Доход в цифре: как компании перестраивают бизнес-процессы
Материалы выпуска
Диджитализация сверху: какие институты модернизирует государство Решения Доход в цифре: как компании перестраивают бизнес-процессы Рынок «Цифровым бизнесам пока недостает децентрализации и прозрачности» Инструменты Умный потребитель: как цифровизация развивает спрос и предложение Инновации
Рынок
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Доход в цифре: как компании перестраивают бизнес-процессы
Аналитики называют РФ в числе стран — лидеров по цифровизации, доступности мобильной связи и интернета. При этом многие наши промпредприятия отстают по внедрению технологий от зарубежных конкурентов на пять—восемь лет.
Фото: Getty Images Russia

Глобально расходы компаний на цифровую трансформацию продолжают расти в среднем на 16–18% в год, считают в международном аналитическом агентстве IDC. По итогам 2017 года их объем превысил $1,3 трлн, а к 2021 году увеличится до $2,1 трлн.

Большая часть расходов на цифровую трансформацию ($662 млрд) будет направлена на технологии, которые поддерживают новые или расширяют существующие операционные модели. Второй по величине областью инвестиций ($326 млрд) станут технологии, которые преобразуют взаимодействие с клиентами, позволяя управлять лояльностью и создавать индивидуальные предложения.

Эти процессы будут строиться на базе внедрения технологий больших данных и искусственного интеллекта, интернета вещей (IoT), 3D-печати, дополненной и виртуальной реальности, робототехники и др.

Со своей стороны, в PwC выделяют три технологии, набирающие популярность в контексте цифровой трансформации. Это роботизация процессов, транзакционная аналитика и интеллектуальный анализ процессов.

К 2019 году 40% всех инициатив, связанных с цифровой трансформацией, будут поддерживаться когнитивными технологиями и искусственным интеллектом, считают в IDC. В другом аналитическом агентстве, Gartner, прогнозируют, что уже в ближайший год искусственный интеллект, интернет вещей вместе с блокчейн-технологиями станут главными областями стратегических инвестиций, и по итогам 2018 года объем этих сегментов глобально достигнет $3,7 трлн.

Информация становится все более значимой частью инвестиций ($240 млрд, по прогнозам IDC)  — она формирует новые конкурентные преимущества за счет повышения эффективности, возможности более быстрого запуска новых продуктов и услуг.

Трансформационные процессы охватывают способы производства и доставки продуктов и сервисов с привлечением цифровых инструментов. Постоянные и кардинальные изменения бизнес-среды требуют от компаний соответствующей скорости реакции и гибких решений. Соответствующая «перенастройка» бизнес-моделей и поддерживающей инфраструктуры необходима для сохранения конкурентоспособности в меняющемся мире, отмечает 71% компаний, опрошенных Enterprise Strategy Group (ESG) и Dell EMC.

Отрасли, которые больше всего инвестируют в цифровую трансформацию в 2018 году, по версии IDC, — дискретное производство ($214 млрд), профессиональные услуги ($133 млрд), технологическое производство ($132 млрд) и транспорт ($127 млрд).

По данным исследования компаний Huawei и Oxford Economics, возврат инвестиций, вложенных в цифровые инструменты, в 6,7 раза выше, чем в «нецифровые». При этом каждый потраченный на цифровые инструменты доллар добавляет к ВВП страны в среднем $20.

Инновационная емкость компаний в глобальной парадигме повышается, однако лидеры этого процесса уходят вперед все быстрее. По данным исследования консалтинговой компании BCG (проводилось среди более тысячи директоров по инновациям из разных стран), в 2018 году топ-50 самых инновационных компаний в мире возглавляют Apple, Google, Microsoft, Amazon и Samsung. Причем Apple занимает первое место каждый год начиная с 2005-го, а Google — второе место каждый год начиная с 2006-го. Эксперты BCG отмечают, что семь компаний из первой десятки цифровыми являются изначально. Российских компаний в списке топ-50 пока нет. По мнению Константина Полунина, главы экспертной практики по работе с государственным сектором в России компании BCG, в дальнейшем конкурентоспособность отечественных игроков на международном рынке будет зависеть от их способности разрабатывать и внедрять новые технологии — процесс, который должна ускорить утвержденная программа «Цифровая экономика РФ», мотивируя бизнес к более быстрым изменениям.

Экономика контрастов

По мнению Наталии Парменовой, генерального директора компании-разработчика ИТ-решений SAP CIS, уже сегодня Россия — одна из ведущих стран мира с точки зрения цифровизации многих отраслей, доступности мобильной связи и широкополосного интернета в масштабах всей страны. Цифровизация попадает в фокус большинства крупных компаний, которые переориентируют согласно этому тренду свои стратегии развития. Традиционные это держатели крупнейших бюджетов на информационные технологии.

