Бенчмарк технического прогресса
Материалы выпуска
Гонка роботов Инструменты «Ставим на рост рынка, но не рассчитываем на высокие показатели вдолгую» Инструменты «Цифра» с человеческим лицом Инновации Бенчмарк технического прогресса Рынок Уязвимая сеть Экспертиза Природоохранная грамота Решения
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Бенчмарк технического прогресса
Растущее потребление меди в мире отражает высокий уровень технологического развития, но может обернуться ее дефицитом.
Фото: Пресс-служба

Цена меди несколько лет подряд растет, следуя за спросом. В июне текущего года на Лондонской бирже металлов (LME) она стоила в среднем около $6,6 тыс. за тонну, а годом ранее — $5,8 тыс. Однако введение США ввозной пошлины 25% на импорт металлов охладило рынок — цены на медь начали падать из-за опасений торговых войн, к концу июня они снизились почти на 2,3% по сравнению с маем. По прогнозу международного исследовательского агентства International Copper Study Group (ICSG), в 2018 году рост цен на медь не превысит 0,5%, несмотря на высокий спрос.

Риски дефицита

Эксперты главным драйвером медного рынка называют Китай, там сосредоточена большая часть мирового производства электронных товаров, для изготовления которых требуется медь. Согласно данным ICSG, если потребление рафинированной меди в январе текущего года выросло в мире на 5,5% по сравнению с тем же периодом прошлого года, до 2,018 млн т, то в Китае — на 9% при росте производства металла в стране на 8%.

Участники рынка даже прогнозируют дефицит меди в недалекой перспективе. По словам Арно Суаре, главы медного подразделения мирового гиганта группы Rio Tinto, рост потребления меди в некоторых отраслях, например в производстве электромобилей, приведет к расширению спроса в ближайшие годы, тогда как предложение будет отставать. Об этом он говорил на Всемирной конференции по меди в Сантьяго (Чили) в апреле текущего года. Арно Суаре считает, что после 2020 года возникнет нехватка меди, которая в дальнейшем будет нарастать.

Схожего мнения придерживается и Теро Виеррос, директор по продажам международной компании Outotec (проектирование и производство технологического оборудования для горно-обогатительной, металлургической, химической и энергетической промышленности). Количество используемой меди на душу населения отражает уровень технологического развития той или иной страны, считает он. «Несмотря на то что почти вся медь может повторно использоваться без потерь в отношении качества, мировое потребление растет настолько быстро, что новые месторождения должны открываться непрерывно, — поясняет Теро Виеррос РБК+. — А новые месторождения медной руды, как правило, более бедные и сложные по минеральному составу. Поэтому для производства прежнего количества металла требуется переработать большее количество руды и затратить большее количество энергии».

Что в запасе

По словам профессора кафедры цветных металлов и золота НИТУ МИСиС Александра Фролова, в России разведанных запасов меди хватит еще на 150 лет. Причем наша страна по этому показателю далеко не на первом месте, основные запасы сосредоточены в Латинской Америке. Эксперт также прогнозирует рост спроса на медь в связи с развитием научно-технического прогресса.

Основные производственные мощности медедобывающих предприятий сосредоточены в Южной Америке, пояснили в Технологическом университете Уральской горно-металлургической компании (УГМК). Здесь добывается 41,2% мировых объемов медной руды, 19,8% приходится на долю азиатских стран. Восточная Сибирь, Урал и Кольский полуостров располагают 5% мировых месторождений.

В УГМК уточняют, что спрос на металл будет расти благодаря использованию меди при производстве электроэнергии, а также увеличению производства электромобилей. И для удовлетворения растущего спроса новых шахт по добыче меди, считают специалисты университета, открывается недостаточно. Особенно это касается России, несмотря на запуск и подготовку некоторых проектов.

В 2017 году ГМК «Норильский никель» ввела в строй один из самых масштабных за последние пять лет промышленных проектов Сибири — Быстринский ГОК. Его мощность составит 10 млн т медной руды в год.

