим, что доступность капитала для бизнеса на внутреннем рынке, по мнению экспертов, в ближайшее время также существенно не повысится в том числе потому, что процентные ставки в экономике уже не будут снижаться столь высокими темпами, как в 2016–2017 годах (напомним, что в конце апреля Банк России взял паузу в снижении ключевой ставки, оставив ее неизменной).

В таких условиях основным источником роста должны стать именно государственные инвестиции и инвестиции госкомпаний. Станислав Мурашов напоминает, что за прошлый год доля инвестиций всего частного сектора, не считая нефтегазовые и инфраструктурные компании, в общем объеме инвестиций в основной капитал составила всего порядка 10–15%. «Думаю, что такая ситуация сохранится и впредь и никаких инвестиций в малые предприятия не будет, — прогнозирует он. — И нам в первую очередь стоит надеяться на госсектор в широком понимании, то есть консолидированный бюджет плюс бюджет госкомпаний. Я связываю все факторы роста российской экономики с бюджетом и госкомпаниями, а не с частными инвестициями, не с повышением производительности труда, не с импортозамещением и не с заниженным курсом валюты, который может помогать экспортерам».