ТОР берет разгон
Материалы выпуска
ТОР берет разгон Экспертиза Битва за китайский рынок Решения «Усиление роли кластерного подхода заметно во всех секторах экономики» Инновации Не соей единой Инструменты «Инвестиционная политика продолжается» Рынок Корейский шанс Решения Приближающийся Восток Решения Рыба плывет на Север Решения «Необходимо на порядок повысить качество жизни на Дальнем Востоке» Инструменты Док в гражданском Инновации Социально ответственное освоение Инструменты «После строительства моста страна получает стратегически важные порты» Решения Сценарии для Колымы Экспертиза Развитие идет по проводам Инструменты
Экспертиза
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
ТОР берет разгон
За три года действия закона о территориях опережающего развития привлечено более 2 трлн руб. инвестиций. Количество резидентов год от года растет в разы, но масштабных иностранных проектов пока единицы.
Фото: Виталий Аньков/РИА Новости

Первым российским территориям опережающего развития (ТОР) исполняется три года — в 2015 году правительство одобрило три таких территории в Хабаровском крае и Приморье. Сегодня в Дальневосточном федеральном округе (он стал пилотным) работает 18 «опережающих» территорий.

Общий объем инвестиций в ТОР с момента запуска проекта превысил 2 трлн руб., дает оценку Минвостокразвития, благодаря чему будет создано (после выхода проектов на плановую мощность) более 42,9 тыс. рабочих мест. Лидерами среди субъектов по привлечению инвестиций стали Якутия (384, 9 млрд руб.), Сахалинская область (299, 5 млрд руб.) Амурская область (186, 6 млрд руб.), сообщается на сайте министерства.

Популярность режимов ТОР и Свободного порта Владивосток (СПВ) растет, говорит генеральный директор Корпорации по развитию Дальнего Востока (КРДВ) Денис Тихонов. «В 2016 году статус резидентов ТОР и СПВ получили 229 компаний, а к концу 2017 года их стало в три раза больше, и общий инвестиционный портфель перевалил за 2,5 трлн руб.», — уточняет Денис Тихонов.

За столь короткий срок можно увидеть только старт процесса и его динамику, говорит ректор РЭУ им. Г.В. Плеханова Виктор Гришин. Тем не менее ТОР уже приносят ощутимый результат, отмечает аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев. По данным Росстата, рост прямых инвестиций в экономику Дальнего Востока составил в прошлом году 17,1%, при том что в среднем по России этот показатель был лишь на уровне 4,4%. «Почти половину положительного прироста инвестиций дали компании, получающие поддержку с помощью новых механизмов развития Дальнего Востока, в частности ТОР, что составило более 101 млрд руб.», — говорит Алексей Коренев.

За счет государственной поддержки и объединения финансовых ресурсов бюджетов всех уровней «были проведены мероприятия по обеспечению ТОР объектами необходимой инфраструктуры — подведены инженерные коммуникации, построены подъездные автодороги, уточнены схемы транспортных пассажирских маршрутов», говорит профессор Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Сергей Раевский.

Среди значимых проектов Виктор Гришин называет трубный завод «Технониколь Дальний Восток» по выпуску теплоизоляции из базальтового волокна и бытовой химии. На Чукотке австралийская Tigers Realm Coal Ltd осваивает крупное угольное месторождение «Фандюшкинское поле». В Еврейской автономной области запущен Кимкано-Сутарский ГОК, идет подготовка к освоению месторождения графита, перечисляет эксперт. На Камчатке индийская Tata Power готовится к освоению Крутогоровского месторождения каменного угля. В ТОР «Комсомольск» формируется производственный кластер по выпуску комплектующих для самолетостроения и железнодорожной отрасли. В ТОР «Надеждинская» российско-японская компания «Мазда Соллерс Мануфэкчуринг Рус» создает производство двигателей. В этой же ТОР строятся завод по утилизации автомобилей и завод по производству электрокаров.

Денис Тихонов выделяет такие крупные компании, получившие статус резидентов ТОР и Свободного порта Владивосток, как Оловянная рудная компания (ТОР «Комсомольск»), «Международный аэропорт Петропавловск-Камчатский (Елизово)» (ТОР «Камчатка»), «НГК Ресурс» (ТОР «Николаевск»), а также «ВГК Транспортные системы» и «Морской порт «Суходол».

Результаты неплохие, «но старт самых масштабных по объемам инвестиций проектов еще впереди — в 2020–2025 годах», резюмирует Виктор Гришин. В 2018 году КРДВ планирует привлечь в ТОР 1,2 тыс. резидентов, рассказывает Денис Тихонов. В общей сложности соглашения о ведении инвестиционной деятельности в ТОР и СПВ подписали уже более 1120 компаний, добавляет он. При этом наиболее востребованной отраслью является обрабатывающее производство: 78% от общего количества резидентов ТОР и Свободного порта Владивосток реализуют свои проекты именно в этой сфере, резюмирует Денис Тихонов.

