Гонка роботов
Материалы выпуска
Гонка роботов Инструменты «Ставим на рост рынка, но не рассчитываем на высокие показатели вдолгую» Инструменты «Цифра» с человеческим лицом Инновации Бенчмарк технического прогресса Рынок Уязвимая сеть Экспертиза Природоохранная грамота Решения
Инструменты
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Гонка роботов
Для рывка российской промышленности нужны государственные инициативы и частные инвестиции.
Фото: Максим Богодвид/РИА Новости

Потенциал роста традиционных производств исчерпан. С 2011 года в большинстве индустриально развитых стран темпы роста производительности труда не превышают 1% в год — это вдвое меньше, чем в периоды подъема в конце 1990-х и начале 2000-х годов. Такие данные приводят аналитики Центра стратегических разработок (ЦСР) в докладе «Новая технологическая революция: вызовы и возможности для России». Дальнейший рост производительности может обеспечить только комплексный переход промышленности на цифровые технологии.

«Цифровая экономика» вышла за пределы новых рынков и оцифровки отдельных отраслей, ее развитие связано с четвертым этапом индустриализации: оцифровыванием производственных и бизнес-процессов, кооперационных цепочек вплоть до дистрибуции (услуг/сервисов, потребления и торговли), отмечают в отчете «Перспективы Индустрии 4.0 и цифровизации промышленности в России и мире» аналитики международной компании J’son & Partners Consulting.

Перевод в «цифру» всего цикла создания продукта от проектирования и разработки до продаж — вопрос ближайшего будущего, уверен директор Фонда развития промышленности (ФРП) Роман Петруца. «Повсеместное распространение получит 3D-печать, произойдет автоматизация рабочего места с интерактивными помощниками. Вырастет роль нематериальных активов: интеллектуальной собственности, уникальных решений, аддитивных технологий», — отмечает он.

По оценке ЦСР, уже в 2025–2035 годах произойдет глубокая трансформация промпроизводства, включая повсеместное внедрение сенсоров и датчиков, распространение роботизированных и автоматизированных систем, масштабирование применения дополненной, виртуальной реальности и искусственного интеллекта, а также подключение технологических объектов к индустриальному интернету.

Западные исследования прогнозируют еще более быстрые темпы: 67% компаний металлургической отрасли достигнут продвинутого уровня цифровизации производства уже к 2020 году, приводит данные исследования «Промышленность 4.0»: создание цифрового предприятия» международная PricewaterhouseCoopers (PwC). В частности, доля компаний, проектирующих и разрабатывающих продукцию в «цифре», достигнет 63%, аналогичные показатели ожидаются и по числу предприятий, использующих решения для доступа клиентов к системам производства.

Планы цифровизации затрагивают всю цепочку создания стоимости и предполагают объединение данных в режиме реального времени как вверх, в операциях с поставщиками, так и вниз, с клиентами, включая послепродажное обслуживание и последующую переработку или утилизацию в конце срока службы продукции.

Ожидаемый эффект — ежегодное снижение операционных затрат в среднем на 3,6% для компаний всех промышленных секторов, отмечают в PwC.

Китайская роботизация

Эффекты от цифровизации экономики тем мощнее, чем сильнее развиты традиционные отрасли, сфера услуг и кооперационные связи между ними, отмечают в J’son & Partners Consulting. «Преимущество получат те страны, в которых существуют здоровая производственная и эффективная воспроизводственная системы», — говорится в аналитическом отчете компании.

В частности, рост промышленности Китая в 14 раз за прошедшие 20 лет обеспечил стране базу для цифровизации, считает генеральный директор J’son & Partners Consulting Светлана Водянова. «Страна освоила производство самых сложных видов оборудования и стала крупнейшим мировым производителем и экспортером hitech-продукции», — заявила она на XII Петербургском Партнериате малого и среднего бизнеса в марте этого года.

На протяжении последних пяти лет Китай удерживает позиции крупнейшего рынка промышленной робототехники с большим ростом продаж, говорит вице-президент Национальной ассоциации участников рынка робототехники (НАУРР) Алиса Конюховская.

В прошлом году, по данным International Federation of Robotics (IFR), в Китае было установлено около 138 тыс. промышленных роботов, в Южной Корее — 40 тыс., в Японии — 38 тыс., в США — 33 тыс., в Германии — 22 тыс.

Опыт Китая и США в автомобилестроении показывает, что повышение степени роботизации увеличивает эффективность производства, повышает конкурентоспособность компаний и увеличивает объем выпускаемой продукции, что, в свою очередь, приводит к расширению производства и способствует увеличению числа занятых, говорится в ежегодном докладе НАУРР «Промышленная робототехника в России и в мире».

Роботизация производств — один из элементов цифровизации и важный показатель ее темпов, отмечает заведующий кафедрой робототехнических систем и мехатроники МГТУ им. Н.Э. Баумана Владимир Серебренный. И на Западе, и в азиатских странах, по его словам, темпы роботизации производств и цифровизации в целом — это результат целенаправленной, комплексной системы развития промышленности.

Германия приняла стратегию «Индустрия 4.0» в 2012 году, Франция запустила программу «Новая промышленная Франция» в 2013-м, в КНР программа «Сделано в Китае — 2025» реализуется с 2015 года, Япония с 2016 года руководствуется планом развития науки, технологий и инноваций.

