Гуру по профессии
Материалы выпуска
Гуру по профессии Рынок «Пытаться понравиться всем — это ключ к провалу» Инструменты Со здоровой головы Экспертиза «Шварценеггер стоит от $300 тыс.» Рынок «Бизнес-наставничество — это более перспективная альтернатива коучингу» Экспертиза «Тони Роббинс — номер один в мире» Инструменты Издатели поневоле Рынок «Когда приезжает Depeche Mode, не надо думать, как продать билеты» Инструменты «Многим кажется, что тренинги — это легкие деньги» Экспертиза «Цифровая эра снизила порог входа в нишу профессиональных тренингов» Рынок «Топовые коучи получают до €10 тыс. в час» Инструменты
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Гуру по профессии
Рынок коучинга и бизнес-тренингов в России оценивается в $100 млн. Однако сами коучи часто не представляют, чем именно они отличаются от бизнес-тренеров, чем вводят вводят в заблуждение и себя, и клиентов.
Фото: Bloomberg

Бизнес-тренер — это специалист, который занимается групповым обучением, проводит тренинги. «Чтобы быть тренером, человек должен быть компетентен в науке обучения взрослых — андрагогике. Не путайте с педагогикой — эта наука про обучение детей», — объясняет писатель и бизнес-тренер Никита Непряхин. По его словам, тренинг — это краткосрочная форма обучения, у которого может быть несколько конкретных целей. Например, тренинг по аргументации или кросс-культурной коммуникации, постановке целей, преодолению рефлексий и т.д.

В отличие от бизнес-тренингов коучинг ничему не учит. Это индивидуальная форма работы, задача которой — помочь человеку достичь поставленных целей. «Если ваша цель — стать миллионером, поправить здоровье или в принципе разобраться со своими желаниями — вам к коучу. Он в индивидуальной работе, направляя и ничего не навязывая, пытается с помощью наводящих вопросов осознанно привести человека к нужным результатам», — добавляет Никита Непряхин.

По данным ICF Russia Chapter (российское отделение Международной федерации коучинга, крупнейшей некоммерческой организации, объединяющей более 24 тыс. коучей в 117 странах), в России работают около 3 тыс. сертифицированных коучей и этот показатель постоянно растет.

Доцент кафедры теории менеджмента и бизнес-технологий РЭУ им. Г.В. Плеханова Инга Корягина называет рынком коучинга номер один США: «Его оборот приближается к $1 млрд. В среднем годовой заработок американского коуча около $60 тыс.». В свою очередь, ICF оценивает общеазиатский рынок коучинга в $113 млн, рынок Восточной Европы — в $70 млн.

Российский рынок сегодня в десять раз меньше американского, его оборот оценивается экспертами примерно в $100 млн.

Видовые особенности

Эксперты российского рынка коучинга и тренингов выделяют в нем несколько сегментов.

«Во-первых, на рынке до сих пор главными игроками являются лайф-коучи, которые предлагают техники быстрой трансформации жизни клиента. На деле через десять занятий клиент, пережив сильное воодушевление, часто испытывает обострение невроза. Деятельность коучей не лицензируется и фактически не требует специального образования», — рассказывает Елена Дугина, executive-коуч, бизнес-тренер, эксперт Института общественных наук РАНХиГС.

По ее словам, второе направление — это рынок бизнес-коучинга, или корпоративного коучинга, который только начинает развиваться в нашей стране. Его делят между собой бизнес-консультанты и психологи. «На таких сессиях у корпоративных клиентов есть возможность обсудить новые технологии управления, освоиться в новой должности», — говорит эксперт.

В основном в рамках таких сессий обсуждают вопросы, какие сценарии действий наиболее эффективны, а от каких можно отказаться, как оптимизировать управление временем или направить стресс на пользу делу.

В качестве третьего самостоятельного сегмента, по мнению Елены Дугиной, можно выделить executive-коучинг, или индивидуальное консультирование первых лиц — обычно собственников бизнеса или топ-менеджеров корпораций. К таким коучам предъявляются повышенные требования, начиная от образования и заканчивая внешним видом.

При выборе коуча для топ-менеджеров заказчики ориентируются на «сарафанное радио» — рекомендации предыдущих клиентов, а также личные впечатления самого топ-менеджера на предварительной встрече с коучем, уточняет руководитель HR-практики рекрутинговой компании Antal Russia Ирена Алекрицкая.

Четвертое большое направление — карьерный коучинг. Здесь, по мнению ряда экспертов, царит хаос. «На одной сессии-супервизии, которую я вела, коуч-психолог клиента, которого уволили, сказал мне: зато клиент теперь сможет спать с чистой совестью. Коуч даже не подумал признать свою ошибку», — рассказывает Елена Дугина.

По словам руководителя Центра аналитической информации ГК TeleTrade Сергея Лысакова, в последние годы российский рынок коучинга имеет тенденцию к еще большей сегментации: «Наблюдается спрос на групповой коучинг в корпоративном сегменте. Повышаются спрос и предложение на супервизию — так называют надзор одних коучей за другими, а также развитие специализаций. Внешний коучинг в крупном бизнесе заменяется на внутренний, благодаря чему снижается его стоимость и повышается эффективность. Большей востребованностью пользуются очные сессии коучей».