Первые трудности

Весной этого года представители Генпрокуратуры посетили дальневосточные регионы, в которых реализуются проекты в режиме ТОР, и выявили ряд нарушений в том, как операторы проектов со стороны государства выполняют свои обязательства по строительству инфраструктуры. Так, замгенпрокурора РФ Юрий Гулягин вынес четыре предостережения чиновникам Приморского края о срыве строительства инфраструктуры в ТОР «Михайловский» и «Надеждинская».

Что касается резидентов, то доля несостоявшихся проектов — менее 0,5%, говорит аналитик ИК «Фридом Финанс» Анастасия Соснова. Не справились с заявленными проектами, например, Дальневосточная сельскохозяйственная компания, «Дальстройторг», «Эпсилон-2» и «Самарга-Холдинг», перечисляет она. С Дальневосточной сельскохозяйственной компанией соглашение было расторгнуто в судебном порядке, назначены штрафные санкции. Бывший резидент собирался строить две молочные фермы на 2,4 тыс. голов и свиноводческий комплекс на 108 тыс. голов, однако не предоставил КРДВ результаты инженерных изысканий и проектную документацию. Помимо перечисленных 11 резидентов дальневосточных ТОР с 2015 года расторгли договоренности по соглашению сторон.

Среди резидентов пока мало иностранцев, отмечает Алексей Коренев, причем инвестиции из Литвы или с Кипра вполне могут оказаться российскими, идущими из офшоров. Примеров работы иностранных резидентов немного, но они есть, говорит Сергей Раевский: так, японская компания «Джей Джи Си Эвергрин» в декабре 2017 года запустила вторую очередь комплекса тепличного хозяйства.

Основными проблемами развития ТОР остается рынок сбыта продукции и услуг, говорит Сергей Раевский, сбыт непросто найти на Дальнем Востоке с его малочисленным населением. Резиденты надеются на перспективы экспорта продукции в Китай и страны АТР, говорил курирующий Дальний Восток вице-премьер Юрий Трутнев во время своего визита в Пекин в декабре 2017-го. Налицо и интерес китайских инвесторов к ТОР, заявлял Трутнев: китайские инвестиции составляют 85% всех иностранных инвестиций, привлеченных на Дальний Восток. Китайские инвесторы представлены, например, в ТОР «Приамурская», где компания «Мэн Лань Син Хэ» инвестирует в строительство нефтеперерабатывающего завода, а производственная компания «Юбо-Сумотори» налаживает выпуск автомобилей в Свободном порте Владивосток.


Чем ТОР отличается от ОЭЗ

Создание ТОР было анонсировано в 2013 году в Послании президента РФ Федеральному собранию. Через год появился закон, который вводит разграничение между ТОР и другими территориями со специальными режимами хозяйственной деятельности — особыми экономическими зонами (ОЭЗ), закрытыми административно-территориальными образованиями (ЗАТО), зонами территориального развития. В 2015 году вышел закон о Свободном порте Владивосток. Состав льгот в этой зоне близок к тому, что существует в ТОР. В отличие от ОЭЗ ТОР создаются под конкретного крупного инвестора или пул инвесторов. Инициатива инвесторов изучается на региональном уровне и передается в уполномоченный федеральный орган, окончательное решение принимает правительство РФ. Государство в лице оператора (например, Корпорации по развитию Дальнего Востока) берет на себя обязательства по созданию инфраструктуры. Режим ТОР вводится на 70 лет (режим особой зоны — на 49 лет) и может быть продлен (в ОЭЗ — нет). До 1 января 2017 года ТОР могли создаваться только в Дальневосточном федеральном округе и моногородах. В режим ТОР намеревались преобразовать правовой режим, действующий в Калининградской области, но процесс пока не завершился. Вне Дальнего Востока ТОР в моногородах созданы, например, в Смоленской, Белгородской, Кемеровской, Ивановской и Новгородской областях.

Резиденты ТОР освобождены от уплаты налога на имущество и земельного налога, налога на прибыль в региональный и федеральный бюджеты в течение пяти лет с момента получения первой прибыли, на последующие пять лет ставка налога снижена с 20 до 10%, сказано в федеральном законе. Кроме того, размер страховых взносов сокращен с 30 до 7,6%. В ТОР действует режим свободной таможенной зоны, применяются также ускоренная процедура возмещения НДС, льготные ставки аренды недвижимости и упрощенные условия привлечения иностранной рабочей силы.