В России в 2015 году также был создан своего рода институт развития «Национальная технологическая инициатива» (НТИ), в прошлом году одобрена первая «дорожная карта» развития восьми отраслей промышленности. Ее цель — увеличение доли России на рынке услуг «фабрик будущего» минимум до 1,5%. Сегодня глобальный рынок оценивается примерно в $773 млрд, а доля России на нем составляет лишь 0,28%.

В России сегодня основным потребителем робототехнических решений также является автомобилестроение. На предприятиях отрасли устанавливается до 40% ввезенных в страну роботов. Однако в целом показатели внедрения промышленной робототехники в стране очень невысоки. По предварительным подсчетам НАУРР, в 2017 году в России было установлено 713 промышленных роботов.

Крайне низка и стартовая производительность труда: по данным ЦСР, производительность за один человеко-час в США составляет в стоимостном выражении $68,3, в ОЭСР — $50,8, в России — $25,9.

Точечная оцифровка

Крупные российские предприятия всех производственных отраслей — промышленности, сельского хозяйства, транспорта — стремятся стать цифровыми. Это требования глобального рынка, говорит Владимир Серебренный.

«Производственные модели АвтоВАЗа и КамАЗа, например, уже соответствуют уровню мировых концернов, их роботизация довольно высокая. Однако конкурентоспособные российские производства можно по пальцам перечесть», — отмечает он.

Автоматизация, роботизация производств и интеллектуализация человеческого труда становятся сквозными технологическими процессами для всех отраслей.

«Промышленное выращивание многих культур уже невозможно представить без использования спутниковых навигационных систем ГЛОНАСС/GPS. Даже самый квалифицированный механизатор зачастую не способен обеспечить необходимую точность. А при использовании техники с подруливающими устройствами, управляемыми навигационной системой, такая точность достижима», — отмечает руководитель агродивизиона агрохолдинга «АФГ Националь» Алексей Попов. Внедрение этой техники, по его словам, повысило урожайность и качество продукции. «Умные» системы хранения позволяют достигать стопроцентной сохранности продукции в течение длительного времени. Датчики на сельхозтехнике контролируют расход ГСМ и отслеживают ее перемещение. Система начала внедряться на предприятиях «АФГ Националь» пять лет назад и быстро себя окупила.

«Оцифровка» рисовых полей с помощью беспилотных летательных аппаратов и разработка на основе полученных данных технологических карт позволят детально рассчитывать трудозатраты, количество топлива, график использования техники, а также объемы вносимых удобрений и средств защиты растений. Точное планирование технологического цикла — гарантия урожайности и снижения себестоимости производства, говорит Алексей Попов. Однако массовое внедрение «умных» технологических решений, по его мнению, пока по силам только крупным компаниям. В США средний уровень проникновения технологий точного земледелия, например, оценивается в 30–50%, причем половина пользователей — это средние и мелкие фермеры.

Кроме того, нехватка собственных проработанных и адаптированных к российским условиям и бизнес-моделям комплексных ИТ-решений вынуждает наших производителей внедрять отдельные зарубежные технологии.

Подтянуть эффективность процессов к стандартам развитых стран — настоящий вызов для большинства наших предприятий, согласен основатель компании Navigine (разработчик систем индур-навигации на промышленных предприятиях) Олег Демидов: «Полная цифровая трансформация, включая создание «цифрового двойника» предприятия, — колоссальные затраты, которые себе могут позволить далеко не все компании. Поэтому некоторые инвестируют в цифровизацию лишь отдельных процессов, что приводит к сильно фрагментированной экосистеме цифровых решений».

В первую очередь оцифровываются ключевые производственные процессы, которые поддаются автоматизации, отмечает Олег Демидов: «Идет активное внедрение промышленных роботов в регулярных повторяемых процессах».

Промпредприятия используют цифровые технологии там, где это позволяет быстрее сократить издержки, повысить конкурентоспособность и эффективность бизнеса, говорит заместитель генерального директора КРОК Александр Лопухов.

Доступность передовых технологий для отечественных производителей должна повысить новая программа финансовой поддержки ФРП «Цифровизация промышленности», считает Алиса Конюховская. Займы размером от 20 млн до 500 млн руб. по ставке от 1 до 5% в зависимости от страны-производителя используемого ПО, по данным ФРП, направлены на развитие систем управления производством и обработки данных, проектирования и разработки продуктов, внедрение роботизированных комплексов и 3D-принтеров.

По словам Романа Петруцы, высокие затраты и отсутствие на рынке доступного капитала сегодня — основные барьеры на пути внедрения передовых технологий.

Помимо указанных шагов целесообразно реализовать и ряд мер, стимулирующих предприятия проводить роботизацию. Это сокращение сроков амортизации вновь закупаемых роботов, разработка системы лизинга отечественной робототехнической продукции в целях снижения налоговой нагрузки на бизнес.

Владимир Серебренный полагает, что комплексная автоматизация должна быть заложена во все отраслевые программы развития. Это вкупе с экономическими стимулами — сокращением сроков амортизации роботов, развитием лизинга отечественной робототехники и необходимых финансовых инструментов — позволит добиться общесистемного эффекта.