Тренер компании «Открытие Брокер» Анастасия Бандурина отмечает, что на сегодняшний день в России — преимущественно в Москве и Санкт-Петербурге — ключевыми игроками рынка являются Международный Эриксоновский университет коучинга, Международная академия коучинга и Международный университет Global Coaching. «Каждая их программа включает в себя теорию, практику и сертификацию как итоговый экзамен», — уточняет эксперт.

Однако обучение в этих структурах необязательно — сейчас коучем фактически может называть себя любой желающий.

От психологов до шарлатанов

Основной проблемой на российском рынке коучинга эксперты называют отсутствие единой системы сертификации качества предоставляемых услуг — таковая, например, действует в США.

К тому же в России, как отмечает доцент кафедры теории менеджмента и бизнес-технологий РЭУ им. Г.В. Плеханова Михаил Хачатурян, нет нормативной базы, регулирующей как сами отношения между коучем и его клиентом, так и характеризующей суть коучинговых услуг.

Разнится и цена вопроса. По словам Михаила Хачатуряна, стоимость сессии может колебаться от 3 тыс. до 150 тыс. руб. при групповой коуч-сессии и от 50 тыс. до 400 тыс. руб. — при индивидуальной.

Ставки в РФ и США при этом сопоставимы. По данным Инги Корягиной, средняя часовая ставка американского коуча для руководителя компании — $386, бизнес-коуча — $279, лайф-коуча — $190. В России стоимость индивидуального коучинга для физических лиц может варьироваться от 1,5 тыс. до 15 тыс. руб. за один час работы. Дифференциация стоимости зависит от статуса клиента.

Тарифы коучей из специализированных компаний за индивидуальную сессию начинаются с 10 тыс. руб. в час. Один корпоративный день коуча с репутацией может стоить от 75 тыс. руб. Если же клиент хочет, чтобы рабочее время ему уделил руководитель компании, гонорар обсуждается индивидуально, отмечает Инга Корягина.

По словам руководителя Академии Брайана Трейси Сергея Лауги, некоторые тренеры и консультанты стараются позиционировать себя коучами, хотя совмещение этих профессий с коучингом — очень непростое занятие: «Профессиональный коуч не консультирует и не рекомендует в рамках своих сессий». В свою очередь, дополнение тренингов коучинговой поддержкой профессионального коуча может в несколько раз улучшить результаты работы человека по сравнению с вариантом прохождения обычного тренинга.

Так, за рубежом есть ассоциации коучинга, у них есть определенные стандарты, и люди, которые туда входят, чаще всего являются профессионалами с опытом в бизнесе, чем тренерами или консультантами, — говорит Лауга. По его словам, отделения этих ассоциаций есть и в России, например филиал Международной федерации коучинга (ICF).

«Действительных специалистов в этой сфере не так много. Это создает негативный образ коучинга в России. Многочисленные «школы» коучинга предлагают пройти курсы за несколько недель, но такие курсы не могут сформировать специалиста», — полагает Сергей Лысаков.

По его словам, несмотря на присутствие на рынке в России крупных международных игроков, таких как ICF, правовых основ для работы коучей так и не появилось, этот сегмент регулируется в лучшем случае внутренними правилами. «Наиболее понятными и стандартизированными являются правила Международной федерации коучинга. Однако и они не являются достаточной гарантией профессионализма и адекватного подхода к решению проблем конкретных российских компаний», — говорит Сергей Лысаков.

По мнению Елены Дугиной, «сессии коучинга нередко подменяются сеансами психотерапии, что усиливает негативное восприятие коучей в нашей стране».

С другой стороны, считает Михаил Хачатурян, спрос на подобные услуги со стороны бизнеса очень высок, но сами бизнесмены часто не могут четко сформулировать, кто им нужен: коуч, маркетолог, бизнес-тренер или психолог.

«В отличие от непрофессионального коуча опытный коуч всегда хочет помочь клиенту достичь цели за меньшее количество сессий, — объясняет Сергей Лауга. — У него нет задачи каждую сессию давать какую-то мотивационную составляющую и «подсаживать» клиента на свои сессии: настоящий коуч сориентирован на то, чтобы клиент сначала четко и однозначно понял свои цели и достиг их наилучшим для него способом». По словам Сергея Лауги, профессиональный коуч всегда имеет контракт с клиентом, проговаривает, куда он идет в своих вопросах и каких вещей не касается в работе, четко очерчивает разделение ответственности. В рамках своих сессий коуч отвечает не за конкретные вещи или результаты клиента, а за процесс, за то, чтобы создать атмосферу для клиента — такую, чтобы тот понял, что он может изменить в своих действиях для более быстрого достижения цели, но в гармонии с собой, говорит Лауга.

Средний российский клиент коучинга, резюмирует эксперт, отстает на 10–15 лет от клиента в Европе или Америке в своей готовности работать с коучем. У нас люди предпочитают пока больше тренинги, чем коучинг. Для многих до сих пор некомфортна технология работы коучей; кроме того, распространено мнение, что коучи начинают залезать в душу и задавать непростые, иногда даже и очень личные вопросы, а к этому готов далеко не каждый. Однако в России уже есть достаточное количество профессиональных коучей, кому можно доверить свое развитие и развитие своих ключевых сотрудников.