«Спортивный паркет — и никакого линолеума»
Материалы выпуска
Инвесторы в бюджетном настроении Экспертиза За бренд в ответе: какие риски несут продавцы и покупатели франшиз Решения Прибыль по указке: как с франшизами передается опыт Инструменты «Спортивный паркет — и никакого линолеума» Инструменты «Барбершоп — оптимальный вариант для старта» Инструменты «Формат Coffee to Go сильно забрал рынок у всех остальных» Инструменты «Инвесторы рассматривают прачечные как выгодное и эффективное вложение» Инструменты
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
«Спортивный паркет — и никакого линолеума»
О важности сильного бренда для фитнес-клуба и о том, почему этому бизнесу не мешает популярность бега, РБК+ рассказал директор направления «франчайзинг» World Class Игорь Шашкин.
Фото: Ксения Колесникова для РБК

— После продолжительного роста рынок фитнес-услуг в кризис довольно сильно просел. При этом интерес к фитнесу, согласно опросам, в последние годы у россиян только растет. Как, по вашим оценкам, чувствует себя отрасль?

— Мне странно слышать, что был сильный спад. Вопрос, как считать. С точки зрения того, что упала доходность, — да, наверное, это происходило. Но в целом сейчас рынок растет. И если брать города нашей страны, то количество фитнес-клубов разного формата постоянно увеличивается. Люди в это инвестируют, потому что в целом интерес к здоровому образу жизни растет, это факт.

— В России все популярнее бег, воркаут, даже катание на самокате, не требующие посещений клуба. Насколько эта мода мешает бизнесу фитнес-клубов?

— Нам это только в радость, ведь это расширяет рынок для нас. Мы сами участвуем как компания в пропаганде подобных вещей, чтобы больше людей вовлечь в занятия спортом. Потому что даже катание на самокате подразумевает движение на свежем воздухе, а значит, укрепление организма. И в какой-то момент люди задумываются о том, что для продолжения радостных и безболезненных занятий ездой на самокате или бегом как минимум позвоночник должен быть укреплен. Поэтому рано или поздно бегуны и прочие спортсмены-любители становятся нашими клиентами, так как фитнес-клуб дает отличную базу для занятий любыми активностями.

— Какие услуги фитнес-клубов сейчас наиболее востребованы?

— Групповые занятия традиционно востребованы. Среди них есть проверенные временем, и в наших клубах в том числе. На рынке появляются и новые виды программ, к которым сразу возникает интерес. Вот у нас, к примеру, последняя новинка — Soft Fitness, это щадящая программа для тех, кто не может выдерживать интенсивный тренинг в течение 50 минут. Тем не менее это фитнес, и это групповое занятие. Что касается тренажерного зала, то, наверное, число людей, которые хотят накачать мускулатуру, уменьшается. Люди все больше уходят в функциональные тренировки, которые позволяют держать баланс массы тела и здоровья. Поэтому именно этот сегмент будет развиваться.

— У вас есть такое направление, как тренировки на свежем воздухе. Оно пользуется популярностью?

— Это направление мы активно развиваем. Я считаю, мы лидеры в этой области. В прошлом году запустили «фитнес-контейнер» Gym Station — такой мобильный тренажерный зал, который устанавливается в парках (есть, например, в московском Парке Горького). Там все необходимое оборудование для того, чтобы могли одновременно заниматься группы по 10–20 человек. Естественно, все это с тренером на свежем воздухе. То же самое делают наши франчайзи — в частности, наши партнеры в Тбилиси уже развивают аналогичный формат тренировок.

— Времена полуподвальных «качалок» ушли в прошлое, но насколько важен потребителю сильный бренд и премиальное оформление клубов?

— Бренд фитнес-клуба формирует доверие людей к тому, что там будет происходить. Поэтому мы за соответствием клубов наших партнеров бренду следим особенно тщательно. Для нас очень важно соблюдение требований к тому, что делается от имени нашего бренда. Если взять премиальное оформление клуба, то важно не столько его, условно, сделать из дерева и гранита, сколько качественно оформить спортивные зоны. Наши клубы не музей, они все-таки про спорт. Мы придерживаемся жестких правил: если это зал групповых занятий, значит это обязательно спортивный паркет, специальное покрытие. И никакого линолеума или обычного деревянного пола. Это касается всего, что есть в наших клубах. И это стоит денег. Вы можете зайти в более дешевый клуб, и вам, возможно, будет некомфортно из-за качества воздуха в тренажерном зале. В том числе и в этом как раз отличие премиального клуба от обычного.

— У World Class 45 франчайзинговых клубов в городах России и странах СНГ. Отличается ли бизнес в зависимости от страны или города? Одинаковы ли клубы, скажем, в Белгороде и Бишкеке?

— Разница есть в цене абонемента, потому что каждый город диктует свои правила с точки зрения ценообразования. Доходы населения в Белгороде отличаются от доходов населения в Бишкеке или еще где-то. Что же касается всего остального, то есть, конечно, отличия во внутреннем пространстве, зонировании: где-то оно идеальное на двух уровнях, где-то на трех, где-то на одном. К качеству оборудования у нас одинаково жесткие требования. Вы будете переезжать из города в город и везде увидите, что у нас все спортивное оборудование — это топ-3 мировых производителей, и никаких других. Невозможно открыть World Class на оборудовании no name. Мы такого не допустим.

— Каковы условия сотрудничества с покупателями франшизы World Class? Сколько сейчас стоит открыть такой клуб, каков период окупаемости?