Из действующих месторождений стоит отметить Гайский ГОК, который занимает второе место в России по добыче меди. Этот ГОК является основной рудной базой УГМК. Еще один крупный отечественный игрок — Русская медная компания (РМК)  — в 2017 году приступил к разработке Томинского месторождения в Челябинской области производительностью 28 млн т в год. Запустить первую очередь проекта планируется в четвертом квартале 2019 года, вторую — в первом полугодии 2020‑го. Компания уже имеет опыт освоения подобных месторождений. На юге Челябинской области действует Михеевский ГОК, мощность которого составляет 18 млн т руды в год. Он был запущен в 2014 году. В прошлом году компания провела доразведку запасов месторождения, что позволило повысить их оценку с 400 млн до 629 млн т.

Также РМК сообщила, что готова инвестировать более $300 млн в свои активы по добыче и переработке меди в Казахстане. В частности, общий объем капитальных вложений в масштабный проект на Весенне-Аралчинском месторождении на границе России и Казахстана превысит $130 млн. Промышленная добыча руды начнется здесь в первом полугодии 2019 года, на проектную мощность рудник выйдет в 2020-м.

Выпускаемый на обогатительных фабриках РМК медный концентрат компания перерабатывает на мощностях металлургических заводов в Челябинской области с получением рафинированной меди. На предприятии «Карабашмедь» завершается программа модернизации производства черновой меди. Она позволит повысить производительность предприятия до 150 тыс. т в год, в том числе 130 тыс. т будет произведено из собственного минерального сырья. На Кыштымском медеэлектролитном заводе объемы производства медных катодов и медной катанки увеличились до 140 тыс. т в год по обеим позициям. Стоимость модернизации обоих цехов составила около 700 млн руб.

Запрос на экологию

Современные технологии позволяют не только вывести предприятия на более эффективный уровень производства, но и снизить отрицательное воздействие на окружающую среду, считают в РМК. Между тем, как напоминает директор по производству компании «НТЦ Геотехнология» Олег Савельев, в 2018 году вступили в силу изменения в законодательство, в соответствии с которыми источники вредных выбросов определенной категории должны быть оснащены автоматическими средствами учета и контроля объема (массы) выбросов загрязняющих веществ. Под этот норматив подпадает вся горная промышленность. В связи с этим предприятия должны активнее заниматься процессом перехода на использование более щадящих технологий. К ним относятся, например, методы взрывания, которые позволяют снизить сейсмическое воздействие. Этим задачам также отвечает использование высокопроизводительной техники, говорит Олег Савельев: чем она эффективнее, тем меньше ее требуется, тем, соответственно, меньше воздействие на экологическую обстановку. По его словам, все больше такой техники отечественного производства замещает импортную.

Сегодня в России, как во всех развитых странах, есть запрос на оптимальные экологические решения, считают в Outotec. Современные технологии позволяют создавать экологически эффективные предприятия, уменьшая вредное воздействие на все виды ресурсов — воздух, воду, землю, а как следствие, и на климат.

Например, горно-обогатительные предприятия стараются отказываться от традиционных методов складирования хвостов — отходов горно-обогатительного производства. Одним из эффективных способов решения проблемы в компании называют пастовое сгущение отходов (до пастообразного состояния). В результате уменьшается занимаемая хранилищем площадь, облегчается процесс рекультивации земель.

Предприятия также используют технологии по переработке отходящих газов металлургического производства c получением серной кислоты, обезвреживая их перед выбросом в атмосферу. Современные технологии газоочистки позволяют также улавливать вредные газообразные примеси, такие как халькогениды (фтор, хлор), исключать пылеобразование.

По мнению президента РМК Всеволода Левина, при текущей и прогнозируемой конъюнктуре рынка меди инвестиции компаний в новые и более безопасные для окружающей среды технологии добычи и производства меди себя оправдывают. Они позволяют соответствовать растущим экологическим требованиям, без чего невозможно ведение работы, и обеспечивают рентабельность бизнеса.