По данным TAdviser, 26% от общего объема рынка ИТ составляют затраты банковского сектора, 25% — нефтегаза и по 7% — энергетики и промышленности. В процессы цифровой трансформации уже некоторое время назад включились «Сбербанк», ВТБ, НЛМК и пр.

По словам Наталии Парменовой, многие промышленные компании, например в металлургии, инвестируют значительные средства в поиск новых доходов, а также сокращение издержек с помощью инновационных технологий. В частности, «Северсталь» создала онлайн-магазин для продажи своих изделий b2b-клиентам напрямую на базе решения SAP Hybris. Совместные центры инноваций с SAP открыли НЛМК и «Металлоинвест», которые тестируют в том числе и решения на базе искусственного интеллекта и интернета вещей.

Крупные компании вынуждены не только отслеживать появление новых технологий и анализировать их применимость в бизнес-модели, но и затем приобретать дорогостоящие технологические решения. Для того чтобы интегрировать новую технологию в производство или в любой продукт, необходимо инвестировать не только в саму технологию, но и во внедрение. Подразумевается, что необходима либо адаптация технологии, кастомизация под бизнес-процессы и технологическую базу компании (оборудование и софт), либо существенная доработка имеющейся в компании технологической инфраструктуры, либо приобретение дополнительного программного обеспечения. Таким образом, расходы компании на цифровую трансформацию увеличиваются. И тем не менее крупный бизнес готов к инвестициям, связанным с новыми технологиями: приобретением, тестированием и внедрением.

Одним из примеров интеграции в производство или сектор госуслуг блокчейна, который бы позволил бесперебойно и прозрачно работать с огромными объемами данных, в России является системный интегратор Vostok. В Саудовской Аравии решения по внедрению предлагает крупнейший международный системный интегратор Ateon, который выступает посредником интеграции блокчейна в систему страхования и в судебную систему в рамках реализации концепции Smart City Дубая

Джордж Хелд, вице-президент по развитию цифрового и нового бизнеса «Вымпелкома», отмечает, что оператор уже не мыслит своей деятельности без big data. Например, компания открывает по десять новых магазинов в день, с помощью больших данных выбирая оптимальные локации для их размещения. А в call-центрах «Билайна» до 60% текстовых обращений обрабатывают чат-боты. «Мы верим, что цифровая революция по-настоящему изменит бизнес навсегда», — сказал Джордж Хелд в рамках дискуссии на летней дискуссионной площадке Binary District X Strelka при поддержке проекта Vostok.

Однако разрыв между лидерами и остальными игроками рынка все еще значителен. В среднем отставание российских предприятий от глобальных лидеров цифровизации составляет пять—восемь лет, считает Ксения Багинян, партнер EY, руководитель направления по оказанию услуг предприятиям промышленного производства и горнодобывающим компаниям в СНГ. По ее словам, многие российские предприятия не в состоянии самостоятельно профинансировать цифровое перевооружение производств.

С учетом того, как стремительно развиваются технологии, ежегодно появляются уникальные инновационные решения, которые позволят в перспективе повысить эффективность бизнеса, топ-менеджмент любой компании вынужден быть сильно интегрирован в глобальные отраслевые рынки и следить за международной технологической повесткой. Только с учетом обмена опытом и знаниями можно поспевать за работой коллег в индустрии и оставаться в рамках технологических реноваций. Петербургский экономический форму, Восточный экономический форум, форум в Давосе, Web Summit — тема глобальной цифровой трансформации бизнеса становится ключевой повесткой всех крупнейших деловых мероприятий. Бизнес охотно дискутирует, обсуждает технологические решения и делится опытом, и когда речь заходит о коммерческой эффективности и суверенитете бизнеса, никакие политические разногласия не способны заблокировать этот информационный обмен, сказал в своем недавнем выступлении в ходе Binary District X Strelka генеральный директор Bi Zone Дмитрий Самарцев.

Кадровый замах

Переход в цифровую экономику подразумевает не только инфраструктурную, но и кадровую готовность. По данным опроса работодателей, проведенного BCG, для совершения «цифровой революции» до 2025 года России потребуется 5,8–9,2 млн высококвалифицированных специалистов. При этом, по оценкам директора по персоналу госкорпорации «Росатом» Татьяны Терентьевой, сегодня только 17% занятых в экономике людей обладают необходимыми знаниями. Для активизации работы к весне 2019 года во всех российских государственных компаниях и корпорациях появятся новые топ-менеджеры — руководители по цифровой трансформации (CDO). Они будут заниматься внедрением технологий блокчейна, искусственного интеллекта, робототехники, интернета вещей и виртуальной реальности. Этот план находится в русле мировой практик, где процесс формирования цифровых команд только запускается.

Аналитики IDC прогнозируют, что четверть из топ-2000 компаний мира разработают необходимые программы цифровой подготовки специалистов до 2020 года. К этому же моменту 85% открытых для новых работников позиций будет подразумевать наличие навыков работы с аналитическими инструментами и искусственным интеллектом.