— Что такое открыть клуб? Клуб можно открывать «с земли», а можно открывать с использованием существующего помещения, поэтому инвестиции разные. Если есть здание, которое удовлетворяет нашим техническим требованиям, то дальше мы берем средние расчеты, которые есть либо у нас, либо у наших франчайзи, которые делятся с нами этими данными. Порядок расходов таков: инвестиции в квадратный метр составляют 40–60 тыс. руб. В среднем открыть клуб площадью 3 тыс. кв. м со всеми требованиями World Class стоит порядка $3 млн. Нюансы зависят от сложности здания, конструкции, оборудования. Для нас, к примеру, принципиален воздухообмен. Принципиально мыло в душевых. Оно должно быть, и это расход. Нет такого, что World Class стоит таких денег, потому что это World Class. Это неправда. Правда в том, что этих денег стоит любой качественный фитнес. Ну, а что касается окупаемости, то для варианта с готовым помещением это примерно пять-шесть лет.

— Из каких компонентов состоит бизнес-план? Что имеет в нем первостепенное значение?

— Я бы назвал, наверное, две вещи. Первое — мы даем полностью прогнозируемую операционную финансовую модель — то, как будет себя вести бизнес с момента начала продаж и в ближайшие десять лет. Все, включая расходы, налоги, которые они будут платить или не будут платить, в зависимости от того, какие объемы у клуба. А вторая важная составляющая нашей франшизы — мы отвечаем за то, чтобы бизнес-модель состоялась, чтобы клуб работал и зарабатывал. Нам не нужно, чтобы он стоял пустым. Если мы знаем, что у кого-то есть какие-то сложности, мы помогаем, предлагаем варианты решения, которые сработают с большой долей вероятности. Мы 25 лет сами этим занимаемся, у нас накоплен огромный опыт. Я называю это библиотекой знаний, которые, конечно же, мы передаем партнерам.

— Как организована система обучения персонала, повышения квалификации инструкторов?

— Схемы разные. Руководящий состав мы стараемся обучать здесь, в Москве. Всех наших франчайзи и их персонал обучают наши действующие сотрудники. Руководящий состав прилетает к нам, начинает со встречи в офисе, и дальше в рамках обучения у кого-то есть два, у кого-то большее количество дней, когда они «погружаются» в наши клубы и проходят практику в зависимости от занимаемой позиции. Но основная подготовка — это все-таки тренерский персонал. Наши лучшие тренеры, а в большинстве случаев они же и фитнес-менеджеры наших собственных клубов, вылетают на места и там проводят обучение персонала. Безусловно, при открытии клуба мы не берем на тренерские позиции людей с нуля. У нас есть некий портрет, который подразумевает в том числе знания анатомии, биомеханики человека. Проводим аттестации, смотрим зоны роста и по каждому сотруднику прописываем план действий.

— Как франчайзи могут рекламировать конкретный клуб?

— Реклама — это часть брендбука, поэтому, безусловно, есть жесткие требования, которые нельзя нарушать. Ну и мы сами этим занимаемся вместе с франчайзи. Если они не используют предлагаемый нами материал, то могут сделать свой, но обязательно согласовав с нами.

— Какие бывают ошибки у партнеров?

— Бывает, что со временем у франчайзи, и это касается не только нашего бренда, появляется мысль, что, мол, я и сам смогу. И вот он открывается уже под собственным брендом на том же рынке или на другом, но каких-то грандиозных успехов не достигает. Просто потому, что доверие к бренду все-таки формирует лояльность потенциальной аудитории, и чтобы из премиального сегмента уйти в другой, нужно в этом очень хорошо разбираться либо понимать, что риск существенный.

— Как обеспечивается безопасность клиентов? И как разрешаются споры с клиентом, если, не дай бог, случается травма?

— Есть требования отрасли в целом. Существуют жесткие правила, что если открыт тренажерный зал, то там должен быть дежурный тренер, который во время своего дежурства не должен никого тренировать. Он получает деньги за то, что следит, чтобы клиенты себе не навредили. Это касается тренажерного зала, бассейна. Безусловно, и детского пространства. При этом, естественно, все площадки застрахованы. В договоре прописана не только ответственность, которую мы несем перед клиентом, но и ответственность самого клиента за свою безопасность.

— Какова степень свободы франчайзи? Что они могут дополнять, а чего им нельзя менять ни в коем случае?

— Если опустить все, что касается брендбука, то ситуация такова. Например, наш партнер захотел внедрить в своем клубе авторскую фитнес-программу, и тогда мы, в идеале, должны ее тщательно протестировать и, если все методически грамотно, акцептовать. Но, как правило, наших собственных инициатив и новинок партнерам хватает. Также, если есть дополнительная инициатива на проведение мероприятий, мы не запрещаем, а стараемся оценить проект и задать вопрос: вам это зачем? Принесет ли это деньги, лояльность клиентов или это сугубо PR-мероприятие?

— Клиенты в регионах чем-то отличаются от столичных? Не по уровню дохода, а по философии?

— Мне кажется, когда московский клиент заходит в новый World Class, он заходит с мыслью «давайте, удивите меня!». А когда открываешь World Class в регионах, проникновение бренда идет за клубом. Не бывает такого, что в городе нет клуба, а о нас уже все знают, — мы пока не достигли этого уровня. Люди заходят, и первое, чего они хотят, — получить ответ на вопрос, почему World Class входит в премиальный сегмент. И наша задача — ответить им на этот вопрос.