«Цифра» с человеческим лицом
Материалы выпуска
Гонка роботов Инструменты «Ставим на рост рынка, но не рассчитываем на высокие показатели вдолгую» Инструменты «Цифра» с человеческим лицом Инновации Бенчмарк технического прогресса Рынок Уязвимая сеть Экспертиза Природоохранная грамота Решения
Инновации
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
«Цифра» с человеческим лицом
Ключевым ресурсом развития цифровой экономики Японии является не робот, а человек. Этот принцип может стать одним из основных и для России.
Фото: Reuters

Деловой потенциал

Россию и Японию связывают тесные торговые отношения; несмотря на санкции, японские компании продолжают инвестировать в российские проекты. На территории нашей страны работают сборочные предприятия японских автопроизводителей. С развитием совместных предприятий в автомобилестроении (например, по сборке двигателей) связывают встраивание России в высокотехнологичные сегменты цепочек добавленной стоимости в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Делегации представителей японских деловых кругов — завсегдатаи крупнейших российских форумов. В частности, в сентябре прошлого года на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) министры экономики России и Японии подписали заявление о сотрудничестве в области «цифровой экономики» и меморандум по обмену опытом в области повышения производительности труда. В мае этого года, во время визита премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Россию, был подписан план действий по реализации мероприятий в этом направлении. Диалог продолжится и на международной промышленной выставке «Иннопром-2018».

Японская сторона преследует цель укрепления имиджа страны высоких технологий, говорит востоковед, специалист по Японии и Китаю Татьяна Фрейденссон. «Однако в японской системе координат это вовсе не означает, что создается задел на будущие проекты, — может, да, а может, и нет. Так японцы поступают во всем остальном мире», — отмечает эксперт.

На данный момент сотрудничество стран по вопросу «цифровой экономики» ограничивается созданием, преимущественно на Дальнем Востоке, небольших образцово-показательных проектов. Нередко оно сводится к тому, что японские компании дарят те или иные решения муниципалитетам.

В качестве примера Татьяна Фрейденссон приводит оснащение улиц Владивостока «умными» светофорами компании Kyuosan Electric Manufacturing Co., а также ветровые установки, которые компания Nedo безвозмездно передала недавно муниципалитету Тикси в Якутии.

Между тем Япония является одним из лидеров цифровизации производства. В частности, страна входит в пятерку лидеров по внедрению промышленных роботов, занимая по количеству установленных в 2017 году «машин» второе место в мире после Китая. С 2015 года в Японии создается единая система технических стандартов для использования так называемого промышленного интернета вещей (Industrial Internet of Things, IIoT) и оснащения заводов технологией киберфизических систем (объединяет реальный мир оборудования и продуктов с виртуальным пространством для решения технологических задач).

И если с технологической точки зрения Япония придерживается западных подходов, то в отношении инструментов, позволяющих обеспечить мировое лидерство в новой индустриализации, у японцев свое видение.

Человеческий капитал

В пятом базовом научно-технологическом плане Японии (The 5th Science and Technology Basic Plan), опубликованном в 2016 году, ставка делается на развитие самого важного стратегического ресурса — человеческого капитала и создание Super Smart Society 5.0 («сверхинтеллектуального общества», или «Общества 5.0»), приводят данные аналитики международной J’son & Partners Consulting.

Одна из основных задач Society 5.0 — создание общества, в котором все люди смогут получать высококачественные услуги, где будут преодолены негативные различия по возрасту, полу, региону и языку и все смогут жить энергичной и комфортной жизнью. Поэтому значительная часть плана посвящена развитию национальной системы инноваций и реформе образования.

Концепция «Общества 5.0» призвана решить такие проблемы Японии, как сокращение населения и рост доли пожилых людей в его структуре, по словам руководителя департамента внешних и правительственных связей корпорации Mitsubishi Electric Уэмуры Норицугу, приведенным на сайте компании.

«Труд пенсионеров крайне важен, я уже не говорю об их уникальном профессиональном опыте. В концепции социально развитого «Общества 5.0» они получат новые возможности для трудовой деятельности посредством передовых технологий, которые упростят рабочий процесс», — говорил Уэмура Норицугу в интервью журналу «Экономические стратегии». По его словам, на данный момент пенсионный возраст в Японии составляет 60–65 лет, но фактически большинство японцев выходят на пенсию в 70 лет.

Концепция «Общества 5.0» закрывает локальные проблемы и потребности страны, однако представители японского бизнес-сообщества не исключают возможности ее реализации и на других территориях.

Персональная настройка

По уровню развития технологий Россию трудно сравнивать с Японией. Однако необходимость развития в России человеческого капитала, пожалуй, можно назвать схожей проблемой.

Продолжительность жизни и ее качество (в период «дожития») в России заметно отличаются от условий в развитых странах, отмечает завкафедрой робототехнических систем и мехатроники МГТУ им. Н.Э. Баумана Владимир Серебренный. Отодвигание границ пенсионного возраста в нашей стране, по его мнению, мера преждевременная и не способствующая развитию человеческого капитала. В первую очередь необходима системная роботизация и автоматизация важнейших отраслей экономики, таких как машиностроение и сельское хозяйство. Это позволит решить проблему слабого развития экономики, низкой производительности труда и невозможности обеспечивать стареющее население. Сегодня в России отставание показателя эффективности производства от мировых значений уже слишком большое, чтобы уповать только на рынок и не выстраивать комплексных мер государственного стимулирования.

Пример стран с высокой плотностью и растущей долей пожилого населения — Китая и Японии, например, показывает, что автоматизация и роботизация промышленности — это не путь в безработицу, а интеллектуализация человеческого труда. «Люди будут востребованы на более квалифицированных специальностях и перестанут по восемь часов в день выполнять тяжелые, монотонные, низкоквалифицированные операции», — отмечает Владимир Серебренный.

В России в высокотехнологичной сфере, с одной стороны, остро стоит кадровая проблема, а с другой — не учтен потенциал возрастного населения. «Люди после переучивания в 50–60 лет становятся очень успешными. Да и средний возраст создателей наиболее успешных стартапов — чуть более сорока лет. Есть стереотип, что мы благодаря достижениям медицины живем дольше, но глупеем и перестаем развиваться. На самом деле это не так», — говорит специалист по HR Алена Владимирская.

Людям нужно время и ориентиры для адаптации к новым технологиям. «Где искать знания, понятно — в Сети. Непонятно, что именно искать. Это действительно становится глобальной угрозой — поток новаций столь велик, что ты не сможешь найти решение или технологию просто потому, что не знаешь об их существовании», — отмечает эксперт рынка ИТ, пропагандист свободной платформы распространения знаний «Фаблаб» Илья Соболь.